У самовара я и Альмавива

Россини не миновал России

6 июля 2007 в 16:00, просмотров: 413

Все знают знаменитый афоризм Глинки насчет того, что музыку сочиняет народ, а композиторы ее только аранжируют. Основатель отечественной классики имел в виду русский народ и русских композиторов. Но оказалось, что и великий итальянец Россини аранжировал то, что почерпнул из русского фольклора. И воплотил это в “Севильском цирюльнике”, премьеру которого под закрытие сезона сыграли в “Геликон-опере”.

Пройти мимо того факта, что Россини процитировал в “Севильском” удалые народные хороводные песни “Ах, зачем было огород городить” и “Ты поди, моя коровушка, домой”, режиссер Дмитрий Бертман, разумеется, не мог. А потому среди карнавально-пестрой толпы персонажей оперы, решенных в духе комедии дель арте, появилась русская служанка в сарафане и кокошнике, распевающая свою арию (как раз про коровушку), раздувая сапогом самовар. Так небольшая роль превратилась в концептуальный центр спектакля: не случайно эту партию исполняет ведущая певица театра Марина Карпеченко.

Заглавный персонаж в исполнении Андрея Вылегжанина — мастерская актерская работа. В том числе и благодаря уморительному, хотя и случайно найденному имиджу: парикмахер Фигаро… побрит наголо, причем затылок его украшает мудреная татуировка. Обаятельный плут приобрел черты не менее обаятельного бандюка.

Главные лирические персонажи — Альмавива и Розина (Василий Ефимов и Карина Григорян) лиричны не более, чем дон Базилио (Михаил Гужов) и дон Бартоло (Дмитрий Скориков), которые, в свою очередь, представляют собой типичные итальянские маски — Панталоне и Бригеллу. Создатели спектакля, явно не испытывая трепета перед бельканто, достигли недюжинного комического эффекта, заставив певцов петь знаменитые арии и ансамбли с зажатыми носами, искаженными голосами, а также в кульминационные моменты дуть в геликон (в данном случае — настоящий духовой инструмент, а не название театра) и бабахать по большому барабану. В общем, клоунада так клоунада, карнавал так карнавал, гэг так гэг — все по полной программе и без импровизаций: все продумано и отрепетировано, как и положено в высокотехнологичном жанре буффонады.

Главное открытие спектакля — юный дирижер, харизматичный человек-оркестр Константин Чудовский: он умело управляет музыкантами, аккомпанирует на клавесине речитативам, исполняет соло на гитаре. Несмотря на неопытность (“Севильский цирюльник” — его дебют как постановщика), молодой маэстро проявил свою музыкальность и хороший вкус. Особенно это реализовалось в грамотности постановки сложных ансамблевых сцен.

Головокружительное действие разворачивается в ажурно-плетеных декорациях Игоря Нежного и Татьяны Тулубьевой на фоне гигантских клубков пряжи, из которых плетутся интриги и сюжетные коллизии. Цветовая палитра клоунских костюмов — праздник души в условиях тотальной черно-белой гаммы, ставшей в последнее время уныло-стыдливым признаком хорошего вкуса в театральной сценографии. Да и вообще, этот спектакль сделан как праздник: для радости и удовольствия.



Партнеры