“Глянец” — это маленький гламур

На премьере нового фильма Бориса Акунина вогнали в краску

20 августа 2007 в 18:04, просмотров: 1399

По припудренным золотистым порошком ступенькам киноконцертного зала “Пушкинский” поднимались кинозвезды и прочие “медийные лица”: Борис Грачевский, Андрей Житинкин, Аркадий Укупник, Эвклид Кюрдзидис, Алексей Серебряков, Сергей Гармаш, Ефим Шифрин, Дмитрий Дибров и многие другие.

Гости угощались охлажденным шампанским и обсуждали внешность Андрея Кончаловского: мол, семьдесят ему никак не дашь, пятьдесят от силы. Юбиляр — дай бог ему здоровья — полон творческих сил. Вчера представил друзьям и коллегам свой “Глянец”, сегодня презентует новую книгу. И уверяет, что это лучший способ праздновать день рождения.

Андрей Сергеевич обладает — среди прочих прекрасных свойств — умением идти в ногу со временем.

Присутствующий на премьере сын режиссера Егор, уважающий, по собственным словам, все фильмы отца, и в особенности “Сибириаду”, но считающий себя лучшим произведением Андрея Сергеевича, признался “МК”:

— У меня есть много поводов по-хорошему завидовать отцу. Особенно в том, что с каждым прожитым годом он становится все моложе. При этом умудряется не впадать в детство. Поэтому меня не удивляет, что такой фильм снял не какой-нибудь молодой режиссер, а папа. Ведь он по-прежнему самый молодой из молодых.

Кстати, поздравить Кончаловского с премьерой и с грядущим юбилеем собралось практически все михалковское семейство, включая патриарха — Сергея Владимировича, который в формате вечеринки явился в лихой ковбойской шляпе. Не было лишь Никиты Сергеевича, который вместо себя делегировал на премьеру жену Татьяну и дочерей Аню и Надю. Зато одной из первых поздравить Кончаловского с премьерой пришла актриса Ирина Бразговка, с которой Андрею Сергеевичу приписывают бурный и страстный роман, в результате которого появилась на свет одна из его дочерей — Даша.

В это же время с женой Егора Любовью Толкалиной любезничал Алексей Панин. Когда пара позировала папарацци, Люба томным голосом неожиданно произнесла: “Я вся такая пьяная-помятая”. Панину стало немножко неловко, и он вернул Кончаловскому-младшему супругу со словами: “Прости, Егор!”

Егор, пока его супругу развлекал Панин, отвечал на каверзные вопросы Юлии Высоцкой. Та пыталась выяснить, гламурный ли она персонаж.

— После премьеры фильма отца станешь, — уверенно отвечал Егор.

Тут ведущие предпремьерной тусовки вовсю принялись обсуждать филейные части присутствующих дам. Причем именовали по-простому — “жо…ми”. Покрасневший от смущения Борис Акунин стремительно укрылся в кинозале.

Знающие люди утверждают, что мир, показанный в “Глянце”, был таким лет десять назад. Нам-то, к глянцу что журнальному, что реальному отношения не имеющим, это невдомек. Знающим — виднее. Но одна реалия уж точно не изменилась — на необъятных просторах нашей родины полным-полно девушек, которые шлют свои зазывные фотки в столичные СМИ, чтобы “стать звездой”. Именно так поступила героиня “Глянца” Галя Соколова (в веселом и напористом исполнении Юлии Высоцкой). Фотку ее напечатали, и приободренная успехом она отправилась из родного Ростова-на-Дону в Москву — покорять обложки модных журналов. В первом же издании ее пыл охладила циничная редакторша (Ирина Розанова), объяснив, что для данной карьеры требуется “спать с кем надо и кому надо задницу лизать”.

Галя, по профессии швея, подалась к модельеру Шиферу (его каскадно сыграл Ефим Шифрин). Галя виртуозно обметывала петли для шиферовских моделей. Так бы и метала, если бы не давний ее поклонник Витек (Илья Исаев), опричник ростовского политика, очень кстати прошедшего в Совет Федерации. Витек замолвил словцо кому надо, и Шифер, скрипя зубами, выпустил Галю на подиум. Пройдясь поступью гарцующей лошади, наша Золушка на смех собравшемуся на показе бомонду упала и потеряла туфельку.

Из чего вышло ей счастье: падение оценил Стасис — тоже, между прочим, Галин земляк, начинавший поваром и доросший до… Кем является Стасис в модельном бизнесе, человеку, в глянце не сведущему, трудно понять. Но, судя по тому, как его играет блистательный Алексей Серебряков, в мире моды Стасис царь и бог. Теперь мяч переходит к нему, и с его подачи Галя становится помощницей Петра (Геннадий Смирнов) — владельца агентства по подбору девушек для увеселения особо богатых клиентов и также невест для олигархов и иностранных лордов. И быть бы Гале помощницей и прислугой в одном флаконе, если б капризному олигарху Мише Клименко (Александр Домогаров) не приспела блажь жениться на копии Грейс Кэлли. Была такая звезда Голливуда, ставшая потом принцессой Монако.

Слепили олигарху Грейс. Из Гали. Пришлось ей, правда, и в постель лечь, и голую задницу Михаилу подставить, чтобы он, затейник, метал в эту цель орешки. Но все же стало Гале счастье. Со слезами на глазах.

“Горькая правда о сладкой жизни” — этот слоган фильма “Глянец” не совсем точен. Сильные гламурного мира — и редакторша, и Шифер, и Стасис, и Петр — все “до комизма предобрые люди” (в кавычках, извините, цитата из Достоевского). Ну матерятся, хамят, истерят. Да кто ж не хамит, не матерится, не впадает в истерику? Тоже ведь люди. Как сказала в фильме Алиса Конеген по поводу глянца вообще: “Нет ничего слаще, чем так бездумно тратить свою жизнь”.

Между прочим, в тот момент, когда светская тусовка наслаждалась просмотром “Глянца”, в казино, расположенное под кинозалом, прибыл самый на сегодняшний день глянцевый персонаж российского шоубиза Алла Пугачева. Она предпочла фильму зелень сукна. Что ж, у каждого свой гламур. И свой глянец.



Партнеры