Отелло с нашего “Острова”

Дмитрий Дюжев: “Я не ухожу в монастырь!”

23 августа 2007 в 16:12, просмотров: 1004

Еще пару лет назад спроси у кого, кто такой Дима Дюжев, ответ был бы один: “А… Ну, типа, бык, который из “Бригады”. Безусловно, это обидно. Нельзя профессиональному артисту быть актером одной, пусть даже яркой, роли.

Сегодня все не так. Дюжеву повезло. Он больше не “бригадир”, скорее он теперь “монах”, потому что сыграл яркую и интересную роль в нашумевшем “Острове” режиссера Павла Лунгина.

А сегодня на церемонии открытия V фестиваля отечественного кино “Московская премьера” будет показана еще одна новая работа Дмитрия — картина Веры Сторожевой “Путешествие с домашними животными”, которая вошла в главную конкурсную программу фестиваля “Великолепная семерка “МК”, одним из организаторов которого является наша газета.

— О чем ваш новый фильм?

— Это история маленького человека, которая меня удивила.

— Чем?

— Это же человеческая судьба! Я очень хорошо знаю прообраз этого персонажа. Это человек со сложной судьбой. Может быть, на первый взгляд в отсутствие диалогов не видно, какая у него жизнь за плечами. Служил ли он где-нибудь в Афганистане, нет ли… В этом фильме мы ничего про него не знаем, кроме того, что у него есть маленькая дочь и жена, с которой он в разводе. Такие люди никогда не рассказывают о себе, никогда для этого не ходят на телевидение. Хотя, может быть, они и совершали подвиги.

— Интересно, себя вы считаете маленьким человеком?

— Я себе давно уже ответил на этот вопрос. Ведь я чего-то стою. Я могу, а не просто так живу на свете. Я уже давно понял, что мне надо делать. Да я бы мог расслабиться и вообще ничего не делать. Но мне надо делать!

Сейчас у меня есть два новых интересных проекта, два сценария, два режиссера, которые хотят все это снимать, и я пытаюсь на эти деньги привлечь инвесторов. Мы хотим делать свое кино, чтобы это было и зрительски интересно, и в то же время было про нас. Мне рассказывали люди, которые работали с американскими продюсерами, что есть несколько просчитанных тем, которые должны входить в сценарий, и таким образом фильм будет всемирно популярен. Известно, как выстроить планы, где надо подготовить темпо-ритм, чтобы люди заплакали, а в конце облегченно вздохнули и похлопали. Там, в кино, все просчитано, а у нас все больше творческие заботы, менее прагматические.

— Я-то спрашивал про вас, а вы все про кино. Это, конечно, интересно, но, скажите, сами-то вы себя считаете уже большим актером?

— Нет. Я еще очень многие вещи не умею делать. У меня есть много недостатков, я о них знаю, но рассказывать про эту кухню не буду, потому что это нехорошо. Каждый раз в очередной роли я встречаюсь с новыми трудностями для себя. У меня достаточно разнообразная артистическая жизнь, поэтому я все время открываю какие-то новые чувства, взаимоотношения, проблемы. Так что я еще небольшой артист, и есть много чему учиться. А может, уже и не стоит этим заниматься.

— Ответ достойный, за исключением последнего предложения. Из четверки “бригадиров” — Безруков, Вдовиченков, Майков и вы — кто стал самым успешным?

— Единственный, кого я могу выделить — это Сережа Безруков, который и на съемках сериала “Бригада” уже был заслуженным артистом, лауреатом Госпремии. Он был уже тогда узнаваем и уже шел дальше.

— Вы его еще не догнали?

— Ну как тут догнать. Мы, наверное, все уже перешли в более лучшую категорию и находимся в обойме дорогих артистов. Просто Сережа старше нас лет на 10.

— Да ему всего 33, он лишь на 4 года вас старше.

— Тридцать три? Не может быть. Мне казалось, больше.

* * *


— Вы дорогой актер?

