Живая Гурченко: рок-певица Босая сыграет звезду советского кинематографа

"Это не биографическая вещь, а монолог души"

8 августа 2017 в 18:49, просмотров: 5887

Вот и театр после сериала занялся Людмилой Гурченко. Она стала главной героиней нового спектакля Андрея Житинкина с несколько шокирующим названием «Людмила Гурченко. Живая». Ее судьба, известные личности, некоторые из которых еще живы, конечно же, знаменитые песни — все это, по мнению постановщика, поможет раскрыть нам неизвестную икону стиля. Так называли Людмилу Гурченко.

Живая Гурченко: рок-певица Босая сыграет звезду советского кинематографа
Галина Босая в роли Гурченко. Фото: Алексей Никишин

— Это не биографическая вещь, а как бы монолог души, моноспектакль, — рассказывает «МК» Андрей Житинкин. — Пьеса сразу попадает в сердце зрителя, потому что связана со временем, в котором звучат знакомые всем песни, знакомые всем имена. Для драматурга Михаила Волохова это такой момент осмысления: ведь до сих пор к Гурченко не подходили как к личности в истории, не пытались понять, что она значит для истории нашей культуры и вообще истории страны.

Ведь после «Карнавальной ночи» у нее практически не было ролей — КГБ все перекрыло. Да она сама об этом не раз говорила: ведь после «Карнавальной ночи» ее, звезду, звали в посольства разных стран, на приемы. И, используя это, в КГБ ей предложили про все и про всех писать — кто с кем говорил, кто с кем выпивал. Она отказалась, поэтому до фильма «Старые стены» у нее такой провал в кинобиографии. Числилась в Театре киноактера, где, по сути, ничего не играла, моталась с концертами по стране, с них кормила семью.

Спектакль начинается со сцены, где маленькая Люся в Харькове во время войны чуть не попала с матерью в немецкую душегубку. Это такой отсыл к фалорисскому быку, известному античному мифу: людей засовывали в медного быка (под ним был огонь), и адский стон людей становился стоном этого быка. Людмила Марковна избежала мученической смерти, потому что в последний момент они с матерью выскочили из машины-душегубки, но сам факт наложил страшный отпечаток на ее дальнейшую жизнь.

Свою пьесу о Гурченко Михаил Волохов строил на основе ее книги, многочисленных интервью, но мотивы сочинил свои, несколько фантастические. Так возник образ Алена Делона. Почему именно он, а не какой-нибудь другой легендарный артист?

— А при чем здесь Ален Делон? — спрашиваю Житинкина.

— Они родились в один год. Она увидела его на экране и полюбила на всю жизнь. И в то время, когда он работал за другие деньги, она бедствовала. Так что здесь идут две параллельные истории — карьера Гурченко и Алена Делона.

— А кроме Алена Делона какие возникают исторические фигуры?

— Рязанов, Михалков, Герман, много актеров — Любшин, Юрий Никулин, Шакуров. Она как бы посылает благодарность с небес им за все.

— А упреки, обиды, которые Гурченко не скрывала и озвучивала еще при жизни?

— Нет, она не сводит счетов ни с кем. Хотя она так, похоже, и не простила Рязанова, что он в «Иронии судьбы» снял не ее, а Барбару Брыльску. А она же очень хотела, пробовалась, но в конце концов все поняла. Однако отношения были испорчены.

Но самым сложным оказалось найти актрису на роль Людмилы Гурченко, чтобы не превратить личность в карикатуру, а спектакль — в фарс и пародию. Такая актриса была найдена — звезду кино исполнит звезда YouTube Галина Босая. Что о ней известно? Настоящее имя Галина Габдульбарова, 31 год, родилась в городе Краснотурьинске Свердловской области. Босая — псевдоним, образованный от польской девичьей фамилии матери — Боса. Работает в самых разнообразных жанрах — от глэм-рока, инди-рока, трип-хопа и неоклассицизма до альтернативного рока. BOSÁYA называется и группа, и один из альбомов певицы.

