Мацуев основал новый конкурс пианистов

Знаменитый пианист — «МК»: «Наши юные музыканты — это без пафоса гордость России!»

26 февраля 2016 в 21:42, просмотров: 7202

Мацуев не был бы Мацуевым, если бы помимо рекордного числа концертов, расписанных буквально на каждый день в году, не удивлял бы нас совершенно сумасшедшими проектами. И вот, пожалуй, главный из них — с 30 апреля по 5 мая в Москве (на базе столичной консерватории) стартует Первый международный конкурс молодых пианистов Grand Piano Competition, который, по сути, явится ступенькой к легендарному Конкурсу им. Чайковского.

Мацуев основал новый конкурс пианистов
фото: Сергей Николаев

Эта идея давно зрела, приобретала смысл и форму. Дело ведь не в том, что надо непременно устроить шоу из детей, главный смысл — что музыка сильно омолодилась, юным музыкантам уже есть что сказать, и они хотят быть услышанными. Впрочем, тут палка о двух концах — как услышать мудрых не по годам ребят, но как и не «загнать» их, не сломить ранней славой? Прецедентов схождения вундеркиндов с дистанции — полным полно... Об этом мы и решили поговорить с Денисом Мацуевым.

— Итак, Денис, как ваш новый конкурс будет взаимодействовать с конкурсом имени Чайковского?

— На самом деле, всё это мы делаем вместе, имея в виду участие и Министерства культуры (учредитель), и Ольги Юрьевны Голодец, и той команды, которая делает конкурс им. Чайковского, и транслироваться «молодежный» будет той же компанией — Medici.tv, потому что основная мысль — донести до нашей публики и до всего мира, что, во-первых, фортепианная школа — самая популярная, и русская часть в ней будет превалировать, как ни крути (посмотрите на результат любого международного конкурса: там всегда присутствуют русские пианисты или русские педагоги)...

— Тем не менее это международный конкурс.

— Правильно, и заявки уже идут изо всех стран, из Америки, Эстонии, Грузии, Китая, Кореи...

— Будет ли некий лимит на наших ребят и зарубежных?

— Это невозможно. Пройдут луч-ши-е! И всё. И никаких поблажек на национальность. Я под это ставлю свое имя. Кто пришлет лучшее выступление, тот и пройдет в первый тур. Никаких здесь, не дай бог, подноготных! Если человек приедет из Мадагаскара и круче всех сыграет, даю гарантию, что он победит. Это гарантия моего председательства.

— Уникальность еще и в том, что с первого тура никто из ребят не соскакивает, тем же составом они переходят во второй...

— Совершенно верно. Никто не отсеивается. Все те 15 человек, которые будут допущены к смотру (по итогам видеоотбора) гарантировано сыграют и сольный тур, и тур с оркестром. Вместо традиционных трех мест будет пять лауреатов, десять дипломантов и одно гран-при...

— Никакого удара по нервам, по психике?

— Абсолютно никакого. Я лично дарю рояль «Ямаха» лауреату гран-при, и, конечно, в последующем у каждого из них есть шансы поучаствовать в моих фестивалях и на фестивалях наших мэтров — Владимира Спивакова, Валерия Гергиева, на фестивале в Вербье etc.

— Первая премия непременно будет? А то так обидно, когда мы слышим — «первой премии у нас нет».

— Это, конечно, жестко не регламентировано; но я убежден на 100%, что гран-при у нас будет — я хорошо знаю это поколение. И я бы посоветовал всем лауреатам последнего конкурса им. Чайковского (да вообще всем пианистам и моего возраста) послушать вот этих ребят. Потому что даже в игре столь юных дарований можно почерпнуть массу новых идей.

— Неужели столь высокая планка?

— Главный месседж в том, что такого поколения, которое идет за нами (возраст 11-13 лет, до 16-ти включительно), прежде не было ни-ког-да. Я в курсе всего того, что творится в нашей индустрии (индустрии — в хорошем смысле слова, имея в виду и «Новые имена», и мой конкурс в Астане), так вот. Такого не было ни 20, ни 30 лет назад. И технически ребята необычайно подкованы, и играют очень сознательно. Выходит девочка исполнять Шумана, Сен-Санса или Бетховена, и если не смотреть на картинку, то у тебя полное ощущение, что это играет глубокий зрелый музыкант. Это не цирковой номер. Поколение просто сумасшедшее, опять же — в хорошем смысле... Они знают, что им надо заниматься на рояле, потом почитать книгу, сходить в театр, в кино, позаниматься спортом, они прекрасно владеют несколькими языками, владеют современными технологиями, и на все у них есть время, они живут просто в другом темпоритме. Так что это гордость русской фортепианной школы...

— За нее вы не переживаете?

— Совершенно нет, в отличие от других школ, скажем. Так что наш смотр — это своеобразный гала-фейерверк разных фортепианных традиций, который прозвучит на весь мир. Сначала в Рахманиновском, а затем — в Большом зале консерватории. В жюри, конечно, будут самые прославленные педагоги и пианисты...

— Вы официально называетесь президентом?

— Я — художественный руководитель и почетный председатель жюри, но я не буду голосовать.

— Раз молодежь пошла такая крутая, что ж ждет пианистическую школу в будущем?

— Вопрос правильный. Если человек в таком возрасте играет столь зрело не по годам, то что же будет дальше? Его постепенное превращение в большого глубочайшего артиста — вопрос очень деликатный и персонально-индивидуальный. Здесь включается активная работа и с родителями, и с педагогами... Что греха таить, звездная болезнь у родителей начинается гораздо раньше, чем у детей. Да и у педагоги, бывает, начинают «гонять» детей, и тут главное, чтобы ребята не перегорели. Чем мы и занимаемся в фонде «Новые имена» последние 25 лет (посмотрите на прежних наших воспитанников, на наших талантов — на 99% это выходцы из «Новых имен»), это наша семья, где мы следим, чтобы ребенок развивался постепенно, оберегаем его от рискованных вещей.

— Но они умны и мудры не по годам?

— Ой, не говорите. Наши выдающиеся воспитанники сейчас играли в Риме, в консерватории Санта-Чечилия; среди прочих приехал и совершенно потрясающий юный баянист Ростислав Мудрицкий, играющий с невероятным качеством и обаянием. У нас с ним была не сказать перепалка, но мощный диалог о сносе самостроя в Москве. 11-летний молодой человек мне доказывал, что это неправильно — если у людей в порядке все документы, никто не имеет права ничего у них сносить... Представляете, в 11 лет? И дай бог, чтобы это поколение правильно развивалось. Это — без всякого пафоса — действительно наша будущая гордость.

Прием заявок осуществляется до 20 марта, возраст — до 16 лет. Смотр состоится в Рахманиновском и Большом залах МГК, в оркестровом туре с ребятами будет работать Госоркестр им. Светланова (худрук Владимир Юровский). Лауреаты получат премию в $5000.



Партнеры