«Болотное» ли дело музыкантов?

В ответ на видеообращение Бориса Гребенщикова исполнители рассказали «МК» о своей гражданской позиции

16 сентября 2013 в 21:09, просмотров: 7493

Настал час «Ч»: кажется, и гуру отечественного рока, которого всегда волновали скорее космические, нежели бренные земные ценности, довел до белого каления «кровавый режим». Присоединившись к акции «РокУзник», которую проводит Олег Пшеничный в поддержку фигурантов «Болотного дела», музыкант записал для сайта «Новой газеты» видеообращение. В нем он говорит о том, что судебное разбирательство в стране должно быть справедливым и высказывает свое несогласие с тем, что одних людей сажают в тюрьму, а других отпускают на свободу за идентичные действия. Борис Борисович в этой ситуации оказался не единственным активистом. В поддержку акции уже высказались Диана Арбенина, Noize MC (Иван Алексеев), Kira Lao и Андрей Макаревич, подготовивший эксклюзивное заявление специально для «МК». Через несколько дней состоится концерт «РокУзник», в котором, помимо высказавшихся Noize MC, Макаревича и Kira Lao, примут участие группа Zorge, Роман Суслов («Вежливый отказ») и Евгений Хавтан («Браво»). А пока музыкальная редакция «МК» решила узнать у других исполнителей, играющих в разных жанрах, что они думают по поводу видеообращения БГ и насколько активную гражданскую позицию, по их мнению, должен занимать артист.

«Болотное» ли дело музыкантов?
Борис Гребенщиков

Паштет (Павел Филиппенко):

Оставаться в стороне и не озвучивать свою гражданскую позицию в наше время преступно. Точка зрения может быть какой угодно, только не молчание. Не только в нашей стране, но и во всём мире существуют проблемы с правами человека, которые зачастую попираются самыми бесчеловечными способами. К артисту, выходящему на сцену, всегда прислушиваются, от него ждут каких-то высказываний вне зависимости от того жанра, в котором он работает. В Российской Федерации эта проблема стоит очень остро – многие музыканты боятся запрета на профессиональную деятельность и слишком много думают о материальных благах. А в это время многие невинно осуждённые стараются выжить и защитить свою свободу. Настают времена, когда надо делать выбор и отвечать перед собственной совестью, а не стараться выкручиваться, как змея, ползающая под ногами и власть имущих.

Владимир Шахрин («Чайф»):

- Музыкант — точно такой же гражданин и человек (в идеале с двумя ногами, двумя руками и одной головой), как и все, и он имеет право высказывать свое мнение, но не должен, не обязан этого делать — это точно. Для меня это огромный вопрос, почему от рок-музыкантов все время требуют стоять на баррикадах и размахивать флагами разными?.. У каждого из нас есть свое мнение. Кто-то считает нужным и идет на баррикады. Кто-то не считает и не идет.

Владимир Ткаченко («Ундервуд»):

Иметь свое мнение необходимо по любому важному поводу. Индивидуальное дело каждого — высказывать его или нет. Мне кажется, нельзя думать, что ничего не зависит от меня, нужно участвовать в жизни своей страны. Другое дело, что сложно в некоторых ситуациях отделить зерна от плевел, понять, что правда, а что ложь.

Максим Кучеренко («Ундервуд»):

Общество сейчас охвачено двумя большими круговоротами. Первый — это круговорот дерьма и капитала, а второй связан с тем, что общество демонстрирует театральное поведение. Здесь очень важно не потеряться. Эти два круга очень серьезны, они «разыграны»: в них есть свои герои, в них есть своя индустрия. Наша — индустрия независимого артиста, который никем не финансируется и существует на средства, которые зарабатывает путем взаимодействия со своей аудиторией. Сложность в том, что мы должны держать дистанцию по отношению к этим большим кругам. Это очень сложно. Вот такая каша. И я думаю, чем меньше я в нее включаюсь, тем больше оставляю себе самого себя. Я думаю, что реагировать или не реагировать на какие-то активности, включаться или не включаться — это личная «сердечная» ответственность каждого артиста. Говоря о себе, могу сказать, что по велению сердца мы с Владимиром принимали участие, например, в защите персонажа по фамилии Багиров, который является нашим другом. Он попал в молдавский переплет и находился в тюрьме, мы стояли перед посольством и произносили лозунги. Вот такой опыт у нас был, и мы делали это по велению дружеского зова.

