Преступники орудуют виртуозно

На музыкантов ансамбля Спивакова объявили охоту

23 декабря 2008 в 17:29, просмотров: 1648

Москва музыкальная в шоке: кто-то охотится на скрипачей легендарного ансамбля “Виртуозы Москвы”. Второй день подряд музыкантов атакуют неизвестные садисты. Один госпитализирован в критическом состоянии — у него ножевые ранения, второй сильно избит. Что это — объявился “скрипичный” маньяк? Грабители охотятся за скрипками? Или конкуренты решили насолить знаменитому коллективу? “МК” выяснил подробности.

…Еще в субботу все было так здорово, ничто не предвещало беды: Дом музыки, все “Виртуозы” в сборе, оркестр впервые за мировую практику давал трансляцию своей репетиции в Интернет (замечательная идея, иной житель, скажем, Якутска вовек не попадет на концерт к столь именитому оркестру, а тут — пожалуйста, включи компьютер и смотри). Вот и Георгий Цай — всегда немного замкнутый, малообщительный, сосредоточенный. Мыслящий, глубокий музыкант, замконцертмейстера, почти никогда не получающий замечаний от Спивакова… Он приехал из провинции в 1997-м, закончил с отличием консерваторию, а в 2004-м принят в оркестр.

И кто ж знал, что не пройдет и пары суток, как и Цай, и Денис Шульгин (первый пульт вторых скрипок) окажутся на больничных койках. Про нападение на заместителя концертмейстера “МК” рассказывал во вчерашнем номере. И в понедельник же на Кутузовском проспекте неизвестные нанесли побои прекрасному, харизматичному скрипачу Денису Шульгину. И он с переломом костей основания черепа также был госпитализирован. Его скрипку (принадлежащую оркестру) хулиганы забрали.

— В поддержку версии о том, что на музыканта напали с целью завладения инструментом, говорит то, что скорее всего преступники вычислили путь музыканта до дома, — поделился с “МК” оперуполномоченный угрозыска УВД по ЗАО Евгений Назимов. — Шульгин практически каждый день в одно и то же время после репетиций возвращался домой в Кунцевский район пешком от метро “Славянский бульвар”. На скрипача напали в лесопарковой безлюдной зоне. Предположительно в нападении участвовали несколько человек.

Шульгин после окончания консерватории стал одним из основателей “Виолин-Джаз-Квартета” — творческой лаборатории, “где классическая музыкальная строгость только оттеняет свободу джазовой импровизации”. Денис желал раскрыть в скрипке широкие джазовые возможности, проводя ряд экспериментов звучания скрипки в сочетании с электроникой и акустикой.

Потеря для “Виртуозов” ощутимая: идет юбилейный сезон, оркестр дает концерт за концертом, ближайший из которых — в Большом зале консерватории.  В камерных оркестрах каждый музыкант на вес золота (тем более если ребята с первого пульта), но сейчас для “Виртуозов” — дело чести вопреки всем невзгодам выйти и сыграть, ведь каждый концерт — аншлаги, зал забит под завязку…

Про состояние ребят мы решили узнать от самих “Виртуозов”, позвонили скрипачу Юрию Дашевскому:

— Как их самочувствие?

— Про Шульгина пока не знаю, а у Цая — состояние стабильно тяжелое, он в реанимации, к нему не пускают.

— Если какая-то версия произошедшего? Почему уже второй — из “Виртуозов”?

— Думаю, это совпадение. Хочется в это верить.

Пока идет расследование, мы обратились за комментариями к известному скрипичному мастеру Владимиру Калашникову:

— ГУВД рассматривает несколько версий произошедшего, среди которых и разборки между музыкантами, и охота за дорогим инструментом…

— Что касается “сведения счетов” — этого просто не может быть: менталитет не тот. Музыканты — народ особый, и я не припомню случая, чтобы кто-нибудь из них был завязан в каких-то криминальных историях. Столько лет учиться, служить музыке и вдруг прибегнуть к членовредительству — нет, это все очень маловероятно.

Равно как я не считаю, что это целенаправленная охота за инструментами. Почему? Во-первых, нет смысла красть, скажем, дорогую скрипку: ее крайне сложно сбыть, ее, что называется, в музыкальной среде “в лицо все знают”. Даже к нам, мастерам, приходят и оставляют наводку — мол, такая-то скрипка пропала, будьте начеку (а то вдруг принесут на оценку). И не вывезешь из страны: на этот счет в России очень строгие законы, требуется и разрешение, и паспорт на инструмент, и его фотография. Во-вторых, если даже человек имеет дорогой инструмент, то он просто может лежать у него дома, а зимой, в мороз, в гололед, музыкант может работать на том, который попроще… Это ж заранее знать надо, что у тебя в футляре.

Другое дело — за последние 3—4 года в Москве участились случаи нападения на музыкантов по принципу: “Ах, ты отличаешься от всех остальных? Так получай!” Просто избивают, ломают инструмент; мне уже дважды приносили виолончели для ремонта. Последний раз мальчик-студент пришел — так у него еще следы от побоев остались на лице. В чем дело? А вот шел где-то в районе Выхина, напали гуртом, повалили, ногой разбили виолончель… Причем даже не ограбили. Это именно хулиганская тенденция, агрессия, царящая в обществе.



    Партнеры