На Новодевичьем кладбище открыт памятник Михаилу Ульянову (ФОТО)

«Зритель — самый великий цензор, самый великий режиссер», — так говорил Ульянов, но сегодня ни цензор или режиссер пришел на Новодевичье почтить память Михаила Александровича, ведь живой по отношению к ушедшему — как ребенок.

26 сентября 2008 в 16:30, просмотров: 895

Спало величие — «великий» (актер, полководец, худрук, председатель) сопровождало Ульянова пол-жизни, нет уж империи, которую он олицетворял; а теперь простой и трогательный, такой какой есть — ожил на мгновение…

По главной аллее до конца, на новую территорию, и к самой стене… Еще ночью при свете прожекторов кричали здесь «майна» — «вира», и вот маленькое чудо свершилось: реалистичный памятник хорошего масштаба, без прикрас, без изысков, в спокойном колоре. И слава богу. Какие тут изощрения — дорожка к нему проторена уж полтора года как… Время — к двум, подтягивается вся труппа Вахтанговского, друзья, чиновники, обычная людская история.

Зрители, пока есть время, обходят могилы окрест — Утесов, Бармин, Образцовы… Георгий Жженов, увы, без памятника пока. Непростое это дело — в какую копеечку вылетает. Так, львиную долю средств на бронзовый образ Ульянова пожертвовали омичи — для них Михаил Александрович свой. Причем, никто не просил — губернатор Леонид Полежаев сам настоял. А без них — когда бы еще…

—      Как хорошо, что здесь много людей, которые просто благодарны ему, — сказал Александр Калягин, начав церемонию, — ушел человек, который для нас стал последним могиканином театральной сцены…

Белую ткань снимают… Хорошая работа скульптора Бориса Петрова, художника Петра Гиля и архитектора Геннадия Пейчева. Аплодисменты. Элина Быстрицкая:

—      …Вот сегодня, рядом с этим сооружением мы вспоминаем о нем. В моей жизни Ульянов — один из самых лучших партнеров. Удивительный талант. Потеря огромная была, да. А теперь сюда приходят люди, которые помнят его — потому что вклад его настолько глубок…

Маргарита Эскина берет слово:

— Говорить, что он «великий актер» — нет необходимости, все это знают, это действительно так. Но при этом он совершенно великий человек. С одной стороны — невероятная глыба (таких уже почти нет), с другой стороны — прост и скромен абсолютно! Он ничего не делал для вида. Но ему так подсказывало сердце. Все, что он делал, шло через мучительные раздумья, страданья… Я не могу сказать, что он всегда поступал правильно, — поступал по-разному, но все, что он делал — проходило через него. Если бы в каждом из нас было бы хоть чуточку ульяновского — чистоты, мудрости, всего — все было бы намного лучше…



Партнеры