Репетиция начала времен

Москвичей ждет настоящий хит от Алексея Рыбникова.

1 июня 2008 в 15:50, просмотров: 593

Москва больна тяжко высокой музыкой: сегодня в Колонном зале открылся III фестиваль симфонических оркестров мира. Немцы (Bamberger Symphoniker) дают Вторую Брамса,о котором еще поговорим, пока жео главном сюрпризе, что ждет москвичей 12 июняпремьере Шестой симфонии Рыбникова, написанной за полгода специально для фестиваля. Корреспонденту «МК» удалось побывать на уникальной репетиции этого,шедевра - не шедевра,но хита как минимум. Итак, семь вечера, госфильмофондовский пансионат в Белых Столбах, что по Каширке…

Здесь две идеи наложились одна на другую. Во-первых, в кои-то веки заказали крупную симфоническую форму ныне живущему автору. Вы о таком со времен Прокофьева - Шостаковича когда в последний раз слышали?

Почему Рыбникова выбрали? Да, есть и Канчели, и Губайдулина, и Щедрин, дай им бог здоровья. Их произведения (как, скажем, премьера «Боярыни Морозовой» Щедрина) – в том числе и с – успехом, помпой, аншлагами – исполняются, слов нет. Но Рыбников позиционирует себя как приверженец классической школы русского симфонизма, называя среди «главных учителей» Чайковского и Шостаковича. Еще свежа в памяти его Пятая симфония («Воскресение мертвых»), которую давали в КЗЧ три года назад. Музыка мелодична, удобоварима для слуха, лишена этакого явного ухода «в авангардизм», ее приятно и интересно ощущать, запоминаема-напеваема, сразу же появляется желание еще и еще раз переслушать какой-то фрагмент. Поэтому для заказа часовой (а не 15-минутной) проклассической вещи долго выбирать композитора не пришлось. Интересно другое – если это станет своеобразным «форматом» фестиваля, кому закажут симфонию в следующий раз?

Вторая идея – необычный объединенный оркестр. Кому-то мысль эта – собрать в одну кучу разных музыкантов со всей страны (29 городов) ради одного концерта – теоретически покажется спорной, но столкнитесь вживую с этими ребятами (в основном, молодежью): выкладываются выше своих возможностей, фанатично горят музыкой. И это круто. Их на три недели вырвали из своих филармоний, поселили в пансионат, кормят три раза в день (плюс вечерняя чашка чая с капустным пирожком – строго по одному каждому), репетируют с утра до двух часов ночи. День и ночь с ними Рыбников нянчится, второй дирижер (ассистент Гергиева по Мариинке) Михаил Татарников ни на шаг не отходит; их – в этом киношном монастыре – буквально посвящают в музыкальную религию. Для иных это вообще может стать самым ярким впечатлением в карьере…

Подхожу к симпатичной виолончелистке, зовут – Ирина Кунга, из Краснодара.

Как попали сюда?

– Узнав о наборе в Объединенный оркестр, я просто через интернет отправила все свои данные и запись с Бахом. И меня пригласили! С 18 мая по 13 июня все мы здесь находимся, репетируем не менее двух раз в день.

Какое впечатление от симфонии Рыбникова?

– Это четырехчастная симфония ми минор, без названия, не менее 40 минут по времени. Очень разнообразная, красивые темы; технически – да, есть места сложные, идут частые смены размера, то есть, ты элементарно сидишь и считаешь, зато – постоянно находишься в музыке.

Как сыгрался оркестр? Это же невообразимолюди никогда в глаза друг друга не видели…

– Каждый музыкант старается играть лучше, чем он играл когда-либо. Тем более, когда с тобою композитор, – это так подстегивает. Алексей Львович вносит замечания, советует, – постоянно с нами, такой неразрывный процесс. Понимаете, если произведение самим музыкантам нравится – это залог того, что все будет хорошо.

