Мушкетеров воскресили на один день

Репортеры “МК” побывали на съемках продолжения легендарного фильма

17 сентября 2007 в 16:54, просмотров: 620

Главная зала королевского дворца. Четыре мушкетера изрядно постарели, но снова вместе. Им есть чем гордиться — у них выросли замечательные дети, которые тут же, возле трона королевы...


Интерьер дворца выстроили на московском заводе. Корреспонденты “МК” побывали на съемках фильма “Возвращение мушкетеров”, в котором Валентин Смирнитский, Вениамин Смехов, Игорь Старыгин и Михаил Боярский вновь сыграли героев Дюма. Картина полна мистики: мушкетеры сначала умирают, а потом... воскресают на один день, чтобы помочь своим детям.

Д’Артаньян стоит у окна с кольцом в руке. К нему со слезами на глазах бросается его дочь Жаклин: “Нет, отец, нет!” “Я выбираю вечность”, — отвечает мушкетер. Ослепительно яркая вспышка света, и в королевские покои влетает стая голубей…

Не ищите подобной сцены в романах Дюма, ее там просто нет. Новые приключения любимых героев придумал бессменный творец российской мушкетерской эпопеи Георгий Юнгвальд-Хилькевич. Своим новым фильмом “Возвращение мушкетеров” (“Сокровища кардинала Мазарини”) режиссер завершает свой игровой цикл по романам Дюма. В этом проекте мушкетеры — существа ирреальные, эфемерные. Как и в литературном первоисточнике, все четверо умерли. На смену павшим героям приходят их дети. У которых очень скоро, как и у отцов когда-то, начинаются большие и серьезные проблемы. Мушкетеры не смогли спокойно взирать на творящийся беспредел и выпрашивают у Бога один день земной жизни. Вокруг этой полумистической-полуфантастической ситуации и раскручивается основная интрига нового фильма.

Интерьер дворца полностью выстроен на заброшенном заводе в Москве. Здесь же собрались основные герои фильма. В перерыве между дублями, которых в присутствии “МК” было сделано ровно пять, Михаил Боярский рассказывает:

— Умирают наши персонажи в точности, как это описано у Дюма. В самом начале фильма. Мой герой — при получении маршальского жезла, Портос — под грудой камней, Атос — от старости, а Арамис не умирает, он просто исчезает.

Интересно, что в фильме появляются дети мушкетеров. Роль моей дочери исполняет Лянка Грыу. Фильм у нас — именно о детях, а не об их взаимоотношениях с отцами. Если бы это был Тургенев, было бы материала побольше и посерьезнее. А тут я играю некий момент — и все. Не то чтобы посидеть с дочерью, рассказать, как я ее люблю. Это, возможно, не совсем мужская тема, но я бы с удовольствием сыграл любящего отца. Ведь сильней любви, чем та, что испытывают родители к детям, не существует...

Как пояснил актер, на самом деле его экранную дочь Жаклин должна была сыграть его настоящая дочка Лиза.

“Но она всех подвела, потому что сейчас много снимается. В “Колчаке” у нее главная роль, и времени на “Мушкетеров” просто не остается”.

Прочувствованные размышления Боярского прерывает команда режиссера, приглашающего снять еще один дубль. Во время которого уставшие голуби откровенно саботируют съемку. Влетев во дворец, они не разлетаются в разные стороны, как задумано по сценарию, а садятся на головы Боярскому и Грыу. При этом с Михаила Сергеевича слетает его роскошный парик с сединой…

Время и возраст берут свое. У постаревших мушкетеров хватает самоиронии, чтобы говорить об этом в шутку.

— Все мы, как показала практика, не утратили навыков фехтования, — говорит исполнитель роли Арамиса Игорь Старыгин. — Фехтовальные бои стали даже интереснее, чем в старом фильме. А вот сесть на лошадь и лихо на ней промчаться перед камерой с годами все труднее. Раньше у нас были очень профессионально подготовленные для киносъемок кони, которые не боялись ни выстрелов, ни ударов шпагой, ни шпор. Сейчас этого нет, к сожалению. Лошади очень нервные стали. А мы — люди уже, извините, немолодые. На коня я как-то сел. Зато снимали меня с него четыре человека. Когда массовка увидела, как снимают с лошади великого наездника Арамиса, это вызвало взрыв гомерического хохота. Я говорю: “Ну, ребята, что же делать. Шестьдесят лет — это вам не двадцать пять”.

Впрочем, с лошадьми на съемках не везло не только ветеранам.

— Я заядлый собачник и с лошадьми раньше не сталкивался, — признался Дмитрий Нагиев, который играет сына Портоса, Леона. — А меня посадили верхом, хлестанули коня, включилась камера. Как хочешь, так за каретой и скачи. Поначалу я выпадал из седла, и лошадь скакала на мне. Сейчас, посмотрев отснятый материал, вижу, что стали появляться некие каскадерские навыки. Хотя Юнгвальд-Хилькевич, еще когда приглашал на роль, сказал, что выбрал меня потому, что я, мол, единственный спортивный артист. Это, конечно, мифы. Но все равно приятно и почетно. Ведь для меня, смотревшего “Трех мушкетеров” еще школьником, подобное предложение — все равно как если бы позвонил Путин и позвал на должность, ну допустим, министра сельского хозяйства.

Насчет каскадерских навыков Нагиев не слукавил. Вся съемочная группа вспоминает, как во время съемок погони за каретой Нагиев долго слушал лекцию постановщика трюков о том, что невозможно в высоких сапогах перепрыгивать на ходу с лошади на быстро движущуюся карету, а потом предложил режиссеру: “Георгий Эмильевич, а ведь я это сделаю”. И сделал. Круче его оказалась только Грыу, которая без каскадеров дралась с двумя дюжими гвардейцами и уложила обоих. А когда выходила из кадра, споткнулась об одного из людей кардинала и полетела носом в землю.

Во время съемок в Москве в конце лета актеров доставала жара.

— На улице 37 градусов, в павильоне зажигаются свечи и прожектора, — жалуется Нагиев. — Градусов пятьдесят. На счастье, я отбрехался в этот раз от бороды и усов. В отличие от Антона Макарского — он играет сына Арамиса, — который наклеивает бороду в восемь утра, а через час, когда входит в кадр, она у него уже сползает к уху…



Партнеры