"Уважаемые товарищи потомки!"

В Литературном музее открылась выставка «Автограф века».

8 декабря 2008 в 16:46, просмотров: 1218

Что-то часто мы хороним великих последнее время – удивляются некоторые. Вот сегодня – прощание с Патриархом. К сожалению, ничего удивительного – идет смена поколения. Новая поросль не успевает услышать, не успевает вдохнуть экзотику уходящей эпохи вместе с уходящими персонажами. А им есть что сказать. «Автограф века» – это название книги, в которой собраны интервью со значительными деятелями ХХ века. Не о рецептах, не о диетах. Это послание грядущим поколениям.

Басилашвили и Капица, Ефимов и Айтматов, Вишневская и Захаров, Искандер и Юрский, Войнович и Любимов, Пьеха и Караченцов, Ульянов и Хренников, Рязанов и Стругацкий, Данелия и Гречко, Ахмадулина и Зельдин… Каждое имя – бомба, все вместе – артобстрел. Идея такого проекта возникла 7 лет назад. За это время вышло два тома «Автограф века», готовится третий. Первый том РБГ моментально объявила национальным достоянием.

– Мы составили список из сотни людей, – говорит издатель, автор идеи Юрий Панков, – узнаваемых, известных, талантливых, свидетелей века. Мы просили их дать небольшие интервью на 20.000 знаков. Хотелось дать портрет уходящей эпохи, запечатлеть в лицах культурные ценности, которые больше не вернутся, – ведь уходит советская (не российская!) эпоха, которая никогда не повторится. Некоторые персоны говорили, что им нет до нас никакого дела. До Пугачевой мы не смогли даже докопаться. А Юрий Любимов два раза просил встретиться с ним. Покойный уже Айтматов каждый раз, возвращаясь из Брюсселя, где он был послом, заходил к нам в нашу каморку. А Владимир Мотыль три месяца почти ежедневно приезжал к нам и переписывал это интервью с самим собой.

Издатели устроили великим проверку на вшивость: все материалы проверялись по Интернету на тот предмет, не взяты ли они из книги воспоминаний. Впрочем, мало кто пытался халтурить. Эти интервью предваряет титульный лист – небольшое послание, несколько слов, написанных от руки. Тираж книги – 250 экземляров, и героев просили расписаться на 250 страницах. Борис Ефимов, которому было тогда 105, подписал все за два часа. А у Елены Образцовой ушло на это полгода. Борис Покровский, у которого стопроцентная потеря зрения, просил ставить его руку на нужное место и расписывался. Супруга Николая Караченцова позвонила сама, и великий актер, несмотря на перенесенную травму, расписался на всех листах и дал прекрасное, содержательное интервью. Владимир Шаинский неожиданно вспомнил, как в 1945-м году видел казнь через повешение немецких военнопленных. А Юрий Любимов рассказал о дне паники в октябре 1941 года, когда продавцы в магазинах просто так раздавали товар.

Первое издание этой книги ушло на продажу в книжные магазины, в РГБ и в некоторые другие библиотеки. В том числе и в библиотеку ушедшего Патриарха. А вплоть до 14 декабря оригиналы этих рукописных страниц, редкие фотографии из архивов героев, а также видеозаписи работы над интервью можно увидеть в Литературном музее.



Партнеры