— Да, довольно дорогой, у меня есть свой директор, с которой у нас очень доверительные отношения. Она мне точно все советует и в то же время оставляет выбор за мной.

— И она договаривается о цене вопроса?

— Конечно. Моя цена потихонечку растет, но это происходит само собой.

— И сколько вы стоите?

— Это коммерческая тайна.

— Фильм Веры Сторожевой был малобюджетным. Но вы же согласились там играть.

— Да, согласился за полцены. После “Острова” я не снимался год. В это время я во МХАТе репетировал “Примадонну”. Так что у меня довольно большие разрывы между картинами, и я согласился играть, потому что мне очень понравился сценарий. Мне показалось, что он ни на что не похож. А сейчас мы во МХАТе с режиссером Юрием Бутусовым начали репетировать “Отелло” со мной в главной роли. Уже на это потратили четыре месяца, и впереди у нас целая осень.

— Что-то вы очень работоспособны, как-то не по-нашему это. Какой-то вы западный. Или сейчас все русские актеры так работают?

— Да, потому что сейчас никто не пьет.

— А как же депрессия? Или на нее уже нет времени?

— Конечно, нет времени, очень много предложений. Ведь нас, дорогих актеров, не так уж и много. Но есть люди, которые снимаются за очень небольшую ставку. Но вот наша плеяда: Макаров, Петренко, Вдовиченков, Майков, есть еще несколько человек — это наше поколение, и мы держимся в определенной ценовой категории.

— Но до Меньшикова вам еще далеко в этом смысле.

— Конечно, Меньшиков все-таки — это уже старшее поколение, как и Машков, Миронов.

— Дело, наверное, не в возрасте. Ведь есть же знаменитейшие артисты, которые получают почему-то гораздо меньшем, чем вы.

— По-разному бывает. Табаков, например, десять тысяч за съемочный день получает.

— Ну да, это как себя поставишь.

— Конечно. Некоторые за 3 копейки снимаются.

— А некоторые великие актеры, как Кононов, умирают в безвестности.

— Но это дело самих этих людей. Тут, наверное, инстинкт выживания присутствует. Называешь ставку, и тебе уже звонят меньше, реже. И те, кто знает эту планку, уже понимают, на что они рассчитывают. Значит, должен быть хороший бюджет, а хороший бюджет дается на людей, умеющих делать такие проекты. То есть это уже должны быть интересные сценарист и режиссер. А если в кино вкладывать копейки, то лишь в редчайших случаях это может получиться.

— Да, вижу, коммерческая жилка у вас присутствует. А это сочетается с актерской работой? Я понимаю, что вы не совсем коммерческий актер, раз участвовали в таких фильмах, как “Остров” и “Путешествие с домашними животными”. Но тем не менее счетчик-то включается, вы в голове просчитываете обращенные к вам коммерческие предложения?

— Конечно. Просто я не жадный. Мне хватает на жизнь, я не бегу за деньгами. Благодаря Олегу Павловичу Табакову я получаю приличную зарплату в театре, и это дает мне определенный жизненный минимум. Хотя для кого-то это может быть и максимум. Кроме этого есть еще бесконечные фестивали. Я еще веду передачу “Русский взгляд”, что тоже подкармливает. А ведь это то, к чему я стремился. Мне нет необходимости играть ради денег в халтурных сериалах. Я всегда стремился к тому, чтобы не зависеть от выбора, от ролей, не соглашаться на все подряд ради того, чтобы жить и не оправдываться перед своей семьей, если они сидят голодными, что я буду сниматься только в хорошем большом кино. Нельзя этого допускать.

* * *

— Ваша семья это кто?

— Бабушка, двоюродная сестра и Танечка, моя половина.

— И всем помогаете?

— Конечно, конечно. Поэтому мне хочется делать что-нибудь самому.

— А что такое в вашем понимании “хватает на жизнь”?

— Не знаю, спрос растет, и желания растут. Я помню, что это начиналось со снятия квартиры. А все это приходит уже к апартаментам в центре с яхтой.

