Художественный штрихкод. ФОТО

В галерея «Файн Арт» открылась выставка Тимофея Смирнова

2 марта 2010 в 17:20, просмотров: 5252
Художественный штрихкод. ФОТО

Дождь в виде штрихкода? Советский счетчик, сочетающийся египетскими рельефами? Пушкин и Маяковский, превращенные в перья? Все эти образы тонко воспроизвел в графических рисунках Тимофей Смирнов. 29-летний художник потратил на каждую работу около месяца, работая ежедневно по восемь часов. Итог его стараний – выставка «Контракт рисовальщика», открывшая в галерее «Файн Арт». В выставку вошло 13 графических листов. О контрастных образах, созданных на них, художник рассказал «МК».

- Тимофей, вы работаете в разных техниках. Но эта выставка – целиком графическая, все работы созданы карандашом. Почему вы выбрали такой академический метод?

- Рисунок – основа всего изображаемого. Долгое время рисунок понимался как некая подсобная техника, нечто бросовое. Но в ХХ веке ситуация изменилась. И рисунок стал неким самостоятельным жанром. Используя эту тенденцию ХХ века, я сделал эти станковые рисунки. В этом есть уникальность: мало кто этим занимается. Если работать каждый день по восемь часов, то на один рисунок уходит около месяца. Кому-то лень, кто-то не умеет, а мне нравится.

- В ваших работах сочетается несочетаемые вещи. Тщательный рисунок и авангардные образы…

- Да, в этом моя задача. Я беру один контекст и обрамляю его другим. Здесь дело не в сочетании классики и авангарда, потому что авангард уже стал классикой. Важна разность поверхностей и их красота. Благодаря этому рождается третий образ, некая поэтическая метафора. Каждый зритель может разгадать мой «ребус» и найти что-то свое. Я создаю некий слоеный пирог аллюзий.


Фото: Мария Москвичева

- Изображения, превращающиеся в штрихкод, – одна из ваших находок. Что зашифровано в цифрах над черно-белыми полосками?

- Многие культуры и языки сочетают массу функций. Я закончил графический факультет, и поэтому для меня сочетание черных и белых линий - и есть мой язык. А штрихкод – это не просто знак, товар такой-то, там-то произведен, это язык современного общества. Есть дурацкий анекдот: нету телевизора, ем грибы – смотрю ковер. А я не ем грибы, а смотрю на ковер, как на знак, и смотрю на штрихкод как на картину. В одной работе «Пограничное состояние» есть перевернутый мой день рожденье. В другом случае – посвящение Дюреру, его книга выходила с таким штрихкодом. Речь о рисуноке, где забор отбрасывает тень в виде штрихкода. И последняя «Дождь без кошек и собак». Здесь дождь в виде штрихкода - электрический, злой, современный, накладывается на статичное изображение счастья.

- С темой штрихкода соседствует другая тема: советские вещи в сочетании со старинными образами.

- Счетчик, телефон – сами по себе являются тоже предметами историческими. Они сами являются идеей: телефон – это знак коммуникации, счетчик – посчет, обладающий своей этической метафорой. Это не просто подсчет энергии, а подсчет энергии туфельки полета этой девушки на качелях. А на телефоне написано 02. А на заднем плане происходит убийство. Здесь есть и юмор, и перевод привычного в поэтичное.

- Кстати, поэтический триптих у вас тоже есть. Вы превращаете знаменитых поэтов в перья.

- В современном обществе утращено межличностное общение. Мы общаемся между собой брендами. Литература и искусство – тоже стали набором брендов. Пушкин – не поэт уже, а бренд. Поэтому триптих и называется «Русское общество производства стальных перьев». Это работа с определенной постмодернисткой теорией о том, что произошло с нашими писателями. Общение в жизни стало почти виртуальным. Люди уже при жизни становтся брендами, опеределенным набором цифр.

- Как вы выбираете контекст? Есть аллюзии на египетские фрески, на французского живописца ХVIII века, яркого представителя рококо, Франсуа Буше. Есть ссылки на творчество Питера Гринуэя, фильм которого «Контракт рисовальщика» - изысканная стилизация искусства ХVII века.

- Все дело в том, что по второму образованию я искусствовед. И даже преподаю историю стилей. Поэтому я погружен в историю искусств. И вообще, я считаю, что история искусств – это огромная корзина, из которой все образы и приходят к нам. Есть и стереотипы восприятия, которые можно сломить. Например, картины Буше уже стали стереотипом. А я помещаю ее в совсем иное обрамление помещаю, тем самым добиваюсь другой интонации. Это еще и работа со стереотипом, добавляется медийность. Мы знаем это как набор вещей, а я ломаю его, будто перенастраиваю фотоаппарат. Это тоже входит в мой метод. Я считаю, что искусство – это высказывание, а не просто радование глаза. Ввиду этого я стараюсь найти образ, который бы говорил многое.

- На ярмарке «Арт-Москва» ваша работы разлетелись по частным коллекциям моментально. Вас дорого ценят?

- Около двух с половиной тысяч долларов за рисунок. Это не очень много, потому что я нахожусь еще в разряде молодых художников. Так что коллекционеры еще присматриваются.



Партнеры