Русская любовь Короля вальсов

1 мая 2006 в 00:00, просмотров: 7667

Поклонницы бросались к его ногам. Репутация безжалостного сердцееда лишь подогревала их пыл. Но подлинная история короля вальсов...

В мае 1856 года Иоганн Штраус дал свой первый концерт Павловске. Руководителю знаменитой венской капеллы шел тридцать первый год. В те времена Павловск, расположенный в тридцати километрах от Петербурга, был не только дачным предместьем, в котором предпочитали проводить лето люди из высшего общества, можно сказать, он был летней столицей России. В Павловске выступали европейские знаменитости. Упомянуть о посещении концерта в Павловске считалось хорошим тоном. И вот главный дирижер и капельмейстер известной венской капеллы предстал перед судом взыскательных слушателей. Публика неистовствовала.

В один прекрасный день маэстро Штраус начинает получать анонимные записки, в которых неизменно значится: «Преподнесено мастеру в знак уважения от незнакомки».

Когда Иоганн Штраус впервые увидел автора этих загадочных посланий, в точности неизвестно. Считается, что с Ольгой Смирнитской музыкант познакомился в доме графа Соллогуба.

Кто она такая?

Ольга Васильевна Смирнитская родилась в 1837 году в семье бывшего кавалерийского офицера Василия Смирнитского и купеческой дочери Евдокии Гороховой. Стало быть, к моменту начала нашего повествования ей было 19 лет. Надо сказать, что не только ее молодость и привлекательная внешность могли зажечь сердце Штрауса. Ольга Смирнитская ко времени появления Штрауса в России была автором нескольких романсов. И принято считать, что «она была одной из первых русских женщин, сочинявших музыку». К моменту, о котором идет речь, десять романсов юной барышни уже были опубликованы. Причем некоторые сопровождались посвящениями великим европейским знаменитостям.

Интересно, что осенью 1856 года Штраус обратился русскому царю с просьбой разрешить брак с дочкой тульского купца Марией Френкель. Разрешение было получено, однако брак не состоялся. Для нас же важно, что Штраус, которого Ольга однажды упрекнула в ветрености, написал ей: «Прошу Тебя, не произноси никогда больше этого имени. Я думал, что должен заключить вынужденный брак, чтобы выполнить желание моей мамА».

Запомним: должен выполнить желание матери.

Сентиментальное путешествие

Итак, в конце 1856 года Штраус залечивает душевные раны в связи с разрывом отношений с бывшей невестой; в 1857 году Ольга с матерью находятся за границей, а уже в сентябре 1858 года Штраус включает в программу своего вечера польку-мазурку Ольги Смирнитской. Это изящное событие считается первым достоверным свидетельством их романа.

Через неделю Штраус представляет почтеннейшей публике еще одно произведение Ольги: романс «Так и рвется душа». Хорош был романс или Штраус оказался ослеплен любовью, как бы то ни было, спустя почти полвека произведение барышни Смирнитской все еще включалось в модные сборники романсов, о чем свидетельствует издание известного Юргенсона.

Судя по косвенным данным, собранным кропотливым исследователем жизни и творчества Штрауса Фрицем Ланге, роман развивался бурно, Штраус бывал дома у Ольги. Проскальзывают даже глухие намеки на то, что влюбленные подыскивали квартиру для будущей семейной жизни. В тайну отношений со Штраусом была посвящена ближайшая подруга Ольги – Поликсения – все называли ее Паулиной. В то время, когда роман со Штраусом был в самом разгаре, Паулина жила в доме Смирнитских.

Иоганн Штраус был безумно влюблен и наслаждался этим безумием:

«Так возьми же мое сердце,– писал он Ольге»– чтобы оно могло доказать Тебе, как любит Тебя, чтобы оно без остатка отдало то, что ниспослано ему самим Создателем. Ольга!.. я живу лишь надеждой не покидать Тебя никогда, принадлежать Тебе. И если надо будет преодолевать трудности, они должны быть побеждены, а в противном случае я положу конец своей жизни… Я был слишком горд, чтобы броситься к ногам другого создания, нежели к Твоим, мое обожаемое дитя. Это мое искреннее и неиспорченное сердце, оно делает меня такимгордым; его я дарю Тебе и клянусь свято быть Твоим… Береги себя, ангел, моя единственная на свете. Вечно твой Жан».

