Сибирский отморозок

14 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 615

Поющие, орущие, хрипящие, скачущие, взвизгивающие, отплясывающие, томящиеся, свингующие, нашептывающие, рыдающие, хохочущие и невесть что еще вытворяющие особи женского пола — сольно и группово — полчищами эфиопской саранчи заполонили с недавних пор поп-роковые подмостки, делами и телами своими восполняя зияющие пустоты на рынке нелегкого труда в шоу-бизнесе. Так сложилось, что с женским началом в попе у нас вечный дефицит, а тут прорвало: все “прочухали фишку”, что надо бы сей сегмент активно насытить предложением и начать наконец рубить капусту. Общая картинка оживилась. Ролики, песенки, ротации. Голова даже пошла кругом, не успевая рассортировывать лавину новых имен и названий. Но проку от этого — с точки зрения, например, реестров популярности того же хит-парада “ЗД” — практически никакого. В списках по итогам прошлого года номинация солисток (как уже повелось годами) одна из самых малочисленных и пестрит в основном персонажами не первой свежести, в “Дебютах года” — засилье патриархата. В “группешниках” — все те же “Тату” с “ВИА Грой”...

Ага! Вот она, певица, которую все ждали. Анастасия Широкова. “ЗД” так ее приподнимает вовсе не из-за личной симпатии или каких-то подковерных шуры-муры. Настюха цепкой хваткой и делом выудила из нас сей комплиман. Она только засветилась в эфире с энергичным шлягерочком “Открой” (вся такая в коже, шевелюристая, ноги в стороны, руками машет, глазами стреляет, не фифа слюнявая — а сгусток здоровой похоти со страстью, в коридорах которой потерялся и почти сошел с ума симпатяга крепыш с крепкими мускулами, но отчаянно ранимой душой), как тут же оформила свои отношения с “Двадцаткой популярности” ЗД-чартов. И худо-бедно, но два месяца в них уже держится. При этом самому клипу (точнее, истории его публичной ротации) от силы два с половиной месяца. И не сказать, что клипец-то (хоть и сотворен мифологическим героем клипмейкерства эстонцем Хиндриком Маасиком) такой уж весь навороченный, есть образцы и покруче. Но эти “покруче” так и не снискали широких народных симпатий, а тут — форменное попадалово в яблочко. Видать, в Настюхе все дело, в ее, стало быть, харизме.

Первые сплетни о ней замелькали те же пару месяцев назад в светских таблоидах, где мамзель преподнесли как “Валерия-заменительницу”, новую, то бишь, пассию компоузера и продюсера Александра Шульгина. Понятия “Шульгин” и “Валерия” за десять лет семейно-творческого союза слились в общественном сознании почти в такое же целое, как “Ленин” и “Партия”, и хотя союз, наподобие СССР, так же неожиданно и в одночасье рухнул, инерция (публичного восприятия) осталась. Оттуда и эти все придыхания: “Ах, в ней что-то есть от Валерии...”

Ну вот ни капельки! Иначе “ЗД” сильно расстроилась бы. Чего уж по два раза — в те же воды? Успех ее мы склонны оценивать совсем иначе. А то Шульгина пришлось бы уличить в топтании на одном месте, исписанности и регрессе. Формально кое-что общее у них, конечно, есть, но не из области творческой, а скорее — физиологической.

Вот эти сходства. Обе — дамы, певицы, с длинными волосами, провинциалки, скандалистки, ну и сам Шульгин — как системообразующий фактор. Всё!

Далее начинаются различия. Та — блондинка, эта — рыжая. Та — синеокая, эта — зеленоглазая. Та млела в юбках и платьишках, эта бузит в коже и спортивных прикидах. Та — домашняя холеная кошара, эта — хищная дикая пантера, норовящая порвать и загрызть. У той — романсы, йогурт и легкое винцо. У этой — гитара, дворовый ор, клюква с сахаром и вискарь безо льда.

Валерии Шульгин создавал образ идеальной женщины, образцовой жены и матери, а Настя — хулиганка, сердцеедка и потенциальный секс-символ. Не нарочито придуманный имидж, а следствие характера и врожденных наклонностей. В родном Новосибирске, где Широкова практиковала с собственной рок-группой, их концерты были запрещены так же, как “Ленинград” в Москве: по свидетельству очевидцев, она там слыла местным Оззи Осборном, и вся областная милиция дышала к ней крайне неровно, ибо кому-то в форме она заехала в репу и сломала челюсть. Бежала. Добралась до Манчестера (UK), где “спивала” в ночном клубе, заработав себе славу “русской Шакиры”. Но что такое второразрядный клуб в английской глубинке, когда на Руси стухал талант и ресурс “освобожденного” Шульгина? Она еще из Манчестера, прослышав о разводе, начала обрывать телефоны в “фамильном” офисе Александра. Примчалась в Москву. Не дождавшись добровольного согласия на встречу, подрулила к офису и тупо врезалась в продюсерское авто...

Всей истории — от силы полгода. В знаменателе: успешные концерты по излюбленной Шульгиным Балтии, на сносях — новое маасиковское видео “Звезда” и подготовка к третьим съемкам. Два месяца в хит-параде “ЗД”, топовая десятка на Украине и в Балтии. Очарованный и “загоревшийся” Шульгин вовсю строчит альбомец. “Не быстроиспеченный пирожок, — как признается сам, — а продуманное, строго выверенное по форме и содержанию законченное произведение...”

Из всех женских дебютов последнего времени мы, пожалуй, получили самый выверенный и востребованный — с точки зрения массовых потребностей — продукт. Богемные, эстетские, примодненные штучки — это, конечно, хорошо. Но истосковалась наша эстрада и ее публика по своей в доску матеро-прожженной бабенке, за словом в карман не лезущей, судьбой управляющей, знающей, чего, как и с кем ей хочется, могущей и красотой породистой блеснуть, и водки в общежитии с подружками накатить... Что-то подобное создавала на рубеже 80—90-х гг. совсем не Валерия, а Ириша свет Аллегрова. Но то было время турецкого ширпотреба и самопальной перекиси водорода. С тех пор “свои в доску” подружки покатались по Европам и, если что, могут дать форы и на набережной Круазетт...

Новая русская, которой еще не было в местном попе...



    Партнеры