Приговор присяжным заседателям (ФОТО)

Мнение того, кто судит, ибо видел.

14 сентября 2007 в 11:01, просмотров: 783

Анонс к психологическому триллеру Никиты Михалкова «12», опубликованный в начале недели, вызвал весьма скептическую реакцию читателей. Некоторые отклики были буквально пропитаны негативом. Читатели своей реакцией лишний раз доказывали: Россия нуждается в фильмах о человеческой терпимости, об умении слушать и слышать, о вреде безосновательно навешиваемых ярлыков, о необходимости видеть личность в каждом человеке, вне зависимости от его статуса. По сюжету фильма 12 человек судят одного, пропорция 12:1. Присяжных судят все зрители, пропорцию подсчитать трудно, но явно не 12:1. И даже если большинство решит «виновен», то обязательно найдутся те, кто скажет «не виновен».

После показа фильма состоялась пресс-конференция со съемочной группой. Когда в кинозале зажегся свет и неизменное очарование широкого экрана исчезло, перед журналистами предстали обычные усталые люди, старавшиеся изо всех сил сделать что-то нам, зрителям, в угоду. Люди, имеющие право быть услышанными; имеющие (как и любой из нас) право на ошибку. Люди, чье творчество и талант достойны чего-то большего, чем безапелляционного клейма «Отстой!».

Я задал присутствовавшим на пресс-конференции актерам один вопрос: «Что ваши персонажи переняли от вас, и что появилось в вас от персонажей?»

 

Сергей Маковецкий: Когда-то Гердт сказал в фильме «Место встречи изменить нельзя», что «наступает эра милосердия». У нас, к сожалению, она уже закончилась… Мы все моментально откликнулись на предложение Никиты Сергеевича не только потому, что это выдающийся режиссер (хотя это совсем не мало – работать с блестящим режиссером). Скорее потому, что мы получили материал, который может отвечать, который может каждого из нас примирить с самим собой, который может помочь по-другому взглянуть на мир, по-другому отнестись к жизни. И мы еще раз убедились, что «эра милосердия» (которая очень быстро закончилась) может начаться вновь. Очень просто существовать, очень просто жить, если чуть внимательнее отнестись к человеку (даже тебе незнакомому), чуть внимательнее отнестись друг к другу. Это не могло у нас не вызвать отклик. А раз это вызвало отклик, значит через своего персонажа и вместе со своим персонажем пытаешься решить эту проблему. Мы все этим занимались, мы все решали эту проблему – «как нам дальше существовать».

 

Сергей Гармаш: Я думаю, что мы благодаря этим персонажам и этому счастливому случаю узнали какие-то вещи, которые вполне возможны, но они не случаются каждый день в кино. Мы узнали, что можно начать съемочный период с десяти смен репетиций. Мы сняли 90% картины последовательно, то есть, не забегая вперед ни на полкадра, ни на полсцены. Это невероятно интересно и невероятно важно. А то, что получили персонажи от нас – то вы видите на экране.

 

Михаил Ефремов: Я, наверное, единственный из всех актеров, снимавшийся в этом фильме, у которого амплуа и профессия совпали.

 

Виктор Вержбицкий: Я сейчас первый раз посмотрел фильм, нахожусь под сильным впечатлением. То, что позволил персонаж сделать мне – это, наверное, возможность принимать решения. А от меня в персонаже – это как я принимаю эти решения. Мало того, что мы все оказались в своей профессии на очень ответственном и профессиональном уровне. Кроме того, нам всем этот фильм позволил проявить свою гражданскую позицию. Лично у меня было немного ролей, в которых я бы мог это сделать. Мне кажется, что эта возможность дается не только актеру, но и зрителям. Ведь мы в фильме судим скорее не обвиняемого, а самих себя, именно поэтому у нас такие откровенные монологи. Когда ты будешь честно и совестливо относиться к самому себе, тогда это позволит нам откликаться на призыв другого человека.

 

Сергей Газаров: На самом деле, я никогда не задумывался над этим вопросом. Это моя жизнь. Люди на бумаге описали эту философию – для меня это философия, способ жизни. Во многом она совпадает с моей, я разделяю такую точку зрения. Не потому, что я родился в Баку и потом приехал сюда. Просто я очень наблюдательный человек, я отмечаю и запоминаю все, что меня интересует. И в данном случае мне это очень интересно. Я отличаюсь от многих занимающих эту позицию тем, что у меня есть возможность эту позицию с высокой трибуны выразить или показать. А у многих нет, но это не значит, что таких людей мало. Картина с этой точки зрения объединит многих в нашей стране – совершенно точно. Потому что многие придерживаются этой философии, но либо не имеют возможности сказать об этом, либо не хотят. Я счастлив, что такая возможность представилась мне.



Партнеры