“Есть Троица Рублева, следовательно, есть Бог”

А “Троица” может погибнуть

23 ноября 2008 в 16:56, просмотров: 4635

Скандал с иконой Андрея Рублева набирает обороты.

Каждый день выясняются какие-то невероятные подробности, но, как всегда, точно никто ничего не знает, высказываются лишь предположения и версии.

Все это было бы обычным делом, если бы речь не шла о рублевской “Троице” — всемирно известном произведении древнерусской живописи.

Итак, в сентябре сего года мы впервые услышали о том, что Патриарх Московский и всея Руси Алексий II обратился с письмом в Министерство культуры. В письме говорится о том, что нас ожидают непростые времена и хорошо бы в 2009 году перевезти “Троицу” Андрея Рублева из Третьяковской галереи на праздничное богослужение в Троице-Сергиеву лавру. Всего на три дня, на Троицу.

Отчего бы и не перевезти? Ехать-то не за тридевять земель, от Москвы до Сергиева Посада всего 70 километров. Зато народ душой отогреется, приложится к святыне.

Однако люди, за которых якобы радеет Церковь, должны знать, о чем на самом деле идет речь.

* * *

“Троица” была создана Андреем Рублевым в начале ХV века (1410—1420 гг.). Однако до 1917 года об этом шедевре древнерусской живописи знали лишь несколько десятков человек. Имя гениального русского живописца Андрея Рублева никогда не забывалось. Однако со временем память о его жизни и творчестве стала превращаться в миф. Считается, что первым этапом в изучении его жизни и творчества было время от первой половины ХIХ века до 1904 года. На основании разных источников ученые пытались восстановить образ гениального иконописца, приписывая ему множество произведений, которые не имели к Рублеву никакого отношения. Что и неудивительно — ведь подлинные произведения Андрея Рублева к этому времени известны не были. Подлинной заслугой исследователей ХIХ века была попытка собрать письменные сведения о художнике. Но вот в начале ХХ века, а именно в 1904—1905 годах, В.А.Тюлин и А.И.Изразцов под руководством В.П.Гурьянова раскрыли “Троицу”, то есть очистили от прежних записей, которых было не менее пяти. Это время и считается началом обретения подлинного Рублева и научного анализа его творчества.

Расчищенная “Троица” привела ученых к выводу о том, что все так называемые рублевские иконы не имеют никакого отношения к его творчеству. В начале ХХ века Рублев был признан гением, оставаясь при этом не более чем мифом.

В 1918 году Всероссийская комиссия по сохранению и раскрытию памятников древней живописи под руководством И.Э.Грабаря начала планомерный поиск подлинных произведений Рублева. Под руководством Грабаря “Троица” была отреставрирована и сегодня предстает нашим глазам именно такой, какой она вышла из рук реставраторов.

Однако у каждого материала есть определенный запас прочности и срок износа. Именно поэтому во всех храмах всегда существовали ризницы и так называемые рухлядные, где сохранялись особо чтимые святыни, которые вышли из богослужебного обихода. Из того, что сохранилось в ризницах, впоследствии, как из запрятанных под землей зерен, выросли знаменитые музеи. Например, известный на весь мир Музей Киевской духовной академии. В его создании принимали участие многие церковные иерархи, в том числе и знаменитый исследователь и собиратель христианских древностей епископ Порфирий Успенский, который всю свою огромную коллекцию, в том числе и уникальные произведения VI, IХ, Х, ХII и ХIV веков, подарил этому музею. Это коллекция состояла из икон, вывезенных из монастырей Афона и монастыря Святой Екатерины на Синае — древнейших и почитаемых святынь православного мира.

Иконный щит “Троицы” Рублева, то есть основа, на которой написана икона, состоит из нескольких досок. Доски склеены и к тому же соединены шпонками — своего рода клиньями. Эти части очень подвижны, при этом иконная доска помнит о том, что она была деревом, и, соответственно, подвержена всем сезонным колебаниям температуры. Любое произведение искусства “привыкает” к своему месту обитания, это знает любой музейщик. И даже когда старинные произведения переносят из зала в зал, и то случаются беды. Были случаи, когда перемещение экспонатов “рвало” доски, приводило к вспучиванию и выпадам грунта и живописи.

В особо хрупких местах “Троицы”, местах стыковок досок, старого и нового грунта, происходит резкое ухудшение. А в наиболее уязвимых местах случается даже так называемое отстреливание грунта и красочного слоя, то есть вылетают крошки краски. В 1929 году “Троица” была перевезена из сергиево-посадского музея в Третьяковскую галерею. И в 1931 году “Троица”, как говорят реставраторы, “заболела”. Благодаря героическим усилиям музейного сообщества Москвы и Петербурга, в первую очередь реставраторов, “Троица” была спасена.

