Один в степи “Монгол”

Нашумевший фильм Сергея Бодрова выходит в прокат

19 сентября 2007 в 20:20, просмотров: 482

Сегодня Сергей Бодров-старший выпускает в прокат свой новый фильм — “Монгол. Часть первая”. Еще задолго до выхода на экраны эта картина о малоизвестном периоде жизни Чингисхана заслужила в кулуарах звание одного из самых громких кинопроектов года. “Монгол” уже успел закрыть V фестиваль отечественного кино “Московская премьера” и заслужить признание критики на недавнем фестивале в Торонто.

Многомиллионный бюджет, оскароносный состав съемочной группы (Зак Стенберг получил высокую награду за монтаж “Матрицы”) и тысячная массовка не превратили замысел Бодрова-старшего в еще одну глянцевую картинку с высокопарными фразами, произнесенными рафинированными звездами. В “Монголе”, кстати, говорят не так уж много. И кровь на экране не льется литрами.

Начинается повествование сбивчиво, отрывочно. Как калейдоскоп воспоминаний о детстве. Вот Темуджин (актер Таданобу Асано) — так на самом деле звали Чингисхана — закован в цепи ханом Таргутаем (Амаду Мамадаков), убившим его отца и теперь ежедневно проверяющим рост мальчика, чтобы и его убить, как только тот достаточно подрастет. А вот разразилась гроза, которую боятся все монголы, и в следующем кадре Темуджин, непонятно как освободившийся, уже бодро шагает по степи. Вот он проваливается под лед и не может выбраться, а вот, явно несколько лет спустя, — как ни в чем не бывало сидит на холме, вглядывается вдаль.

Но со временем картинка выравнивается и невольно начинает откровенно манить за собой — бесконечными степными пейзажами, плавно появляющимися на горизонте всадниками, четкими и быстрыми движениями Темуджина в бою, которые зритель видит глазами его возлюбленной.

Что это — история любви, перевернувшей весь мир? Ведь по фильму Чингисхан был не только первым, кому удалось объединить жителей Монголии и завоевать полмира, но и первым, кто решил прожить жизнь с одной женщиной — Борте (в фильме ее играет непрофессиональная актриса — журналистка Хулан Чулуун). Или это противостояние двух братьев — самых сильных монголов в степи? И противостояние честное и благородное — по древним законам и пренебрегая ими, когда речь идет о сохранении жизни соперника. Или это справедливая месть мальчика, на глазах которого убили собственного отца, продали в рабство, постоянно желали ему смерти?

Все это не так важно, потому что в первую очередь это история человека, а не Великого Хана — бога для монголов и проклятья для остальных.

Его ратные подвиги и отсутствие страха перед грозой — не более чем борьба за жизнь, яростная и беспощадная. Как у его друга — белого волка, который появляется всякий раз, когда Темуджин просит помощи у своих богов. Величие же его в том, что в борьбе за жизнь он не теряет человечности: его воины имеют право на его добычу, его брат — на помилование, а жена — на верность…

Бодров, сняв эпическое и во многом противоречивое полотно о жизни, пожалуй, самого известного человека на земле, поставил в конце не точку, а многоточие, пообещав не столько Борте, сколько нам, что Темуджин обязательно вернется. Только звать его уже будут так, как мы зовем его до сих пор — Чингисхан.



    Партнеры