Продолжение без продолжения

18 июля 1859 года Иоганн Штраус сделал Ольге предложение руки и сердца в присутствии ее матери, Евдокии Акимовны Смирнитской. Однако роман с венским композитором не входилв планы родителей Ольги. А говоря точней – ее матери, которая, судя по всему, считала, что Штраус – не пара для Ольги.

Ответом был категорический отказ. Кто знает, почему так случилось? Опасалась ли мать Ольги, что Штраус слишком легкомысленный человек? Слухи о его увлечениях ни для кого не были секретом. Или жених был из простых – даром что Ольгина мать сама была купеческой дочерью… Официальным поводом для отказа послужило слабое здоровье господина Штрауса.

Была, наверное, и еще одна причина, о которой мать Ольги, разумеется, не могла говорить вслух. Ольга, опасаясь, что родители узнают об их романе, в кругу семьи старательно подчеркивала, что не придает ухаживаниям венского музыканта никакого значения. А мать внимательно наблюдала за ней и решила, что дочь не влюблена. Только и всего. Спасаясь от всевидящего ока родителей, Ольга перестаралась. И ее мать решила: мало того, что жених худого звания, так дочь еще и холодна к нему.

Уж замуж невтерпеж

Но Ольга настаивала на том, чтобы Штраус поговорил с ее отцом. Она была уверена, что отец ее поддержит.

Однако Штраус то и дело откладывал эту встречу. И чем больше Ольга настаивала, тем искусней становились его отговорки. Так, он объяснял возлюбленной, что Василий Николаевич уже знает от жены о том, что Штраус сватался к их дочери. Раз он не подает виду, что ему это понравилось, значит, незачем и спрашивать.

Тогда Ольга, которая, похоже, не сомневалась в том, что отец ее поддержит, сказала жениху, что у него самого, видимо, есть «тайные причины» отказываться от встречи, которая способна решить их будущее. Штраус ответил, что он не может, в силу своей мужской гордости, объяснять отцу обожаемой им женщины, что он лучше, чем молва, которая его преследует.

Между тем, странное чувство возникает, когда читаешь их, эти драгоценные свидетельства внутренней жизни короля вальсов. Его музыка берет за душу непревзойденной грациозностью, тонкими переходами от одного хрустального состояния к другому. То, что Штраус сумел выразить в музыке, совершенно непередаваемо на словах. И слова, которые он пишет своей божественной возлюбленной – именно так обращался Штраус к Ольге, почему-то кажутся неискренними. Нет, пылкие признания и клятвы вырывались из глубины его сердца, но все равно трудно избавиться от ощущения, будто между ним и Ольгой есть кто-то третий, и он не смеет сказать все, что хочет.

Тайный враг

Наконец терпение Евдокии Акимовны подошло к концу. Она сказала Штраусу, что ему следует забыть о предложении, которое он так неосмотрительно сделал ее дочери, и потребовала вернуть Ольгины письма. Она также дала понять, что уговорит мужа выставить из дому Паулину, которая злоупотребила ее доверием и помогала влюбленным обмениваться письмами.

Впервые ему открыто объявили, что надеяться больше не на что. Штраус возвысился до ропота и позволил себе высказать раздражение против родителей Ольги. Отдать письма? Ни за что на свете!»

На другой день Штраус со своим знаменитым оркестром играл на балу императрицы Марии Александровны, в Царском Селе. Ольга, улучив момент, ускользнула из дому и в саду, перед началом бала, передала Штраусу коробку конфет, в которой лежало ее письмо. Прочитав письмо, он до того забылся, что не поприветствовал гостей бала, а это было вопиющим нарушением этикета.

