Сергеев день

Сергей Таюшев: “Мы уговорили Гафта и Остроумову спеть вместе”

7 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 571

Они всегда стояли особняком на нашей эстраде.

Их удивительные чистые голоса хорошо помнят любители хорошей музыки. Песни “Татьянин день”, “Не покидает нас весна”, “Станция “Минутка”, “Комсомольская площадь”, “Осенняя мелодия”, “Два белых снега”, “Счастливая весна” в те годы не сходили с телеэкранов и радийных эфиров.


Но они никогда не гнались за сиюминутной славой. Легендарный дуэт 80-х Сергей Таюшев и Татьяна Рузавина. Вот уже 27 лет они вместе. Счастливый семейный и творческий союз, лучшим произведением которого, по их же собственным словам, стал сын Сергей. Таюшев-младший. А на днях у Таюшева-старшего большая дата — 9 апреля ему исполняется 50 лет. Корреспондент “МК” побывал накануне в гостеприимном доме юбиляра и с большим удовольствием выпил рюмочку-другую за его здоровье и всю его семью…

Иногда думаешь, как часто в нашей жизни решает случай. Уехал бы на несколько секунд раньше лифт, в котором были Сергей и Татьяна, не успел бы в него войти, восхищенный их выступлением, известный композитор Юрий Саульский, и, возможно, не сложилось бы тогда этого творческого союза, создавшего столько хороших песен.

Сергей: Нам вообще везло на подобные встречи. Тогда действительно мы вращались в кругу творческой элиты. Великие композиторы, спортсмены, актеры и режиссеры того времени — а это были интереснейшие личности, сложные, многогранные, — формировали наш музыкальный вкус, отношение к жизни.

Татьяна: Мы всегда ответственно подходили к каждой песне. И любые самые выгодные гастроли легко меняли на работу в студии. Разбуди нас хоть сейчас среди ночи, мы нота в ноту повторим то, что записывали много лет назад. Ведь тогда многие востребованные артисты работали буквально на износ. Зачастую нам приходилось давать по сорок сольных концертов в месяц, а учтите, страна у нас большая, переезды тяжелые, пели исключительно вживую, не то что сейчас.

Сергей: Не сочтите, что я брюзга, но мне очень жаль многих нынешних артистов, которые поют под фонограмму. Этим они просто обкрадывают себя. Многие из них сетуют: мол, вечно аппаратура плохая, условия для выступления не те. Да нам в свое время приходилось в таких залах выступать, где даже микрофонов не было. И ничего, пели. И все с огромным вниманием слушали. Ведь именно этим, на мой взгляд, определяется уровень того или иного артиста — при минимуме технических средств привлечь внимание зрителя исключительно своей манерой исполнения, заставить его слушать, смотреть и сопереживать.

— А как все-таки произошла ваша встреча? Помнится, вы начинали вместе в ансамбле “Надежда” у Михаила Плоткина.

Сергей: Таня уже работала солисткой в “Надежде”. Я пришел позже. У нас начался служебный роман, закончившийся свадьбой и уходом из ансамбля.

Татьяна: Михаил Плоткин был против развития этих отношений, считал, что они подрывают дисциплину в коллективе. Мы тогда обижались на него, конфликтовали, а сейчас с годами понимаем: наверное, он был прав. И ведь именно Плоткин научил нас быть настоящими артистами. Умению вести себя на сцене и в жизни, умению всегда хорошо выглядеть, той внутренней дисциплине, необходимой каждому артисту. Сам он не был музыкантом, но у него была сумасшедшая творческая интуиция, он был худруком жестким, но справедливым.

Сергей: Все, что ни делается, к лучшему. В какой-то момент почувствовал, что мы переросли этот коллектив, и время в итоге показало, что я был прав. Именно тогда и произошла эта эпохальная встреча в лифте с композитором Юрием Саульским.

Татьяна: Естественно, он был не единственный автор, чьи песни мы пели. Судьба свела нас с такими композиторами и поэтами, как Марк Фрадкин, Павел Аэдоницкий, Эдуард Ханок, Евгений Долматовский, Леонид Завальнюк, Игорь Шаферан. Что ни имя, согласитесь, то след в песенном наследии нашей страны.

Сергей: Нам еще очень повезло, что в начале 80-х мы принимали участие в программе “Поет товарищ кино”. Она подарила нам сотни интереснейших встреч, десятки друзей. Тогда в ней принимали участие такие звезды, как Марина Ладынина, Вахтанг Кикабидзе, Николай Крючков, Борис Андреев, Арно Бабаджанян, Николай Рыбников, Георгий Мовсесян, Николай Озеров, Наталья Гвоздикова, Евгений Жариков и многие другие.

Вспоминаю один смешной случай. Работали тогда в ледовых дворцах. Каждый номер идет по три-четыре минуты. Весь цвет советского кинематографа за кулисами в ожидании своего выхода травит байки прямо в раздевалках хоккеистов — о каких-то особенных гримерках тогда речи вообще не шло. Я тоже жду. Заслушался, как актеры обсуждают баснословные по тем временам гонорары композиторов. Вдруг влетает в гримерку Татьяна и за ней Николай Николаевич Озеров — у нас был совместный музыкальный номер. Глаза круглые “Ты где был?” — кричит на меня. “Что, уже пора?” — спрашиваю. На что Николай Николаевич степенно отвечает. “Поздно. Уже выступили. Без тебя”.