Линда:

- Все должно происходить по желанию, исходить только от сердца. Если человек чувствует необходимость, ему предлагают действовать и он согласен — он должен идти и делать что-то. Если это против его желания — это неправильно. Личность творческого человека — это богатый внутренний мир и неповторимость внешнего, а если его заставляют и направляют, происходит потеря этой личности. Поступать надо только по желанию и личным ощущениям. Музыкант — это символ свободы, которая объединяет людей. Творческие люди особенно остро чувствуют свободу, любое давление на них они воспринимают тяжело.

Дмитрий Спирин («Тараканы»):

- С одной стороны, популярный музыкант, художник, киноактер ничем особенно в отношении своей гражданской позиции не отличается от непопулярного музыканта, художника, киноактера, пожарного, милиционера, врача, учителя или представителя любой другой профессии. Если у человека есть гражданская позиция, то это его личное дело и право — выражать ее или не выражать. Здесь глагол «долженствовать» не уместен: как можно сказать про человека, что он должен? Хочет — делает, не хочет — не делает. С другой стороны, артисты популярных жанров, в том числе рок-музыканты имеют свою «паству» - людей, которые за нами следуют, тех, кто, по идее, может прислушиваться к нашему голосу, а значит, мы можем каким-то образом влиять на ситуацию в стране. Но это тоже по большому счету само по себе не является причиной, чтобы публично выражать свое мнение, а наоборот — на каких-то популярных артистов это обстоятельство может оказать совсем обратное действие. Они могут воздерживаться от выражения своего мнения по общественно-политическим вопросам, чтобы никого не провоцировать. Так происходит, если они, например, не хотят, чтобы их публика обосновывала свои позиции их мнением, если они хотят, чтобы их аудитория формировала свое личное мнение без какого бы то ни было влияния кумира.

Алексей Романов («Винтаж»):

- Должен ли артист занимать активную гражданскую позицию и выражать ее в творчестве — это очень сложный вопрос. Моя позиция заключается в том, что я никогда не лезу сам в эти вопросы, хотя существует мнение, что музыкант тоже способен повлиять на происходящее в стране. Недавно один человек задал мне подобный вопрос, и я ответил: «Мне главное, чтобы не трогали меня», - на что он сказал: «А ты знаешь, какое огромное количество ваших фанатов вышло на Болотную площадь?» Он мне тогда открыл глаза, потому что раньше я не думал об этом. Но, если говорить о самой музыке, мне кажется, она все-таки не должна находиться рядом с политикой, потому что политика — дело не очень чистое. Это мое личное мнение. Хотя, наверное, через какое-то время музыканты становятся важной частью социума, гласом народа, и на них обращают внимание, к ним прислушиваются. И все-таки, я считаю, что пытаться изменить что-то в лучшую сторону, каким-то образом повлиять на людей нужно через свое творчество, через музыку, а не через конкретное словесное выражение своей политической позиции. Мне сложно рассуждать на эту тему, я все-таки нахожусь в неком вакууме, в той реальности, которую я сам для себя создаю. Я не смотрю телевизор и стараюсь больше думать о себе, о своей семье, о своих детях, но в последнее время настроение не очень радужное. Так или иначе я, конечно же, обращаю внимание на то, что происходит в стране. Хотя я не слежу специально за новостями в области политики, они доходят до меня, и то, что происходит, достаточно печально.

Валерий Сюткин:

Мне вообще не нравится слово «должен», я не чувствую себя должным кому-то. У меня есть определенные гражданские обязательства, нормальное гражданское воспитание, но я не комментирую политические события, потому что я в них не разбираюсь. Я люблю комментировать только те вопросы, по которым могу высказать собственное взвешенное мнение. Я считаю, что развлекаю людей, и сосредоточен на этом, поэтому никак не буду комментировать поступок Бориса Борисовича или других музыкантов. Когда идет предвыборный процесс, я могу принимать в нем участие — здесь важен мой голос, а потом оставшееся время занимаюсь своим делом. Сейчас на пять лет картина ясна. Перед следующими выборами я вернусь к этой теме и проанализирую, что мне нравится или не нравится, а сейчас надо работать. Часто все что-то комментируют, а работать не хотят. По поводу «Болотного дела» у меня нет никаких комментариев. Я не участвую в этом вообще. Я не являюсь ни пропагандистом действующих политиков, ни пропагандистом оппозиции, я просто выхожу на сцену и исполняю свои песни.

Смотрите видео: "Борис Гребенщиков: "Несправедливость подрывает основы общества"

00:47



Партнеры