Любовь, которая не стареет

В лав-стори Высоцкого и Влади поставлено многоточие.

28 января 2008 в 12:52, просмотров: 735

Кульминацией телевизионного вечера памяти поэта, музыканта и актера Владимира Высоцкого в минувшую субботу стал документальный фильм “Последний поцелуй”. Его авторы Аркадий Коган и Наталья Гугуева сняли с Владимира Семеновича налет бронзы, накопившийся за эти годы. Сняли с любовью, человечностью и редким по нашим временам пониманием происходящего. Превратили рассказ о взаимоотношениях настоящего мужчины и красивой женщины в эпическую шекспировскую историю любви, одну из самых красивых в ушедшем ХХ веке.

Говоря о личном применительно к Высоцкому велик искус скатиться до банального журналистского телесюжета с “желтым” оттенком. Но для профессионалов такой подход – табу.

Работа над “Последним поцелуем” продолжалась два года. Если какие-то архивные записи, касающиеся Высоцкого и его последней большой любви, были недоступны российскому зрителю, теперь этих “тайн мадридского двора” не существует. Через российское посольство в Венгрии создатели “Последнего поцелуя” с большим трудом нашли даже редкую пленку с фильмом Марты Мессарош “Их двое”. История этого фильма – тема для отдельного романа. В тот момент в отношениях Марины Влади и Высоцкого возник жуткий кризис, грозивший разрушить их семейную жизнь. А Марина тогда снималась в Венгрии в фильме Мессарош. И Марта специально придумала роль для Владимира Семеновича, чтобы помирить его с женой.

“Последний поцелуй” не ставит точку в истории любви Высоцкого и Влади. Только многоточие. Иначе невозможно. Ведь это чувство, в случае Высоцкого и Влади доведенное до некоторого рокового абсолюта, стало причиной гибели Поэта и едва не стоило жизни его Музе.

– В этой истории не будет ясно все, – уверен Коган. – Потому что до конца правды уже не дано узнать никогда и никому. Мы лишь попробовали понять сами и объяснить, что это такое – когда два таланта, два потрясающих человека встречаются и почему именно так все закончилось. И не правы те, кто пытается в этой ситуации принять ту или иную сторону. Но правы сами Владимир Высоцкий и Марина Влади. У каждого из них в той ситуации своя правда. Мы пытались уйти от никому не нужных разборок и огульных обвинений. Именно поэтому не все вошло в фильм. Когда мы только взялись за эту работу, история казалась красивой. Чем дальше, тем страшнее становилось от трагической судьбносной развязки. И мы не хотели, чтобы в результате кому-то было слишком больно от чересчур тяжелой правды…

“Последний поцелуй” восхищает, поражает и временами даже шокирует не только самой рассказанной в нем историей. Но и отношением к произошедшему много лет назад людей, на глазах которых две Личности творили свою лав-стори. Слезами Ивана Дыховичного и Александра Митты, за четверть века, прошедшие со дня смерти Высоцкого, привыкших рассказывать о нем со спокойнойными интонациями свидетелей Истории.

– Спокойствие и беспристрастность возможны, когда автор подходит к своей работе с “холодным носом”, – считает Наталья Гугуева. – Мы же шли к этим людям с волнением и любовью, со своей позицией и своими чувствованиями. И они проникались нашей энергетикой. Мы впервые, как мне кажется, попытались заговорить о главном – о том, что Высоцкий жил на других скоростях. Это был другой затратный механизм, ресурс которого однажды исчерпался. И даже если представить себе 70-летнего Владимира Семеновича и Марину Влади, которой в этом году тоже исполнится 70, сегодня, то они и сегодня не превратились бы в стариков, но остались бы Мужчиной и Женщиной.

Главный постулат формулы любви XXI века гласит, что настоящая любовь не имеет прошедшего времени. “Последний поцелуй” – как картинка из учебника жизни, являющаяся наглядным примером этой новой формулы. 

 





Партнеры