* * *

Конечно, в конце ХХ и начале ХХI веков появились так называемые климатологические витрины, то есть своего рода капсулы для перемещения особо ценных произведений искусства. В конструкции капсул предусмотрены все необходимые параметры музейного хранения, и сторонники перемещения иконы Андрея Рублева в Троице-Сергиеву лавру ссылаются на опыт переноса иконы Владимирской Богоматери в Успенский собор Московского Кремля, на перенос иконы Донской Богоматери из Третьяковской галереи в Донской монастырь — однако эти сравнения как минимум некорректны.

Ведь в случае с “Троицей” речь идет не только об обеспечении особого климата. Это очень разные по размеру вещи. “Троица” в 4 раза больше — как известно, ее высота чуть меньше полутора метров. Кроме того, иконы, которые были перенесены, написаны на цельных досках. Поэтому перенос был им не страшен, чего никак нельзя сказать о “Троице” Андрея Рублева.

Представители завода, который делает такие капсулы, люди очень уважаемые и подлинные знатоки своего дела, — даже они говорят, что никто не может дать никаких гарантий сохранности бесценного произведения средневекового искусства. Ведь параметры изготовления капсулы задают заказчики, и все ли было учтено, инженеры не знают. А как формулировалось задание для завода, не знают даже реставраторы, поскольку с ними этот вопрос не обсуждался.

Что же касается дороги — одно дело перенести небольшую икону от Третьяковской галереи до Кремля. И совсем другое — везти большую и чрезвычайно хрупкую икону по нашим буеракам 70 километров туда и 70 километров обратно.

* * *

Теперь несколько слов о Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры. С точки зрения реставраторов, это место более чем экстремальное — то есть полная и абсолютная антитеза музею. Там постоянно горят сотни свечей и лампад, и режим этот изменить невозможно. К тому же собор очень маленький, и посещают его тысячи молящихся. Главная святыня собора — мощи преподобного Сергия Радонежского. С шести утра до вечера в соборе идет богослужение, на котором ежедневно присутствуют сотни людей. Монахи и насельники, в том числе и наместник лавры владыка Феогност, прекрасно понимают, что температурный режим в соборе губителен для находящихся там древних икон. Владыка постоянно бьет тревогу о судьбе бесценных икон школы Рублева и Дионисия в иконостасе собора. Они медленно умирают. Что же говорить о рублевской “Троице”? Она истает в пламени свечей.

На Троицу в храм стекутся тысячи верующих. А за время службы, как говорят реставраторы, от дыхания всего ста человек образуется от 4 до 6 литров влаги. Их будут тысячи. К тому же, чтобы избежать давки, придется открыть дополнительные входы в собор. Начнутся сквозняки, смертельно опасные для древних икон. И реставраторы считают, что хрупкое дерево, на котором написана “Троица”, в таких условиях не спасет никакая капсула.

* * *

Сторонники переезда иконы на праздничное богослужение в лавру говорят и о том, что “Троица” Рублева — чудотворная икона и никто не имеет права лишить верующих возможности приложиться к ней. А что это, собственно, значит?

Мало кто знает, что все случаи совершения чудес возле икон и мощей и прочих церковных реликвий всегда свидетельствует специально назначавшаяся митрополитом, патриархом и синодом комиссия. Собирались свидетели и “послухи”, рассказы которых тщательно протоколировались, после чего принимался специальный акт, рассылавшийся по всем епархиям. Конечно, в отношении древних памятников такие акты не сохранились. Однако чудотворность памятников отражалась и в других источниках — летописях, церковных документах и т.д. По поводу “Троицы” таких свидетельств нет. Никто ведь не спорит о чудотворности Владимирской, Тихвинской, Донской и других прославленных чудотворных икон, зафиксированных летописными или церковными источниками. А все, что касается чудотворности “Троицы”, объясняется тем, что она стояла возле гроба величайшего русского святого Сергия Радонежского. Тут стоит упомянуть о том, что в Троицком монастыре находится еще одна древняя икона “Троицы” времен Рублева, также в свое время стоявшая у гроба Сергия. В самом же Троицком соборе находятся еще два списка с рублевской “Троицы”, сделанные по заказу Бориса Годунова (около 1600 года), и точная копия, сделанная после раскрытия иконы в 1926—1928 годах реставраторами Н.А.Барановым и Г.О.Чириковым, освященная в 1948 году.

Музей лавры, созданный в 1918 году комиссией, в которую входили Павел Флоренский, граф Ю.А.Олсуфьев и многие уважаемые люди, в 1927 году был фактически закрыт. Все это время монахи работали там истопниками, смотрителями и сторожами, и именно в то время возникла идея создания копии “Троицы”, так как было понятно, что икона Рублева погибнет. И именно в то время началась передача бесценных сокровищ из музея в крупнейшие хранилища и библиотеки страны.

* * *

После того как стало известно о намерении перевезти “Троицу” в Троице-Сергиеву лавру, Интернет переполнился откликами “ревнителей благочестия”: дескать, музей — это тюрьма для памятника древнерусской живописи и настала пора выйти на свободу.

