Vivacello выходит на большую форму

Борис Андрианов: «Если за 10 лет у нас будет 10 премьер, фестиваль мы затевали не зря»

14.11.2013 в 12:46, просмотров: 1624

Невероятным концертом памяти Даниила Шафрана в зале Чайковского уже Пятый виолончельный фестиваль Vivacello подводит свои итоги. Главное состоялось: в столице за эти годы усилиями идеолога форума Бориса Андрианова и его друзей (Князева, Майского, Шаповалова, Бузлова etc.) сформирована «своя публика», не на шутку прикипевшая к такому удивительному божьему созданию как виолончель. А то прежде наблюдался досаждающий «провал» – вроде как усилиями Ростроповича, Козолупова, Шаховской, Гутман инструмент и вышел в люди, став сольным, но бОльшим почетом всегда пользовался почему-то в Европе…

Vivacello выходит на большую форму
фото: РИА Новости
Борис Андрианов

Программа вечера 16-го в КЗЧ, поистине, ударная: во-первых, играют все лучшие – Рудин, Герингас, Джованни Солима, сам Андрианов; во-вторых, прозвучит вкуснейшее произведение Гии Канчели Diplipito (для виолончели, голоса и оркестра). Причем, г-н Канчели неожиданно оказался в Москве, и Борис, разумеется, счел большой честью его присутствие на репетициях. Ну а после дают Вариации на тему рококо Чайковского, затем Folktales Солимы и Балладу для виолончели с оркестром Мартена (будет задействован оркестр «Русская филармония» с Джанлукой Марчиано за пультом).

Во время репетиций перехватываю Бориса Андрианова:

– Ну что, прижилась «виолончельная идея» в новой России?

– Не знаю, вам в этом смысле, виднее. Мне изнутри трудно сказать, но, надеюсь, что так оно и есть. Ведь инструмент прекрасен…

– Чем вы руководствуетесь, приглашая на форум тех или иных исполнителей?

– Знаете, нас же не так много… хороших. К сожалению. Так что мне очень приятно, что большинство знаковых виолончелистов уже поиграли здесь за пять лет: и наша «большая тройка» в лице Рудина, Князева, Гутман; и «гастролеры» – Майский, Герингас, Соллима; и все молодые… Рад, что коллеги всегда откликаются на предложение и приезжают в Москву. В этот раз чисто физически успели не все – так что можно говорить об удивительной насыщенности следующего фестиваля 2014 года: там и Киев модерн-балет будет, и мультимедийное шоу с видеоартом…

– Что вас выгодно отличает от прочих – вы кровь из носу даете премьеру, никогда не звучавшую прежде.

– Так вот сейчас Паша Карманов для нас пишет виолончельный концерт; и со следующего года это станет традицией – не просто премьеры на пять минут, а именно значительные полотна для виолончели с оркестром… а то с уходом их жизни Мстислава Леопольдовича темпы написания новых произведений снизились. И если за 10 лет на Vivacello будет 10 премьер, уже можно будет сказать, что мы всё это затевали не зря.

– Если быть до конца откровенным, без новой музыки жить не так интересно.

– Вот-вот, поэтому так хочется попросить всех великих композиторов (то ли писавших для виолончели, то ли нет, – не важно) создать что-то интересное для нас. Тот же Гия Канчели приехал сейчас в Москву по своим делам, но узнав, что мы играем его вещь, очень заинтересовался фестивалем. Вот я и его попрошу написать еще, и Десятникова, короче говоря, всех кого знаю лично… ну, конечно, надо просить заранее – за 2-3 года. Это и есть – в хорошем смысле – «плевок в вечность», только этим вспомнится Vivacello спустя многие годы.

– А вы лично много ли играете современной музыки?

– Чем больше – тем лучше. У нас, как понимаете, классический репертуар не столь велик, но даже из того, что есть, я еще не всё переиграл как виолончелист. Тем не менее, в прошлом году записал с оркестром Когана виолончельный концерт нашего современника Георгия Дмитриева. Или только что записал диск с боснийским гитаристом Эдином Карамазовым (известным своей работой со Стингом). Так что постоянно происходит обновление репертуара. Другое дело, не все вещи задерживаются надолго – всё-таки «рынок» диктует…

– Виолончелистов сейчас «нарождается» достаточное количество?

– По России очень неравномерная ситуация: в Питере хорошо, в Москве хорошо, а в остальных городах… банально нет педагогов. Учить некому. А поедешь туда – и дорог-то приличных нет, не то что виолончели. Но почему люди должны страдать? Мне посчастливилось учиться у Герингаса, поэтому планка немного завышена и к студентам, и к самой виолончельной среде… увы, на инструмент сейчас идут куда меньше, а потому и общий уровень ниже. Как говорят старшие коллеги, «иные студенты в прежние времена не прошли бы, а сейчас их приходится брать». Кстати, из четырех моих студентов – три девушки. Но я не склонен роптать. Всё вернется на круги своя, и мы переживем новый виолончельным бум. Обязательно.



Партнеры