«Желтый смех» по Леониду Андрееву

Внучка писателя: «Так будьте любезны, не читайте ЖЗЛ мадам Скороход!»

15 декабря 2013 в 17:51, просмотров: 5219

Спекуляции на именах известных русских писателей в последнее время не редкость. Тем более если речь идет о творцах плеяды Серебряного века. Не так давно Леонид Андреев, родоначальник русского экспрессионизма, автор «Иуды Искариота» и «Красного смеха», стал поводом для одной из таких спекуляций в серии «ЖЗЛ». «МК» поговорил с внучкой писателя и выяснил, почему недавно вышедшая книга Натальи Скороход «Леонид Андреев» — это крупный литературный провал.

«Желтый смех» по Леониду Андрееву

Внучка Андреева Ирина — единственная из его потомков, кто остался в России, ей сейчас 63 года. Ее бабушка, Анна Ильинична Денисевич, была второй женой писателя, с которой он прожил 13 лет до самой своей смерти. Ирина Андреева окончила Литинститут, прекрасно рисует. Стены в ее квартире увешаны портретами дедушки. На столе — злосчастная книга Натальи Скороход. Андреева уже не рвет и не мечет, а пребывает в состоянии культурного шока, возмущения и глубокой обиды.

— Ирина Григорьевна, как получилось, что книга вышла без вашего участия?

— Не только без участия, но и без моего ведома. Я узнала о выходе биографии моего дедушки из Интернета. Ждала звонка из издательства, думала, хоть книжку подкинут, — в итоге сама заказала через Интернет. Когда прочла, поняла, почему не позвонили… Начинается уже с обложки — непонятного вида череп, это, видимо, «Красный смех». Рядом «Иуда Искариот» — нарисован жуткий карикатурный поцелуй Иуды. Была ведь картина самого Леонида Андреева — Иуда и Иисус вместе под одним терновым венцом. Но ведь мадам Скороход ее не нашла! Как, похоже, не нашла и фотографию горячо любимой матери Андреева. Первой мне вообще попалась фотография «дамы Шуры», как называл первую жену Андреева Максим Горький. Но надпись-то под фотографией: Людмила Чирикова — поздняя любовь Андреева… К тому же «взрослого» изображения удостоились только дети Александры Михайловны Велигорской — Вадим и Даниил. Остальные, от второй его жены, моей бабушки, словно умерли в детстве…

— Наталья Скороход — искусствовед, неужели она даже с музеем Андреева не связалась?

— Мадам Скороход решила, похоже, написать свою собственную биографию Андреева — она в Орле никогда не была. Она использовала в своей книге невероятное количество мифов и еще столько же «мифчиков» придумала сама.

— Какие, например?

— Миф о дружбе Андреева и Горького, «друга Максимушки», как его вульгарно называет мадам Скороход. Есть у литературоведов специальный термин — «дружба-вражда». Так вот, этой дружбе уделено добрых полкниги, а о том, почему разошлись Л.А. и Горький, — ни слова! А ведь Андреев бросил Горькому в лицо его же собственные слова: «Рожденный ползать летать не может». Или миф о пьянстве… Госпоже Скороход должно быть известно, что юношеские дневники Л.А., где он описывает все свои похождения, всё, что было впервой, сам писатель просил уничтожить после своей смерти…

— А как они попали к г-же Скороход?

— Их, конечно же, не уничтожили — наследие такого писателя. Их опубликовали, наверное, не без помощи Вадима, сына от первого брака Л.А., и позже он продал их в Госархив.

— И что же из дневников оказалось в книге?

— Во-первых, мадам Скороход смакует юношеские переживания Леонида Николаевича Андреева, как будто бы он всю свою жизнь пил. Но позвольте, когда же он успел написать все то, что скоро издадут в 23 томах академического собрания сочинений? Во-вторых, она пишет, что и женился он во второй раз, не отрываясь от бутылки, и вторую свою жену никогда не любил. Нет, Андреев действительно ушел в запой, когда его любимая жена Александра умерла при родах Даниила (того самого, который написал «Розу мира»). Дедушка очень горевал, но, когда встретил мою бабушку, пить перестал совершенно. И поженились они удивительно быстро, но никогда потом об этом не жалели.

— Книга исказила только биографию Леонида Андреева или творчества коснулась тоже?

— Мадам Скороход решила во всех произведениях найти прототипы. Взяла рассказ «Бездна». И кто бы вы думали там прототип? Конечно, сам Л.А.! То есть получается по ее словам, что дедушка (в рассказе студент Немовецкий) изнасиловал курсистку Зиночку? Очень ловкий пассаж с точки зрения юриспруденции — просто сказано, что Зиночка — невыдуманный герой.

— Со смертью писателя тоже вышла путаница, не так ли?

— Да, получается, по мадам Скороход, что Андреев «сбежал в эмиграцию» на свою же собственную дачу, а умер у соседа под Мариоками. Ведь даже в БСЭ так и написано: не принял Великой Октябрьской социалистической революции и эмигрировал в Финляндию (Мариоки тогда были на короткий промежуток времени территорией Финляндии). То, что не принял, — это факт, а то, что эмигрировал… Хорошее «бегство» — уехать за 35 минут езды на электричке от Санкт-Петербурга…

— Почему же вы сами не выпустили книгу о дедушке?

— Я, к сожалению, не литературовед, даже не андреевовед. Я, можно сказать, просто андрееволюб. Поэтому постеснялась написать эту книгу сама. Тем более, узнала, что в издательстве выстроилась очередь из желающих написать биографию Л.А. Я ждала, думала, наверное, отодвинули выпуск книги. Теперь жалею, что не взялась сразу же.

— Несмотря на ошибки, книга уже в магазинах. Что вы будете делать, чтобы исправить ситуацию?

— Я хочу издать альбом-книгу — цветные фотографии дедушки (когда он их снимал, официально цветной фотографии еще не было) наряду с текстом, где, как бы необъективна я ни была, сама напишу о Леониде Андрееве. Кроме того, я написала рецензию на эту книгу — чтобы защитить деда и свою семью от такого унижения.

— Читатели в этом случае оказались между двух огней — что им посоветуете?

— По моему глубокому убеждению, чтобы писать о человеке, и уж тем более в ЖЗЛ, надо его любить. Но именно любви в этой книге нет. Я перефразирую частушку Андреева о воплях критики по поводу его рассказа «Бездна»: «Так будьте любезны, не читайте «Бездны»!» Так будьте любезны, не читайте ЖЗЛ мадам Скороход! Это настоящий — не красный! — желтый смех автора книги о действительно замечательном Человеке Леониде Андрееве.



Партнеры