Однако с того времени Штраус все чаще и чаще называл Ольгу «супругой в духовном отношении». Последняя попытка уладить дело при помощи Ольгиного дяди потерпела поражение. Семейное предание говорит о том, что Ольга не собиралась сдаваться и «решила устроить романтическую свадьбу с похищением и побегом из родительского дома». Но ее жених был не готов к такой свадьбе. Король вальсов не осмелился противостоять своей матери, которая возражала против его брака с Ольгой.

Как всегда, все объясняется на удивление просто. Кумир женщин, демонический сердцеед и обольститель невинных дев, Иоганн Штраус был маменькиным сынком. В большой семьеШтраусов всем заправляла мать. Ольга об этом не знала. Ведь письма о любви писала не мадам Штраус, а ее сын Иоганн…

Не вечная невеста

В начале октября в Павловске состоялся последний концерт капеллы. Штраус продолжает клясться Ольге в безумной любви и при этом не устает твердить, что Ольга излишне пылко демонстрирует окружающим их отношения – их нужно скрывать для ее же блага, как она этого не понимает? И еще:

Я действительно нуждался в тот вечер в Твоем взгляде, чтобы иметь больше силы и выдержки. Но Тебя не было… Произошло еще кое-что очень смешное: одна фрейлейн в возрасте около 45лет на глазах у всей публики преподнесла мне букет с голубым бантом …, очень красивый, нокоторый не мог мне доставить никакой радости из-за дарительницы. Далее посылаю Тебе направленные мне приветственные билеты, среди которых ефимовский (одна из поклонниц Штрауса – Авт.) и стихи в наивысшей степени забавны. Письмецо от Ефимовой можно оригинальности ради даже в газету поместить как акт извержения женского отчаяния».

Перед отъездом в Вену Ольга подарила Штраусу прядь своих волос и портрет. И вот, наконец, он на корабле, который отвезет его домой. «Ольга, дитя мое, и вот хочу открыть Тебе мое сердце: я Тебя безумно люблю. Ты уже знаешь то, что мне невозможно жить без Тебя… Я близок к безумию. Небо, не дай мне умереть,– нет у меня больше радости в жизни, нет у меня надежды, мне не остается ничего, кроме смерти. На корабле люди смотрят на меня как на сумасшедшего, я замечаю, что вызываю содрогание; скоро люди будут совсем избегать меня, и меня запрут в желтый дом, где я сдохну, как зверь… Моя страсть съедает меня. Прощай, ангел, я не могу больше писать. Бог знает, что со мной произойдет. Вечно Твой, Жан».

Из Вены он пишет подробные письма о своих выступлениях и о том, что дамы, по обыкновению, неистовствовали. Он продолжает утверждать, что Ольга предназначена ему судьбой. Кроме того, он уверяет Ольгу, что его мать с удовольствием познакомилась бы с ней, приняла бы как невестку, даже и при том, что не уверена в трезвости его отношения и, увы, объективности. Главное в этих венских письмах написано между строк. Мама против, но она готова смириться. Одновременно пылкий возлюбленный развивает тему духовного брака и просит Ольгу поклясться ему в вечной верности… Перед Новым годом он умоляет ее приехать в Вену и стать его женой – не духовной, а настоящей. Но даже в этих письмах есть много такого, из чего можно заключить: он понимает, что требует от Ольги слишком многого, когда сам был вовсе не настойчив, добиваясь ее руки.

В марте 1860 года стало известно, что Штрауса вновь пригласили в Россию. Он продолжает уверять Ольгу, что ждет встречи с ней. Однако со срочной почтой к нему приходит письмо:

«Любимый Жан! Не проклинай меня, читая эти строки. Буду краткой и оставлю в стороне все объяснения. Уже две недели, как я стала невестой. Восхитительные часы, которые мне было предназначено провести с Тобой, великим музыкантом, никогда не исчезнут из моей памяти. Забудь свою неверную проказницу, которая никогда не перестанет дорожить воспоминанием о Тебе. Ольга С.»

Вскоре Штраус, ко всеобщему удивлению, женился на никому не известной Етти Трефц. Надо думать, он наконец нашел барышню, которая понравилась его маме.

