Нековровая дорожка

Юрий Нифонтов: “Актер должен быть незаметным”

2 сентября 2007 в 18:22, просмотров: 493

Актера Театра сатиры и многих кинофильмов Юрия Нифонтова в самом деле на улице не примешь за актера. Поведение это или внешность? Не важно. Важно, что за плечами много лет актерской работы и преподавания. Юрий Нифонтов пишет инсценировку для Ольги Аросевой, задумывает новые проекты, работает в кино, начинает со студентами новый учебный год в Щукинском училище и заодно негромко отмечает свое 50-летие.

— В кино я живу выборочно. “Мыло” — ни за какие деньги. Кино — замечательная вещь, у меня столько друзей из кино! Нет интриг, как в театре: мы сделали свое дело и разошлись.

— А в вашем театре интриги, конечно, тоже есть? В Театре сатиры?

— Часто интригами занимаются люди, у которых нет ничего, кроме театра. Мне повезло, у меня есть студенты, кино, много озвучиваю документальных фильмов. Несколько раз мои работы получали ТЭФИ, в этом году сериал “Империя Королева” выдвигается на эту награду. Кроме того, у меня есть счастье — 15 лет работаю с Алексеем Германом. Я снимался в “Хрусталев, машину!”, и недавно мы наконец отсняли “Трудно быть богом”.

Мне повезло на режиссеров — Хотиненко, Лунгин, Грамматиков, Митта, Адабашьян. Мне Бог дал эту возможность.

— Как складываются отношения со студентами?

— Я сейчас набрал курс. Мне жена уже сказала: поставлю твою фотографию, я ведь и так тебя мало вижу, а теперь, видимо, не увижу уже никогда. Вот сейчас пойду покупать чайник в подарок…

— Жене?

— Ребятам! Я за 4 года стану для них папой, мамой, бабушкой и дедушкой — у меня только четыре москвича со всего курса. Я им буду разрешать сниматься и в “мыле”. На стипендию не прожить. Но однажды надо будет уметь остановиться. У нас нагрузка фантастическая. Они понимают, что это не ковровая дорожка, а адовый труд.

— Как сложилась ваша “не ковровая дорожка”?

— Мой папа был известным хирургом. Я полтора месяца был без имени. Приехал великий артист Лев Наумович Свердлин и сказал: “Назовите его Юра, как моего сына. Может быть, актером будет, как я”. Щукинское, Театр Вахтангова, 15 лет в Молодежном театре у Бородина, а потом Ширвиндт стал худруком Театра сатиры. У меня замечательные партнеры. Ольга Аросева. Мы стали друзьями, это большая честь и радость.

— Полвека. 50 лет. Вы чувствуете их?

— Когда ложишься спать, особенно когда один. Психологи подсчитали, что, если бы люди все время думали о смерти, они бы сошли с ума. Но мысли все равно есть. Осталось сознательных 20 или 30 лет. Страшно. Но внутренне я этого не ощущаю — благодаря жене, работе и студентам.



Партнеры