Церетели стал богатым венецианцем (ФОТО)

Открылась посмертная выставка знаменитой кукольницы.

11 декабря 2007 в 13:20, просмотров: 749

Шумная, людная Тверская-Ямская. Только дверь и лестница отделяют ее от предновогодней суеты. Дернув за витую ручку, оказываемся в другом мире – мире, в котором царят куклы, уютно устроившись среди гобеленов, старых театральных афиш и антикварной мебели. Это галерея Анастасии Чижовой. Здесь открылась выставка кукол легендарной Олины Вентцель, давно мечтавшей о постоянной экспозиции своих работ. Но мастерице не суждено перерезать красную ленточку, встречая посетителей. Незадолго до открытия она скоропостижно скончалась…

Глядя на уникальные творения Вентцель, веришь, что в них частица души мастера. Это большие, в человеческий рост, и совсем маленькие куклы из фарфора. Их одежду, обувь, аксессуары Вентцель тщательно делала вручную. Они –костюмные герои, представители разных эпох.

– Вы только посмотрите на их глаза, – обращает мое внимание актриса Алена Яковлева. – Они печальные и одновременно ироничные, как у самой Олины.

Яковлева уже много лет собирает кукол. Но особое место среди них занимают работы Вентцель. Они живут в спальне актрисы: Оле Лукойе, сказочный гном и персонаж ее отца, Юрия Яковлева, из спектакля "Шаржи". Вентцель ходила на все спектакли Алены. И однажды подарила ей гобелен с сюжетом из "Катерины Ивановны" – самого любимого спектакля актрисы, который она играет в театре "Модернъ". Вентцель была очень щедрой и многих своих кукол дарила. Куклу "Андрей Миронов в сценическом костюме" она собиралась презентовать Яковлевой. Но не успела.

Среди прототипов кукол не только вымышленные персонажи, но и много реальных людей. Здесь Черчилль, Плятт, Пушкин и Высоцкий… нашлось даже место Зурабу Церетели. Последний с необычайно задумчивым и одухотворенным лицом предстал перед удивленными зрителями в образе "богатого венецианца". А Высоцкого Вентцель увидела средневековым поэтом, похожим на Гамлета, вырвавшегося из прогнившего Датского королевства.

– Куклы не должны быть идеально похожими на реальных людей. Это же не скульптура, а видение художником образа человека, – замечает актер Евгений Стеблов, задумчиво разглядывающий своих фарфоровых коллег. – С такими куклами особое общение. Это мистические предметы. Олина предлагала сделать мою куклу. Но я так и не решился – мне моего изображения на экране достаточно. Кукла же может существовать сама по себе. Ты не имеешь над ней власти.

Фараон Эхнатон – последняя кукла Вентцель. Она ее практически доделала… Но совсем закончить не успела. Коллеги внесли последние штрихи. А вот Гоголя художница только начала отливать из фарфора…

Сергей Образцов говорил в трудные периоды своей жизни: "Я ничего не боюсь, куклы меня защитят". Вот только от смерти спасти своих мастеров они, увы, не в состоянии.

 



Партнеры