Татьяна: Николай Николаевич Озеров вообще сделал для нас то, чего не смогли наши друзья-композиторы. Он выбил нам квартиру в Подмосковье. Ведь мы не москвичи, и московской прописки, естественно, у нас не было. Пока были молоды, снимали какие-то углы, мотались по гастролям. Но я уже была беременна Сережкой, надо было искать постоянное место жительства. И Озеров пошел на прием к Василию Конотопу, тогдашнему руководителю областного комитета партии. Помню, только выписалась из роддома — звонок, Озеров. “Был у начальства. Просил по максимуму”. Так у нас появилось первое жилье.

— Сейчас много говорят о вашем новом большом проекте — детском мюзикле “Бай-бай, Храпелкин!”.

Сергей: У этого проекта трое авторов. Министр московского правительства Владимир Малышков, драматург Артем Абрамов и я. Поначалу было желание сделать музыкальный альбом для детей, но материала и разнообразных творческих задумок набралось столько, что мы решили воплотить эту идею на сцене.

Татьяна: Для всей нашей семьи работа над мюзиклом — абсолютно новый этап творческой карьеры. Два года поисков, бессонных ночей, бесконечных обсуждений, опять же многочасовой работы в студии. Таюшев-старший вместе Владимиром Малышковым сочинял музыку, Таюшев-младший делал аранжировки, я выступала музыкальным редактором.

— А насколько реальным было участие в этом проекте столь крупного чиновника? Думается, у него и помимо музыки забот хватает.

Сергей: Без Владимира Ивановича этот проект просто бы не состоялся. Он сам в прошлом джазовый музыкант. Он и песни писал для альбома, и концепцию детского спектакля разрабатывал. Конечно же, вместе с нами в студии он до умопомрачения не сидел, но все ключевые моменты мы с ним согласовывали.

Он не просто живо интересовался, как идет подготовка к премьере, но и помогал организационно по всем мелочам: от создания декораций до изготовления реквизита и костюмов для артистов. У него потрясающее творческое чутье, он интуитивно видел и знал заранее то, чего не знали мы.

— Вы еще и своего друга Валентина Гафта привлекли к работе над мюзиклом.

Татьяна: Валентин Гафт и Ольга Остроумова — чудесная семья. Мы давно с ними дружим. И Валентин недавно по нашей просьбе великолепно записал авторский текст к аудиоверсии нашего спектакля “Бай-бай, Храпелкин!”.

Сергей: А недавно мы наконец-таки затащили Валю в студию, где он еще и записал дуэт вместе со своей женой. Несколько лет назад я с Михаилом Рабинским написал для них песню — Валентин, кстати, для нее придумал припев. Песня им понравилась, но до записи все руки не доходили. Да и он почему-то долго упрямился, пока наконец не сдался. Любопытно, что это его первый вокальный опыт работы в студии, несмотря на то что он кое-что пел для большого кино.

— Таюшев-младший, похоже, вовсю шагает по вашим стопам?

Сергей: А ему деваться некуда. Он с пяти лет с нами по гастролям мотается. С одиннадцати уже спал с гитарой в обнимку. К своим двадцати четырем годам набрался большого опыта сессионной и студийной работы со многими нашими звездами: от Кристины Орбакайте до Верки Сердючки. Сейчас записывает свой дебютный сольный альбом, работает солистом в знаменитом ВИА 80-х “Здравствуй, песня!”. И мне за него не стыдно, потому что он действительно уже сформировавшийся профессионал с хорошим музыкальным вкусом.

Татьяна: Мы, наверное, его неправильно воспитывали по нынешним меркам. Сейчас как становятся звездами? Нужен эпатаж, скандал, закулисные интриги. А мы все время делали упор на музыкальную подготовку, на идеальное знание предмета. Ну, я думаю, и его время придет.

— Вы вообще производите впечатление счастливой семьи. Неспроста Тимур Кизяков взял именно вашу песню для заставки своей программы “Пока все дома”, а композитор Владимир Комаров доверил вам исполнение песни из телесериала “Две судьбы”.

Татьяна: Наверное, как и в каждой семье, не все бывает гладко, но проблемы мы решаем сообща. Естественно, нас сближает общее увлечение музыкой, то, что даже на своих концертах мы стараемся работать втроем. Папа, правда, любит пошуметь, нагнать пургу. Но это больше для виду. Мы давно уже понимаем друг друга с полуслова. Обычно, сочиняя, он наигрывает что-то по ночам и, естественно, наутро мало что помнит. Я давно взяла за правило записывать то, что он насочиняет ночью. И вижу: он счастлив, что я зафиксировала на бумаге его музыкальные находки.

Сергей: Семья для нас стоит выше наших творческих и личных амбиций. Мы с Татьяной это давно поняли. Возможно, из-за этого были упущены какие-то выгодные предложения, мы не добились всего, чего могли бы. Но сейчас, к 50 годам, я понимаю, что мы сумели сохранить самое важное — себя друг для друга.




Партнеры