…Но вот в легкий акустический ангар Госфильмофонда входит и сам Рыбников:

– Эта симфония писалась несколько месяцев и… всю жизнь. Основная тема (духовные основы жизни человека – столкновение Света и Тьмы) созревала долго, но конкретно для фестиваля ее надо было написать очень быстро: 1 января начал и, к счастью, успел к началу репетиций. Говоря о стиле, – у меня достаточно прямая линия преемственности. Учитель с большой буквы – Чайковский. Потом – Прокофьев, Шостакович. Русский симфонизм мне наиболее близок и дорог; я всегда мечтал как-то продолжить, развить эту линию. Если это получится – цель моей жизни будет достигнута.

Не было каких-то ограничений от организаторов, учитывая необычность оркестра?

– Нет. Мне сказали, что можно писать произведение любой сложности, не стесняясь, – там и пассажи, и ритмы, – меня уверили, что я просто не знаю наших музыкантов, работающих в провинции – это очень высококлассные музыканты. Сначала ощущения были тревожные: каково это – впервые услышать свою музыку! Но вот они заиграли, и я… успокоился. Меня так трогает их отношение – играют с предельным вниманием, трепетом и вдохновенно… Такого, честно, не ожидал.

Правда ли, что за 10 дней репетиций с вашей стороны постоянно шли какие-то «доводки»?

– Я очень люблю это и всегда делаю. Такая живая работа. Не то что «композитор написал партитуру, как золотом по мрамору высек», и все должны это играть. Нет, я очень люблю работать с музыкантами и вносить коррекции после первых репетиций. В этом есть какая-то живость, импровизация. Это те краски, что украшают произведение.

Дирижер Татарников начинает «предгергиевскую репетицию» – сначала тревожно-рваная первая часть, потом – совершенно шоковая вторая: начинается с ударов в большой барабан, дроби (что-то схожее со Второй Малера), затем оркестр заходится в «болерошной» динамике, ударник держит ритм, все большее число музыкантов подключается к струнным в этой гонке, кульминация… на концерте 12-го в этом месте явно будет взрыв аплодисментов. Потом – самая красивая третья часть…

…Восемь вечера, Домодедово. По полосе катится частный самолет, только что прибывший из Израиля. С трапа сходит Валерий Гергиев, тут же садится в представительский «мерседес»; в считанные минуты долетает до Госфильмофонда, где на 21.00 запланирована репетиция… Хлынул ливень, но все высыпали встречать маэстро. Когда эскорт из машины ГАИ, трех «мерседесов» и микроавтобуса рулил к подъезду, на какой-то миг почудилось, что к нам пожаловал сам Дмитрий Анатольевич.

Несколько слов для журналистов:

– Мне интересно познакомиться с музыкантами, с которыми я никогда не работал. Страна сейчас выходит на совсем иной уровень поддержи региональных оркестров, и нам никак нельзя быть от этого в стороне. Я считаю себя дстаточно опытным дирижером, который может поделиться своими знаниями и опытом и поддержать какие-то позитивные явления если не во всех, то во многих регионах нашей огромной страны.

И – тут же за пульт. Времени – в обрез. Оркестр (ничуть не умаляя работу Татарникова) как переродился, пошел «единый звук»; вот Гергиев останавливает – меняет рассадку скрипок, просит сесть поближе, а трубам советует: «Вы когда играете – представьте, будто в гору идете, видите вершину – и идите к ней, это вам и на будущее пригодится…», «не докладывайте, а добирайте»… Рыбников лишь стоит зачарованно, слушает.

Так что 12-го ждет вас настоящий подарок.

Фрагмент репетиции Шестой симфонии Алексея Рыбникова. Дирижер Михаил Татарников.

 

Фрагмент репетиции Шестой симфонии Алексея Рыбникова. Дирижер Михаил Татарников.

Фрагмент репетиции Шестой симфонии Алексея Рыбникова. Дирижер Валерий Гергиев.



    Партнеры