Дом Мельникова стал федеральным объектом

Но статус не спасет памятник, уверена внучка архитектора Екатерина Каринская

18 марта 2014 в 15:40, просмотров: 2253

Правительство РФ поддержало предложение Минкультуры и присвоило статус объекта культурного наследия федерального значения Дому Мельникова. «Наконец! Давно пора!» - такова реакция любого здравомыслящего человека, знающего о злоключениях, происходивших за последние десятилетия с шедевром советского авангарда, старожилом Кривоарбатского переулка. Однако, по словам внучки легендарного архитектора Екатерины Каринской, статус, которого дом ждал 26 лет, не решает проблем — вопросов реконструкции и укрепления фундамента. Что спасет уникальный памятник, попытался выяснить «МК».

Дом Мельникова стал федеральным объектом
фото: Михаил Ковалев

- То, что повысили статус дома, - это положительный момент. Мы шли к этому 26 лет! - говорит «МК» Екатерина Каринская, внучка Константина Мельникова, которая живет в доме и поддерживает его сохранность много лет.

С тех пор, как в 2006 году умер ее отец, художник Виктор Мельников, Каринская пытается воплотить в реальность его завещание. За год до смерти Виктор Константинович в присутствие прессы заявил, что дом должен стать государственным музеем отца и сына. Однако наследственные тяжбы за собственность затянулись. Если вдаваться во все подробности дела, наберется не хилый роман. На данный же момент в судопроизводство, по словам Каринской в решающей стадии. Суд между Росимущесвом и Еленой Мельниковой (младшей сестрой Каринской — авт.) закончился в пользу государства: наследникам назначена компенсация.

— Мельникова подала апелляцию, которую должны рассмотреть 12 мая. Думаю, что шансов у нее нет. Но лично меня интересует только завещание отца, которое я обязалась исполнить. Я, между прочим, на свою пенсию содержу дом уже восемь лет и мне никто не помогает, - продолжает Каринская.

— Что даст федеральный статус дому? Можно теперь рассчитывать на финансирование реставрации Министерством культуры?

— Не знаю, поможет или нет... На самом деле статус здания не имеет никакого отношения к его состоянию. Три года бьюсь, чтобы укрепить фундамент — город со всех сторон построил здания с подземными помещениями, что нарушило режим грунтовых вод. Здесь рыхлые пески — того и гляди под землю провалимся! Было принято решение провести экспертизу, чтобы определить состояние грунта и дома. Но музей отказался от экспертизы. Земля садится, а музей срывает финансирование! Никто не хочет предпринимать конкретные действия — ни город, ни Минкультуры, ни Музей Щусева.

— Половина дома находится в оперативном управление Музея Щусева. Что музей делает для того, чтобы сохранить дом?

Музей распространяет клевету обо мне — сделали из меня какого-то монстра, который будто бы памятник мирового значения уничтожает! Я исполнитель завещания, но музей к информации по Дому Мельникова я не допущена. Что они хотят делать, я не знаю. Когда я прихожу в музей, ко мне приставляют какого-то замдиректора, которая ходит за мной по пятам. Решение уже принято — Елена его оспаривает — в пользу государства. Зачем им федеральный памятник, когда ее никто не хочет финансировать? В бюджете музея 2014 года никаких средств на дом, настолько мне известно, не заложено. А потом люди скажут, что это я виновата... В общем, пойду я лучше окна помою — у меня их только маленьких 66!

Однако все же федеральный статус — не пустой звук. Его присвоение Дому Мельникова имеет практический смысл. Дело не только в том, что такую жемчужине архитектуры, как Дом Мельникова, наконец, оценили по достоинству и присвоили соответствующий статус. Дело в том, что Музей Щусева, которому сенатор Сергеей Гордеев подарил часть дома, выкупленную у другой ветви наследников, это федеральный музей. А как федеральному музею быть с памятников, находящемся в ведение города? С юридической точки зрения был не порядок: кто должен финансировать объект — федералы (т. е. Минкультуры) или город — не понятно. Теперь же внесена ясно — министерство само предложило дать Дому Мельникова федеральный статус, а значит, взяло на себя обязательства. Другой вопрос — найдет ли оно деньги на реконструкцию уникального дома.



Партнеры