Мона Лиза фон Чурикова

5 октября юбилей знаменитой актрисы

4 октября 2013 в 13:34, просмотров: 3910

И никакая она не Якобина фон Мюнхгаузен (ну хотя бы потому, что Якобина не могла так наивно и солнечно улыбаться), не Нина из «Ребра Адама» или Хлоя из «Плаща Казановы»… И, конечно, не Лидия Алексеевна, мама из «Курьера». Можно перечислять и перечислять, только никогда не попадете в точку. Это Инна Михайловна Чурикова и есть. Сама по себе, со своей собственной улыбкой и своей же шляпкой. Вот она такая. Сегодня. А, может, завтра или даже через час вы ее уже не узнаете, она опять превратится… в саму себя.

Мона Лиза фон Чурикова
фото: Геннадий Черкасов
Инна Чурикова

Многогранная вы наша, многоликая… Непостижимая! Сколько же боженька намешал в этой женщине, чтобы она вот так выходила на съемочную площадку, на сцену и дарила себя. А мы верили, что это совсем не Чурикова, другая. Но нет, она самая, не обольщайтесь!

Как начиналось? «Я шагаю по Москве», Инне 20 лет и малюсенькая роль — девушка, рисующая лошадь. Абсолютно не главная, куда там до юного Никиты Сергеевича. Мелькнула всего на несколько секунд… Сколько таких мелькало.

Но дальше-то была Марфушенька-душенька в «Морозко»! Вы скажете, сказка, несерьезно. Тем более, фу, какая отрицательная. Да еще некрасивая. Ну конечно, не Настенька же, полный ее антипод. Хотя: «Нет, не принцесса! Королевна!!!». Это ей мамаша так сказала. А мамашам надо верить.

Тогда еще никто не верил, не думал, что из этого получится. «Тепло ли тебе, девица, тепло ли тебе красная?» — «Ты что, старый? Очумел, что ли? Вишь, у меня руки и ноги замерзли. Жениха гони и приданое!»…

Все сбудется, но не сразу. Не знаю, как насчет приданого, а жениха ей Морозко послал что надо — Глеба Панфилова, знаменитого режиссера. Который потом снимал ее везде и всюду в своих фильмах под любым ракурсом.

А пока… В СССР таких замечательных сказок, как «Морозко», было видимо-невидимо. Поэтому тогда на нее особого внимания не обратили: характерная, в образе, но ведь сказка… Только в Чехословакии почему-то «Морозко» вдруг стал самым популярным, чуть не культовым фильмом, который много-много лет показывали у них на Новый год, как у нас «Иронию судьбы». Американцы фильм совершенно не приняли, но юная Чурикова покорила их сердца.

Она вообще родом из сказки. И первый ее театр — юного зрителя, где Инна сыграла, конечно же, Бабу-ягу (пьеса «Два клена» Евгения Шварца), Лису («Зайка-зазнайка»), а также блистала в бессмертном спектакле «Трусохвостик».

Только после такой школы жизни она оказалась в «Ленкоме». Вот тогда и началось. С легкой руки Марка Захарова и Григория Горина — «Тиль», 1974-й. И пошло-поехало.

Какая счастливая судьба, одновременно скажут завистники и понимающие толк в искусстве фанаты. И не упала ни разу, даже не оступилась, все вверх и вверх. В театре нашла своего режиссера, в кино и жизни — мужа. Впрочем, в отличие от многих муз, Галатей своих возлюбленных творцов, Чурикову хотят все режиссеры б. Советского Союза. Ну и она совсем не против.

Вот как нелепая, не понимающая, куда девать свои длинные руки, девчонка вдруг превращается в шикарную Белокурую Жози в «Неуловимых мстителях» Эдмонда Кеосаяна?! А вот так! Пересмотрите «Начало» того же Глеба Панфилова, где вроде бы простушка Паша Строганова становится Жанной д’Арк. Здесь все объяснено до деталей, только приложите усилие. Обычное вроде лицо, но неугасимый свет, зажженный где-то внутри, бьет наповал. Так и происходит это чудо перевоплощения, когда на наших глазах вдруг появляется абсолютно другой человек. Ловкость рук? Нет, лишь глубина души и неимоверного таланта.

Она интеллигентна, мы сразу понимаем. И играет в основном интеллигенток так, как никто другой. Вот «Тема», практически диссидентский фильм, каким-то чудом показанный в нашей огромной соцстране, пусть и не первым экраном. И эта жертвенность совершенно негероическая, естественная…

А Вера Нетужилина («Военно-полевой роман»)? Ну то же самое, а краски-то совсем другие. Безответная, несчастная любовь? Никогда в жизни. Она так наполнена своим бескрайним чувством к мужу, так растворяется в нем и напрочь забывает себя. Но опять же не чеховская Душечка, скорее жена декабриста. Даже не опишешь словами, лучше смотреть, наслаждаться, растворяться уже в ней.

Сильная, самодостаточная Васса, подавляющая всех вокруг себя по периметру, неизбежно доходящая до собственного краха, и Лидия Алексеевна из «Курьера»: «Зеле-е-еная, зеле-е-еная трава-а-а»… Два огромных, бесконечных полюса, две полярные ноты, которые может брать только она — Чурикова. Даже в не самом выдающемся фильме Михалкова «Утомленные солнцем-2. Цитадель» ее Старуха — настоящее трагическое естество, выбивающееся из всей искусственной постановки.

Эта кажущаяся наивность, за которой Тихий океан, Марианская впадина. Почему-то хочется сравнить ее с Моной Лизой, которая сама уже выбирает, на кого производить впечатление, а на кого нет. Загадка! Прима! Красавица! С днем рождения!



Партнеры