Окончила с красным дипломом Институт современного искусства по специальности «эстрадно-джазовое пение». Приобрела известность, став вокалисткой альтернативной команды Overrun. Вместе с группой выступала от России на открытии Олимпиады в Китае в 2008 году. В 2011 году начала сольную карьеру.

Обладает голосом в четыре октавы, исполняет оригинальные каверы известных музыкантов, в основном классиков русской рок-музыки, создает собственные оригинальные композиции, выступает с хором храма Христа Спасителя — исполняет «XII Священных Псалмов». Дает много благотворительных концертов, является послом доброй воли в Корее.

Звоню Галине Босой.

— Галина, у вас действительно четыре октавы?

— Да, четыре, и сейчас я разрабатываю пятую, готовлюсь к гастролям в Южную Корею. Конечно, у Людмилы Марковны был более низкий голос, но абсолютный слух и мечта — петь высоким голосом. Так что теперь на небе ее душа поет высоким голосом.

— Так вы все-таки на сцене душа или сама Людмила Марковна?

— И душа, и Гурченко. Для меня это дебют, ведь я рок-музыкант, можно сказать, последний выходец клуба уральского рока.

— Как вы попали на роль Гурченко?

— Стечение обстоятельств и ряд встреч, которые, наверное, оказались неслучайными. У меня была идея возродить классику советской эстрады, и как-то дизайнер Первого канала предложил мне исполнить песню Любови Орловой «Сердце в груди». В это же время я познакомилась с известным шведским саунд-продюсером Томми Грее. Я скинула ему эту запись, она ему понравилась. А позже художник Малютин рассказал мне про пьесу Волохова, и тот мне ее прислал. Она мне понравилась, но потом все как-то затихло, а через какое-то время раздался звонок, и он мне сказал: «Давай, начинаем работать».

— Не страшно играть Гурченко?

— Не страшно. Попробую объяснить: она удивительная личность, у нее непростой характер, такой волевой, мужской. Чувства страха нет, но есть ответственность за то, чтобы Гурченко была представлена с той стороны, с какой зритель ее не знает, — незащищенной, с тонкой душой, а это непросто. А может быть, у меня это из-за неопытности. Она гений в кино, я многое про нее прочла, погружалась в ее интервью. У меня даже появилась потребность одеваться как она.

Свой спектакль Житинкин начинает так: контровой свет, только тень, парик и платье от Славы Зайцева, актриса сидит на венском стуле. И без 3D-технологий, как будто из темноты оживает Людмила Гурченко. Лица не видно: только профиль.

— Но у нее такая же хорошая фигура, как у Людмилы Марковны?

— Потрясающая фигура: ножки, талия, мейкап сделан под Люсю. Слава Зайцев сделал прекрасные костюмы — платье в талию, муфточка. Платье-ретро насыщенного зеленого цвета, алые туфельки. В начале у зрителя шок от фантастического сходства, но потом мы это разрушаем, чтоб избежать пародии. Она не под нее поет, и в этом весь смысл: Гурченко уже нет, а ее репертуар в другом времени все звучит и звучит.

Отобрано шесть известнейших песен — «Пять минут» из знаменитой «Карнавальной ночи», «Ночь коротка», «Осенний вальс», «Сердце в груди», «Вечер на рейде», «Эх, дороги». А в финале прозвучит «Колыбельная», которую написала Галина Босая.

— Все-таки в центре личность, которую помнят очень многие. Я уже не говорю о родственниках — живы муж, дочь.

— Там есть история ее любимого внука Марика, погибшего от наркотиков. И о дочери хорошие слова, несмотря на их очень непростые, мягко говоря, отношения. Если это монолог души, то она и дочке все простила.

— Все помнят эту некрасивую историю с квартирой, судами… Надеюсь, этой грязи нет?

— Там есть ее вина: она все время летала на концерты, на гастроли, упустила внука, Марика. То есть профессия многое сожрала в ее жизни. Я ведь сделал с ней четыре спектакля.

— И все-таки относительно мнения родственников — спрашивали, привлекали их к работе? А то ведь сейчас как — родственники смотрят, а потом начинаются скандалы, суды, «Пусть говорят».

— Я получил пьесу, поставил ее, остальные вопросы к продюсерам.



Партнеры