Проскурин сел за руль “автобуса”

Репортер “МК” принял участие в покушении на кандидата в депутаты

30 июля 2007 в 15:06, просмотров: 699

Желтый автобус, словно сонная муха, лениво тащится по пустынному шоссе. Внимание привлекает какой-то рекламный плакат на лобовом стекле, слева от водителя. Но рассмотреть его не успеваю.

Белая “Волга” обходит автобус с левой стороны, следом на обгон идет еще одна машина. Опускается боковое стекло, в проеме виден автоматный ствол. Две короткие очереди вышибают стекло “волжанки”. Осколки брызгами рассыпаются по асфальту, искрятся на солнце.

Автобус тормозит резко. На шоссе, словно арбузные косточки, высыпаются люди. Впереди — молодая красивая женщина, на глазах слезы: “Козлова убили!”.

— Живой… — раздается облегченный вздох толпы.

И в этот момент режиссер Владимир Нахабцев (“Куратор”) командует “стоп”. В 80 километрах от Москвы, в районе города Боровска, закончились съемки очередной сцены из нового сериала “Автобус”.

— Володя, в двух словах: о чем фильм, кто главный герой?

— Наверное, у нас в картине главный герой — это сам автобус. Знаешь, есть такие, которые работают на заказ.

Каждая серия фильма строится на том, что в автобус входит новый пассажир или пассажиры. Таким образом, они становятся главными героями конкретной серии. Мы узнаем об их бедах и радостях. Об их маленьких победах и поражениях. В одной серии, например, автобус заказан на похороны. В другой — его пассажир иностранец, который приехал на поиски могилы отца. Сейчас мы снимаем серию, где автобус арендован группой пиарщиков из Москвы. Они проводят агитацию среди местного населения, ратуют за “своего” депутата.

— В главной роли, шофера автобуса, занят Виктор Проскурин…

— Виктор — профессионал. Именно поэтому ему, кстати, очень тяжело на площадке. У него за всю карьеру не было столь масштабной работы. Проскурин всегда глубоко погружается в образ, не просто проговаривает перед камерой свой текст, как это делают некоторые молодые актеры, а именно что влезает в шкуру своего героя.

Режиссер и постановщик трюков отходят в сторону, им нужно обсудить следующие сцены. А рядом со мной присаживается Миа Лобутич. Актриса попала, что называется, с корабля на бал, вернее, с бала на корабль.

Только вернулась с Каннского фестиваля, где участвовала в презентации авторского проекта своих итальянских друзей, как дома раздается звонок: “Приглашаем на роль в новом фильме!”.

— Миа, а вы кого здесь играете?

— Стерву. Не смейтесь, иначе мою роль просто нельзя охарактеризовать. Моя героиня — профессиональная пиарщица из Москвы. Такая стильная жесткая штучка. Она занимается тем, что помогает человеку по фамилии Козлов выиграть выборы, стать местным депутатом. И она, чтобы достичь цели, не остановится ни перед чем.

Она устраивает покушение на этого Козлова, чтобы в нем обвинили действующего губернатора. Мы как раз снимаем эту сцену. Кстати, на самом деле моя роль была написана для мужчины. Но режиссеру захотелось, чтобы играла женщина.

— Сложно играть стерву?

— А что здесь сложного? Стервой-то и быть, мне кажется, легко, а уж сыграть... Нет, роль у меня интересная, режиссер замечательный, партнеры по площадке талантливые, сценарий и диалоги суперские! Что еще надо?

— А от какой роли вы бы отказались категорически?

— От полного “ню”, хотя многое зависит от сценария фильма. Ведь любой характер интересен. Дело не в объеме, не в том, большая роль или маленькая, важно, что твой персонаж делает на экране, какую проживает жизнь. Мы знаем много примеров, когда одна маленькая, малюсенькая роль стоила больше, чем все главные, вместе взятые.

— А если предложат Бабу-Ягу сыграть?

— Это опять, значит, стерву?! (Смеется.) Ну смотря какую. Ведь образ Бабы-Яги можно трактовать совершенно по-разному.

— Откуда вообще появилось желание стать актрисой?

— С детства. Со школьной скамьи. С праздничных постановок, в которых я участвовала. Но это не был какой-то специальный театральный кружок, а скорее, обычная школьная самодеятельность.

— И кого доводилось играть?

— Как это кого?! Принцессу, конечно же!

— В чем минус актерской профессии?

— Для меня минусов нет, одни только плюсы. В каждой роли ты проживаешь новую жизнь, заново открываешься.

— А как насчет поклонников?

— А разве это минус?!

— Я слышал, вы не только снимаетесь в кино, но и пишете книги.

— У меня вышла одна книга, вторую только пишу. Книга называлась “Падшие ангелы”. Название говорит само за себя. Это книга о женщинах, которые ради хорошей и обеспеченной жизни фактически продают себя, заключая сделку с совестью. Сложно в двух словах пересказать сюжет. Это надо читать. Кстати, если актрисой я хотела быть с детства, то о сочинительстве никогда не мечтала. Просто однажды мне приснилась эта книга, от начала и до конца. Понимаю, это звучит странно, но, когда я проснулась, мне осталось только записать все то, что увидела во сне. Собственно говоря, так и вышло. У меня сложные отношения с компьютерами, поэтому просто взяла бумагу, ручку и стала записывать свой сон.

На шоссе появляется помреж: “Миа, мы готовы!”.

— Пойду участвовать в покушении на кандидата в депутаты, — смеется Миа.

— Миа, последний вопрос: чем планируете заниматься дальше — играть или писать?

— Пока мне удается и то и другое. Но моя жизнь — это кино.

Миа уходит, но ее место занимает Виктор Проскурин. Дело в том, что на съемочную площадку вместо него сейчас выходит профессиональный каскадер. Именно дублеру предстоит вместо актера вести автобус, уворачиваясь от вражеских пуль.

— Виктор Алексеевич, специально учились водить автобус? Сложное это дело?

— Не такое, как может показаться. Тем более никаких особо опасных трюков я на нем не совершаю. А по деревенскому полю проехать или по городской улочке я и сам могу, без дублера.

— Если вдруг кино больше не будет — сможете пойти работать водителем?

— Не знаю. Не люблю это выражение, откровенно говоря. Но, если вдруг прижмет, что ж, в мире нет ничего невозможного.

— Ваши последние работы в кино — сплошь одни злодеи. Криминальный авторитет в “Персона нон грата”, террорист, пытающийся взорвать столичный отель в “Трое из ФСБ”… Надоело играть мерзавцев?

— А мне интересно играть совершенно разных персонажей, честно. К тому же мой герой в “Автобусе” не такой уж белый и пушистый, как может показаться на первый взгляд. Он встречается с разными людьми, оказывается в совершенно разных ситуациях и поэтому постоянно меняется подобающим ситуации образом.

— Еще говорят, что тот актер хорош, у которого больше штампов в копилке. У вас, если не секрет, сколько?

— Это вы хотите меня обескуражить этим вопросом? А я вам так отвечу: посмотрите на список моих ролей в кино и все поймете. Мне даже объяснять ничего не надо будет. Я играл и Генку Ляпишева в “Большой перемене”, и самого Сталина. А между ними были и “Однажды 20 лет спустя”, “Выйти замуж за капитана”, “Жестокий романс”. Много чего было. Ну так сколько у меня штампов?



Партнеры