“Я наконец-то дождался роли офицера!”

Теперь актер служит пограничником в Белоруссии

31 июля 2007 в 17:47, просмотров: 2062

В трех десятках километров от Минска идет война. По дамбе ездят взад-вперед BMW и “Мерседесы” образца 1941 года. Звучат выстрелы и взрывы. А вдоль леса на мотоцикле мчится пограничник, который при ближайшем рассмотрении оказывается Сергеем Безруковым. Корреспондент “МК” побывал на съемках фильма, в котором, по словам исполнителя главной роли, хватает грязи, пота и крови.

“Солдаты вермахта”, оккупировавшие дамбу и окрестности Минского моря, охотно фотографируются с отдыхающими на память. Эти парни — участники белорусских военно-исторических клубов — массовка сериала “Июнь”.

Снимается сцена знакомства главного героя, пограничника лейтенанта Бурова, с польской девушкой Ханной. Исполнитель главной роли Сергей Безруков дубль за дублем едет на мотоцикле, подвозит Ханну до дамбы. Так и зарождается главная романтическая линия будущего телепроекта.

— Вы не смотрите, что сегодня все так спокойно, — убеждает “МК” Безруков. — Просто сегодня мы снимаем самое начало. И мы вовсе не собираемся приукрашивать войну, создавая пафосную картинку. За те полтора месяца, что я в Белоруссии, мне уже хватило и грязи, и пота, и крови, без которых война не война. Я наконец-то дождался роли офицера. Мне давно хотелось сыграть в военном фильме. Причем не поиграть в войнушку, а показать весь ужас войны, чтобы это было пусть иногда чересчур жестко, но — правда.

Супруга Сергея Ирина вместе с ним на площадке. Она не играет в “Июне”, но, наблюдая за отношениями Безруковых в перерыве между съемками, понимаешь, что в жизни Сергея жена играет главную роль. Вовремя принести кружку с дымящимся ароматным травяным чаем. Поговорить после трудной сцены, когда нужно бежать, падать, валяться в грязи, тащить на спине тяжелый пограничный столб. Сделать несколько фото для семейного архива. Не ревновать, когда снимается любовная сцена с молодой польской актрисой Магдаленой Гурской, играющей Ханну.

Пока муж работает, Ирина угощает меня минским шоколадом, показывает отснятые на фотоаппарат кадры и явно гордится мужем:

— Сергею очень идет форма. Немножко даже жаль, что он не стал военным, ну или хотя бы не играл до этого в фильмах про войну. Хотя в фильме, даже в физическом смысле, Сереже непросто. Пару-тройку раз мне было по-настоящему за него страшно!

— Нашего сериала не было бы, наверное, если бы Сергей не согласился на главную роль, — присоединяется к разговору режиссер Александр Франскевич. — Вообще, кастинг был очень серьезным. Для меня важно, чтобы массовка работала на заднем плане так, будто каждый статист играет главную роль. Я специально не стал приглашать в проект звезд, кроме Сережи Безрукова, чтобы зритель не отвлекался на знакомые лица.

Хорошо, что в нашем проекте так много молодых ребят. Ведь воевали-то в первые дни действительно мальчишки. Я это по рассказам своего деда знаю. Он на фронт в моторазведку попал таким же 18-летним пацаном. Его серьезно ранили. И врачи собирались было ногу ему ампутировать. Но вмешался опытный хирург.

Он сказал: “Что же вы делаете? Парень еще молодой, а вы его лишаете возможности жить после войны полноценной жизнью. Взял большое шило и, накалив его, просто проткнул ногу деда насквозь, вытолкнув пулю с другой стороны. Больно было, но этот человек деда инвалидом на всю жизнь не сделал...

На второй день пребывания в Минске пота и крови, о которых говорил Безруков, на съемочной площадке было предостаточно. Собаке, даже дрессированной, ведь не объяснишь, когда надо заканчивать вгрызаться в человека. А бесконечные пробежки под палящим солнцем позволяют гримерам экономить специальную воду, имитирующую пот — своего актерам хватает...



Партнеры