Жизнь депутата — покруче кино

Актер-мосгордумец Евгений Герасимов: “Я всегда был очень социально активным”

24 октября 2007 в 14:05, просмотров: 661

Депутат Мосгордумы от “Единой России” Евгений Герасимов — популярная личность не только в городе, но и в стране, и за рубежом. Он полюбился зрителям еще по фильмам “Петровка, 38” и “Огарева, 6”. Несколько лет назад актер и режиссер обрел еще одно призвание — бороться за права москвичей. Сейчас жизнь депутата-актера-режиссера — бесконечный цейтнот: прием избирателей, законотворческая работа, работа в Союзе кинематографистов, съемки… На сон остается 2—3 часа в сутки.

Направляясь на интервью с ним, обозреватель “МК” думал, что разговор пойдет о киноискусстве. Но депутат Герасимов начал совсем с другого — с проблем, с которыми идут к нему люди. И говорил о них так азартно, что невольно возник вопрос:

— Неужели вам, человеку творческому, все эти коммунально-бытовые проблемы так интересны?!

— А вы знаете — да! Я всегда был очень социально активным, с детства много занимался общественной работой. В школе был старостой, в Щукинском училище — тоже. В Союзе кинематографистов возглавлял секцию молодежи и сегодня являюсь секретарем Союза кинематографистов. Всегда работал с людьми. Когда возглавлял Третье творческое объединение, под моей ответственностью было 14 тысяч человек! И от меня зависело, где они живут, все ли в порядке с их детьми — я решал эти проблемы. И вот в какой-то момент мою общественную активность заметили — мэр Москвы Юрий Лужков и тогдашний вице-мэр Валерий Шанцев сказали мне: почему бы тебе не попробовать стать депутатом? Сейчас в Мосгордуме возглавляю комиссию по культуре, однако являюсь и членом комиссий по социальной политике, по жилищно-коммунальному хозяйству, эти проблемы очень важны для города.

— Теперь у вас работы выше крыши. Особенно в округах…

— Есть вещи, которые хорошо знает депутат, работающий с людьми “на земле”. Может быть, работа депутата не слишком видна. Но я могу сказать, что благодаря только моим поправкам из бюджета выделено 1 миллиард 700 миллионов рублей на решение самых разных, казалось бы, “мелких” проблем. Связанных со здравоохранением, социальной политикой, культурой… Это решения, касающиеся строительства и ремонта детских садов, больниц, ДК, закупки нового оборудования для медучреждений, финансирования программы борьбы с ВИЧ. