Михаил Пореченков: сезон охоты для настоящих мужчин

10 октября 2007 в 14:43, просмотров: 670

Михаил ПОРЕЧЕНКОВ — представитель редкого нынче генотипа. Он настоящий мужчина в концентрированной форме. Его роли — сплошь супермены, начиная со всенародно любимого “агента национальной безопасности” Лехи Николаева. Его увлечения — охота и оружие. Он презирает излишества гламура и обожает свою семью. Мечта любой женщины, одним словом.

Однако даже у такого брутального персонажа есть свои слабости.

— Михаил, для многих людей осень — время меланхолическое и печальное. Как вы сами ее воспринимаете?

Михаил ПОРЕЧЕНКОВ: “У меня нет времени на осеннюю депрессию. Мой график расписан на месяцы вперед, так что скучать некогда. Открылся сезон в МХТ, планируются съемки... Одни люди позволяют себе раствориться в своей тоске и получают от этого удовольствие, а другие борются и избавляются от нее. Я ко второй категории отношусь. Да, могу полежать немного, глядя в потолок, но недолго. Алкоголь — тоже не моя история. Хотя в хорошей компании, после охоты, под шашлычок да чтобы завтра не работать… Почему бы и нет? Вот, если честно, в идеале осень для меня — сезон охоты. К сожалению, сейчас совершенно нет возможности уехать. А так хочется взять хорошее ружье, собак и пойти на охоту”.

— С охотой у вас связаны только хорошие воспоминания?

М.П.: “В основном да. Особому риску никогда не подвергался, хотя ходил и на кабана, и на лося… Сейчас вот приглашают в Башкирию — поохотиться на медведя. Но мне жалко. Отец когда-то сказал мне: “Если ты хоть раз пожалел зверя, поставь ружье в угол и никогда его больше не бери”. Конечно, я не отказался от охоты, но она у меня перешла скорее в русло спорта. Люблю ездить на стенд — стрелять по движущимся мишеням, имитирующим полет фазана, утки, бег зайца. Кстати, мой пятилетний сын Миша тоже ездит со мной на стенд и уже стреляет”.

— Не рановато ли?

М.П.: “Нет. Я не боюсь, что он травмирует себя. Ведь обычно беда случается тогда, когда мальчишка впервые знакомится с оружием лет в четырнадцать и неосторожно с ним обращается. А я с детства говорю сыну: “Если ты не хочешь стрелять, не делай три вещи: не заряжай, не направляй никуда ствол и не клади палец на курок”. И ребенок запоминает все. Я сам вырос в окружении оружия. И отец, и старший брат охотились, а оружие висело в доме на стенах. Еще было развлечение — стрельба по банкам. Первый раз я вышел на охоту лет в девять”.

— Известно, что у вас большая коллекция оружия. Часто она обновляется?

М.П.: “У меня пять гладких стволов (максимально возможное количество по закону) и где-то пятьдесят ножей.

Кстати, почти всегда ношу в кармане складной нож. Всегда могу подарить его другу на день рождения — настоящий мужской подарок. Соответственно, свои запасы я пополняю — как правило, в оружейном салоне “Кольчуга”, там всегда большой выбор отличных ножей. Если бывает плохое настроение, заезжаю и покупаю понравившуюся модель. Вообще общение с оружием само по себе доставляет огромное удовольствие. Не обязательно из него стрелять. Оружие — это предмет искусства, вызывающий восхищение. Работа мастера, инкрустация, дерево. Приятно даже просто подержать в руках. Я постоянный клиент салона “Кольчуга”, и у меня там есть свои льготы. Особенно ценю хорошее к себе отношение. Здесь с огромным уважением и вниманием отнеслись к моей просьбе — предоставить определенные вещи для съемок моей картины “День Д”, где я не только играю главную роль, но и являюсь режиссером. За что всем огромное спасибо”.

— В Москве часто проходят оружейные выставки, удается бывать на них?

М.П.: “Времени действительно не хватает, но стараюсь выбираться. Вот хочу пойти на выставку “Оружие и охота”, которая будет проходить в Гостином Дворе. Говорят, будет много нового”.

— В “Дне Д” вашу киношную дочь играет дочь реальная — старшая Варя. Не боитесь, что будут говорить, будто взяли ее по блату?

М.П.: “Нет. Я проводил настоящий конкурс на роль, и Варя проходила его наравне со всеми. Я взял ее потому, что она раскованна, свободна и очень похожа на меня. Сложно было принять такое решение, но съемочная группа поддержала меня. Варя очень ответственно подошла к работе. Съемки почти двенадцать часов в сутки при жаре сорок градусов летом — даже взрослые не всегда выдерживают таких нагрузок. А Варя молодец, стойко выносила все. Единственно, она пугалась, когда работали пиротехники, все взрывалось и искрило”.

— В недавнем интервью вы сказали, что четыре раза в неделю ходите в спортзал и два раза занимаетесь боксом. Придерживаетесь такого ритма до сих пор?

М.П.: “Для съемок в “Дне Д” пришлось даже увеличить нагрузку.

Я занимался шесть раз в неделю с персональным тренером, а также провел двадцать дней в приятной компании шестикратного чемпиона мира по боям без правил Бобом Шрайбером. Я получил от него несколько мастер-классов, ну и немало шишек, ударов и травм. Было весело. Хотя придерживаться такого напряженного графика тренировок, безусловно, тяжело. Я люблю спорт и, где бы я ни был, нахожу возможность держать себя в форме”.

— В кино ваш образ — это непобедимый мачо. А в жизни когда дрались последний раз?

М.П.: “Мне не хочется вспоминать. Я человек мирный, а драка — это всегда неправильные человеческие отношения. Что меня может спровоцировать? Нельзя обижать мою семью, включая аквариумных рыбок…”

— Вы воплощение мужественности. Никогда не хотелось для контраста сыграть какого-нибудь гламурного персонажа нетрадиционной ориентации?

М.П.: “Мне неинтересна судьба уродов и не нравятся истории про них. К сожалению, у нас в кино происходит крен в их сторону. Ведь глянец и гламур — наше все. Сейчас настало время метросексуалов — в том смысле, что женщинам предпочтительнее сходить в ресторан, условно говоря, с Бекхэмом, чем с Бобом Шрайбером. Это подразумевает: “Настоящие мужики, идите на охоту, сидите в своих болотах, а нам интереснее с ними… Вот когда наступит время защищать родину или рожать детей, мы позовем вас. А сейчас на первом плане — они…”

Надеюсь все-таки, что подобная мода пройдет”.

— Как я поняла, вы человек безумно занятой. Но если в вашем безумном графике появится “окно”, куда вы пойдете с семьей?

М.П.: “Скорее всего мы останемся дома. Или поедем в деревню на Валдай. Я люблю, когда можно вести себя более или менее свободно, а не быть “под колпаком”. В городе чувствуешь себя как в аквариуме — много людей обращают на тебя внимание. А мне хотелось бы просто посидеть на веранде, побездельничать, поохотиться или пойти на рыбалку”.

— Сейчас многие звезды предпочитают жить в загородных поселках. Вроде бы недалеко от Москвы и в то же время на природе. Вам не приходила в голову такая идея?

М.П.: “Да, мы уже почти достроили дом — маленький, уютный, деревянный. Практически русская изба. Так что у нас в семье домострой — в том смысле, что дом строит жена. Обустройство дома и сада я доверил Оле. Мне главное, чтобы кабинет имелся, и детям было удобно, плюс большой домашний кинотеатр, так как я просматриваю большое количество фильмов. Совпадают ли у нас вкусы с женой? Думаю, да. Просто есть кино как искусство, которое все смотрят — “Убить Билла”, “Криминальное чтиво”, “12” Никиты Сергеевича Михалкова… Дети тоже смотрят с нами фильмы, но они видят в них что-то свое — трогательное и зрелищное. И моего “Агента национальной безопасности”, кстати, смотрят. Спрашивают: “А почему ты с этим дядей подрался? А почему ты здесь расстроился?” Домашний просмотр фильмов — это неотъемлемая часть моей профессии”.

— А как насчет других новых технологий? Сейчас все просто помешаны на компьютерах, навороченных мобильных телефонах и цифровых фотоаппаратах…

М.П.: “Мобильный телефон у меня простейший — только чтобы “але” сказать. Я считаю, что по телефону разговаривают, фотоаппаратом фотографируют, а видеокамерой снимают, не должно быть все в одном”.

— В браке непросто сохранить романтику. Вы что-то для этого делаете?

М.П.: “Много всего делаю. Подарки, цветы — все это присутствует. Мне кажется, главное — когда у мужа и жены есть общие интересы. Мне в этом смысле повезло. Мы вместе с женой катаемся на мотоцикле, ездим стрелять на стенд, просто отдыхаем с детьми”.

— А даты семейных праздников и дней рождения помните?

М.П.: “Не всегда. Иногда родные обижаются, но чаще прощают. Ведь я порой забываю, сколько мне лет!”

— Вы все время в разъездах. Часто бывает, что родители, которые редко бывают дома, пытаются компенсировать детям свое отсутствие подарками, баловством. Не замечали за собой такого?

М.П.: “Замечал. Могу купить детям все, что они захотят, и не вижу в этом ничего плохого. Но они ничего не просят. Недавно зашел с Мишкой в “Детский мир”. Если бы я в его возрасте попал в такое изобилие игрушек и развлечений, то точно потерял бы сознание. А он спокойно так прошел мимо всех игрушек, и в итоге купили мы маленькую машинку, два баллончика с мыльными пузырями и два маленьких шарика. На этом наши покупки закончились. Один шарик и баллончик он подарил Маше, младшей сестре”.

— Идеальный ребенок…

М.П.: “Нормальный ребенок. Всякое бывает. Например, однажды в Африке он упал в бассейн с водой плюс пять градусов, и мы не сразу смогли выхватить его оттуда. Или на крышу залез и чуть не упал… Помню, я тогда испытал экстремальные по силе ощущения, несравнимые ни с прыжком с парашютом, ни с горным альпинизмом. С девочками все-таки поспокойнее”.

— У вас осталась какая-нибудь неосуществленная мечта — Эверест покорить, Гамлета сыграть?

М.П.: “Да нет, пожалуй. О Гамлете я не мечтаю, потому что уже Полония играю, снял фильм… В театре я играю уже двенадцать лет и, может, надо взять паузу. Мне вот понравилось кино снимать. Так что в скором времени возьмусь за новую картину”.



    Партнеры