Все мы, конечно, очень свободолюбивые, но не все отдают себе отчет в том, что в случае с “Троицей” все обстоит в точности до наоборот. Ведь славу “Троице” Церкви подарили реставраторы, историки искусства и музейщики. До 1917 года о ней знали лишь несколько человек, а сейчас о ней знает весь мир. И Церкви надо гордиться тем, что памятник православного церковного искусства стал символом национальной русской культуры. Ведь Павел Флоренский сказал: “Есть Троица Рублева, следовательно, есть Бог”. И сказал он это после раскрытия “Троицы”.

* * *

Но опустимся с небес на землю и поговорим о музее.

А что такое музей? Это хранилище общенационального достояния. И не стоит забывать о том, что в стране, пережившей революцию, войны, разруху и погромы, уже давно не осталось бы ни одного произведения искусства, ни одной древности, если бы не героические усилия музейщиков, библиотекарей, архивистов, которые иногда с риском для жизни спасали, прятали и хранили то, что теперь составляет славу России. Когда де Голлю во времена Хрущева хотели вернуть трофеи войны с Наполеоном, хранитель Исторического музея сказал: только через мой труп. И я думаю, это был не менее славный поступок, чем подвиг Кутузова.

У каждого музея есть положение, то есть официальный документ, в котором говорится о том, что хранение и обеспечение фондов — это главная задача музея. Хранитель музея — это материально ответственное лицо. Когда этот человек уходит в отпуск, хранилище либо пломбируется, либо по специальным актам с полным списком всех вещей передается другому материально ответственному лицу. И надо понимать, что главный хранитель музея — не охранник. Это государственный служащий, который несет личную ответственность за вверенные ему государством сокровища.

В особых случаях главный хранитель может не исполнять распоряжений дирекции — недаром кандидатура хранителя особо ценных объектов культуры страны утверждается Министерством культуры.

Зачем 17 ноября в Государственной Третьяковской галерее состоялся расширенный реставрационный совет? Видимо, для того, чтобы выслушать ведущих специалистов страны и передать их мнение соответствующим инстанциям. Вместо этого руководство Третьяковской галереи, и в частности главный хранитель Екатерина Леонидовна Селезнева, пыталось убедить всех присутствующих, что ничего страшного не произойдет. Ведь речь идет всего-навсего о трех днях. Обойдется! Такой пустяк и обсуждать не стоит.

А ведь долгие годы Третьяковская галерея была оплотом музейного дела и образцом для всех музеев бывшего СССР. Деградация знаменитой Третьяковки началась на наших глазах. Ее сотрясают скандалы, о которых во времена ее заслуженной славы просто не могло быть и речи.

Кстати, знаете, сколько будет стоить путешествие “Троицы” из Москвы в Лавру? Только изготовление капсулы обойдется в 400 тысяч евро. Прибавьте к этому спецтранспорт, спецохрану, и получится около миллиона евро. А откуда они возьмутся? Об этом ни слова.

* * *

Еще 10 сентября этого года при личной встрече с Патриархом Московским и всея Руси Алексием II министр культуры обещал выдавать иконы из музеев России для богослужения. Чудны дела Твои, Господи! Ведь до сей поры “Троица” Андрея Рублева лишь один раз покинула Третьяковскую галерею, и случилось это во время войны. И как тут не вспомнить слова известного писателя А.К.Толстого, написанные императору Александру II: “Именно духовенство — отъявленный враг старины, и оно присвоило себе право разрушать то, что ему надлежит охранять, и насколько оно упорно в своем консерватизме и косно по части идей, настолько оно усердствует по части истребления памятников”.

Что за напасть?

Если пекутся о верующих, то они могут поклониться “Троице” в домовом храме Третьяковых, в храме Николы в Толмачах. Он больше Троицкого собора в Лавре, и есть многолетняя традиция переноса бесценной иконы из музея в этот храм на праздник Троицы. Без всякого риска для памятника.

“Троица” Андрея Рублева — это одна из двух работ гениального иконописца, сохранившихся до наших дней. Это самое известное произведение русского искусства, самая знаменитая русская икона и самая знаменитая в мире икона. Это единственное произведение русского изобразительного искусства, входящее в список сверхшедевров мировой живописи. Таких, как “Гентский алтарь” братьев Ван Эйк, “Джоконда” Леонардо да Винчи, “Сикстинская Мадонна” Рафаэля и “Возвращение блудного сына” Рембрандта. Отчего бы не вывезти “Сикстинскую Мадонну” на богослужение в монастырь Святого Сикста в Пьяченце? Не устроить банкет в трапезной монастыря Санта-Мария делла Грацие в Милане перед “Тайной вечерей” Леонардо? И отчего бы, наконец, не вывесить “Данаю” Рембрандта в каком-нибудь дорогом увеселительном заведении? В Монте-Карло за такое удовольствие заплатили бы не скупясь, но, видно, предложений не поступало…

Диспут о перевозе бесценного шедевра не имеет никакого отношения к духовной жизни верующих. Это всего лишь бесстыдная пиар-акция, которая может закончиться гибелью “Троицы”.

Небесной красоты икона хранит нас семь столетий. Неужели мы не сумеем сохранить эту небесную красоту?



Партнеры