Звездный час по местному времени

В столице завершился фестиваль в честь Максимовой и Васильева.

28 октября 2008 в 17:00, просмотров: 1199

Двадцатиминутной стоячей овацией и морем цветов закончился в Большом театре заключительный гала-концерт прошедшего в Москве фестиваля, посвященного 50-летию творческой деятельности Екатерины Максимовой и Владимира Васильева.

Постановщиком и сценографом вечера выступил сам юбиляр, который, как оказалось, на досуге весьма недурно рисует. Картины танцовщика не только висели в фойе театра, их проекции высвечивались на заднике сцены, меняясь от номера к номеру и создавая волнующую атмосферу. Именно на фоне васильевских картин и разворачивался праздничный гала. Главные козыри, припасенные постановщиком в виде ангажированных солистов Парижской оперы, были выложены сразу. Мириам Улд-Брахам и Эммануэль Тибо выступили в классическом па-де-де в хореографии Васильева самыми первыми в программе.

Впрочем, почти вся хореография первого отделения, вплоть до травестийной танцевальной сцены из оперы «Травиата», так же принадлежала юбиляру. Потрясающая чистота и академизм исполнения французской пары настолько поразили, что собственно на этом концерт можно было и завершать, поскольку ничего более совершенного на вечере никто так и не предъявил. Однако сюрпризы на этом не кончились. Выписанный из Парижа известный солист Гранд-опера Алессио Карбоне вместе со звездой Большого Галиной Степаненко выглядели весьма импозантно, в отрывке из балета  «Фрагменты одной биографии». Под испанские напевы, в длинном белом платье прима и ее французский партнер в черном трико и черном котелке словно возвратили зрителей в то время, когда этот балет танцевала сама «золотая пара». Красавец Джузеппе Пиконе, гость праздничного гала из Римской оперы с прима-балериной Большого Марианной Рыжкиной исполнили  «Элегию» Рахманинова.

Однако здесь без накладок не обошлось. Отрепетировать весьма травмоопасные поддержки времени явно не хватило. Прима, рискуя разбиться вдребезги, бросалась в водоворот сложнейших трюков, отчаянно цепляясь за своего партнера, как за последнюю надежду в жизни. Весьма унылая хореография юбиляра в адажио из балета «Макбет», исполненная Светланой Захаровой и Андреем Уваровым, и «Alter ego», поставленное Васильевым на Николая Цискаридзе и его питомца Артема Овчаренко, так же не произвели большого впечатления. Впрочем, последняя пара выглядела гораздо более выигрышно, поскольку хореография подгонялась под уникальные данные обоих танцовщиков. Танцуя свой текст, Цискаридзе заметно волновался за своего выдвиженца. В чем, однако, не было никакой нужды. Овчаренко, настойчиво и демонстративно продвигаемый звездным премьером в последнее время, фактурен, обладает хорошим прыжком и отлично справился с партией. Во втором отделении постановщик весьма благоразумно дал публике отдохнуть от своих хореографических экспериментов и использовал хореографию, уже имеющую статус классики. Знаменитый шуточный номер Шиллинга «Матч», изображающий соперничество двух теннисистов на корте, столь популярный когда-то в исполнении самих юбиляров, забавно съиграли Наталья Осипова и Руслан Скворцов. «Лауренсию» в хореографии Чабукиани виртуозно станцевал Андрей Болотин. Денис Медведев очаровал своим «Нарциссом» в хореографии Голейзовского, а Анастасия Горячева его же «Мазуркой».

 В суде как раз разбирается дело о незаконном использовании весной на экспериментальных мастерских Большим театром хореографии Голейзовского. Думается, на этот раз родственники не обратятся в судебные инстанции, поскольку костюмы, основное яблоко раздора весеннего дела, сейчас были строго соблюдены. Кстати, с показанным на концерте кинофрагментом из балета того же автора «Лейли и Меджнун» в исполнении Васильева «вживую» никто соперничать не решился. Да и повторить такое невозможно. Фрагменты из балета «Паганини» интересно интерпретировали бывший танцовщик Большого Владимир Деревянко (уникальнейший артист, несмотря на пенсионный  возраст, находится в отличной форме) и Кандида Соррентино из балета театра Комунале во Флоренции. «Гусарская баллада», показанная Ксенией Керн и Александром Водопетовым; «Лебедь» Сен-Санса –Фокина, который, стилизуя Павловскую манеру, на этот раз без вдохновения станцевала Мариинская звезда Ульяна Лопаткина; и адажио из балета Григоровича «Спартак», отлично исполненное Иваном Васильевым и Марианной Рыжкиной, стали финальными аккордами гала-концерта, в заключительные минуты которого на заднике появлялись и исчезали изображения людей, сыгравших в судьбе легендарной пары исключительную роль (от мамы с папой до Ростроповича, Бежара и Хорхе Донна). Счастье, что таких людей в жизни великих танцовщиков оказалось немало.



    Партнеры