Так далеко не уедешь

14 марта 2004 в 00:00, просмотров: 357

Со вторника по четверг эфир центральных каналов превращается в бесконечную “мыльную оперу”. На Первом — бразильские страдания, на РТР и НТВ — отечественные разборки с применением всех видов огнестрельного оружия. Неделю назад закрыли телесериал “На вираже”, пытающийся рассказать, что всем автоспортом заправляют бандитские группировки, а вместо него появился “Таксист”. Там тоже не обошлось без присутствия плохих дядей и стрельбы. Но главное не это, а то, как якобы работают сегодня столичные таксисты. Московский мэр, мягко сказать, был бы недоволен, да и сотрудники ГАИ тоже не в восторге. Но давайте по порядку.

Непонятно, как можно было историю Монаха, Пельменя и Дракоши растягивать на десяток серий, когда главный герой (Евгений Сидихин) наверняка ездит без водительских “прав”. В заставке каждой серии, когда мы с вами читаем титры, его желтая “Волга”, не доехав нескольких метров, спокойно разворачивается через две сплошные линии. Согласно новым ПДД — это самое крупное нарушение, за которым следует немедленное лишение “прав”. Впрочем, зачем герою Сидихина эти “права”? Ведь он спокойно залезает в “Daewoo” преступников, укравших у его клиента портфель, и целый день катается на чужой машине. При этом, когда приезжает на стоянку вокзала, где оставил свою “шашастую”, открывает дверь безо всяких ключей. И все потому, что в каждой серии он никогда не закрывает машину, а так как действие происходит летом, то форточки тоже остаются открытыми. Странно, что по сценарию его такси еще не угнали. Впрочем, закрывать машину вообще не модно в сериалах: в “Ментах-5” девушка из убойного отдела проделывала то же самое с чужой “Volvo” — и ничего, машина осталась в сохранности.

Но вернемся к “Таксисту”. Как выполняют план Монах и Пельмень, остается самой большой загадкой. В каждой серии они вляпываются в какую-нибудь историю и целыми днями катают детей, пенсионеров и своих друзей на халяву (т.е. даром), а все остальное время едят и ведут беседы о вкусной и здоровой пище. Но в отличие от Монаха г-н Пельменьштейн (наверное, по мнению сценаристов, это самая смешная фамилия) по кличке Пельмень по 3—4 раза за серию перекусывает сандвичами и эклерами. Сам же Монах мало того что возит бесплатно — еще по полдня стоит у дверей магазина, где работает его бывшая жена, и страдает. Какой уж тут план! Приезжает он почему-то к бутику на машине с номером 260, а уезжает с номером 262. Да и сама машина у него какая-то странная: с одной стороны шашечки есть, с другой их нет. И куда смотрит на это начальство таксопарка? И как это самое начальство допускает грубейшее нарушение техники безопасности? Ведь таксист Дракоша у всего честного народа заправляет свою машину с сигаретой в зубах, а вынув шланг из бака, бросает окурок прямо на землю. И все это, как и разворот через две сплошные, — на глазах у многомиллионной телеаудитории.

За прошедшие семь серий ляпов в “Таксисте” столько, сколько их было за всю историю отечественного кино. Остается теперь понаблюдать, сколько их наворотят создатели в оставшихся до конца сюжетах...



Партнеры