Бесцельно прожитые годы

Новое увлечение Ольги – Александр Лозинский, был на три года моложе и происходил из обедневшей дворянской семьи.

Он был воспитанником знаменитой петербургской школы кавалерийских юнкеров и позже служил в не менее знаменитом Семеновском полку. Роман с Лозинским скрывался от родителей, и влюбленные тайно обменивались письмами. В начале 1864 года они обвенчались. Другие письма и другая тайна…

У Ольги и Александра Лозинских было четверо сыновей. Володя умер, не дожив до 12 лет. А в 1902 году ушел из жизни и ее любимец, тридцатилетний красавец Сергей Лозинский. Он был необычайно одаренным человеком, но умер в психиатрической больнице, где провел чуть ли не пять лет.

Сохранились замечательные воспоминания племянницы Ольгиного мужа. Наш рассказ останется неполным, если мы не прочтем оттуда хотя бы несколько строк.

«Александра Степановича, придирчивого, строгого и часто мелочного, дети не любили и за резкое отношение к матери. Дом оживал только тогда, когда после полуденного отдыха в кабинете он уходил до 12 часов ночи в клуб…

Каким образом вышло, что Александр Степанович сделался бичом своей семьи, которая всю жизнь томилась под его тяжелым гнетом? Александр Степанович до глубокой старости прожил в Петербурге и только раз в году ездил на воды, но всегда один, без жены и без детей. Ольга Васильевна и Александр Степанович прожили всю долгую жизнь в оппозиции и как будто всю жизнь друг другу за что-то мстили… Ольга Васильевна была женщина очень умная и талантливая, но ум ее принял с течением жизни направление саркастическое. Горечь, ирония и насмешка звучали постоянно в ее словах, и в душе жила постоянная тяжелая обида. Жизнь не дала ей того, чего она ждала от нее, мечтая, быть может, о невозможном».

Любовь до гроба

Александр Степанович Лозинский дожил до 80 лет. Он стал свидетелем революции и установления советской власти, с которой у него, «монархиста без всяких уклонов», не было и не могло быть ничего общего. Однажды в январе 1920 года он решил обойти места своего детства и пошел на прогулку поПетербургу. Домой он вернулся потрясенный и сказал жене: «Этого я не перенесу и жить так больше не могу и не хочу».

Лозинский достал чистое белье, побрился, лег в постель и через три дня умер. Ольга Васильевна, с которой он прожил без малого 60 лет, пережила его на восемь дней. Одни утверждали, что она простудилась на похоронах мужа, а другие – что она умерла от тоски по человеку, с которым всю жизнь была в ссоре. Тоска? Не знаю. Трудно избавиться от ощущения, будто она вышла замуж за Лозинского, желая доказать в первую очередь себе самой, что Штраус был всего лишь эпизодом в ее жизни…

Рука, качающая колыбель

А что же «бедный Жан»?

Свою мать он осмелился ослушаться лишь однажды и не пошел под венец с Марией Френкель. Больше он этого никогда не делал. Ольга не понравилась матери (которая ее никогда не видела, а знала лишь по рассказам сына), значит, ей не место рядом с драгоценным Жаном.

Штраус был трижды женат и умер в 1899 году. Ему было 74 года. Письма великого музыканта к Ольге Смирнитской сохранила ее подруга, та самая Паулина, которая жила в доме ее родителей и помогала влюбленным. Обнаружены эти письма были лишь в 1993 году. Для чего-то судьба хранилаих почти полтора века. Для чего?

Однажды Чехов сказал о Левитане: «Так мало нот и так много музыки». Это в полной мере относится и к произведениям Иоганна Штрауса. При первых звуках его вальсов неизменно сжимается сердце, так они хороши. И кто виноват в том, что, увидев божественное творение, мы безрассудно обожествляемего творца? Боже милостивый, как трудно поверить в то, что великий музыкант, как провинившийся школьник, боится матери! Как сладок мед любви и как слаб обыкновенный смертный человек, даже если он написал бессмертную музыку...




Партнеры