— Это в мечтах или в реальности?

— Конечно, в мечтах. Просто, когда ты приезжаешь в Москву, только и думаешь, чтобы где-то поближе к центру снять квартирку, а по истечении лет, затрачивая свое здоровье, работая на будущее, работая за идею, в том числе и за небольшие деньги…

— …И где сейчас находится планка вашего жизненного достатка? И насколько вы вообще на это обращаете внимание?

— Тут надо анализировать то положение в обществе, которое ты занимаешь. Это все очень противоречиво. Кто определяет твое положение в обществе? Ты можешь иметь медаль, правительственную благодарность или благодарственное письмо от патриарха…

— Которую вы получили за “Остров”.

— Да. И она дает тебе право жить, и ты понимаешь, что все не зря. А с другой стороны, разговаривая с людьми, которых ты уважаешь и которые что-то имеют в этой жизни и чего-то достигли, понимаешь, что могут тебя спросить: а кроме того, что ты артист, ты кто?

— Вы можете ответить “хороший артист”, и этого будет достаточно.

— Но это для нас с вами, людей творческих, будет достаточно, а для мира это ничто. Вообще ничто.

— И что вы тогда ответите на этот вопрос?

— И я беру время, может быть, немного лет, сделаю что-то сам, и тогда я смогу ответить.

— Вы сказали, что начинали со съемной квартиры. Ну а сегодня что у вас за апартаменты?

— Сейчас я не могу об этом говорить, потому что как раз решается вопрос с моим жильем на уровне жилищного департамента.

— А отдыхать где любите?

— Понимаете, зрители хотят верить, что мы, артисты, — небожители, живем в прекрасных квартирах, отдыхаем на сказочных островах. На самом деле я не знаю ни одного известного состоятельного артиста, который живет в каких-то супершикарных условиях. А в результате люди только разочаровываются: типа, а мы-то думали, ну какая же он тогда звезда. Это пусть шоу-бизнес рассказывает, какие у них там яхты.

— А вы себя шоу-бизнесом не считаете?

— Ну как я могу так считать, они-то за выход получают баснословные деньги.

— Это для вас самая главная разница между артистом и шоубизом?

— Это принципиальная разница между искусством артистов драматического театра и артистов эстрады. Есть еще разница в популярности.

— Ну вы же сейчас, наверное, не менее популярны, чем Дима Билан? Разве, когда вы на улицу выходите, на вас пальцем не показывают?

— Ну, такие, как я, это редкий случай в артистическом мире. Да, меня везде узнают, но я думаю, как бы это направить в дело. Вот сейчас Паша Майков написал сценарий и сам хочет снимать кино. Безумно интересный сценарий. Он уже раскадровку рисует. Просто по деталям, по эпизодам уже знает, как это кино снять. Мы все там будем играть: и Володя Вдовиченков, и я, и Паша. Это будет коммерчески успешное кино.

— А разве “Остров” — это нестоящее дело из того, что вы делали?

— Это еще одна головная боль, потому что теперь православные люди заваливают меня разными предложениями. Раньше этого было гораздо меньше. А теперь меня все время просят участвовать в благотворительных фондах, поддерживать финансирование монастырей, больниц. Все это на бесплатном уровне и требующее поездок.

— Когда после фильма “Остров” прошла информация, будто вы уходите в монастырь, многие восприняли это как чистый пиар.

— Это было так: утром мне звонят знакомые и говорят: “Дима, а что случилось, про тебя написали, что ты уходишь в монастырь”. Следующий звонок: “Дмитрий, вас беспокоят из газеты, где опубликована информация про ваш уход в монастырь. Вы не могли бы теперь дать опровержение на эту статью?” Я кричу: “Зачем вы это сделали? Вы что, с ума сошли?” А мне говорят: “Давайте мы напишем, что вы никуда не уходите, и мы все рады”. И что мне было, в суд подавать?



Партнеры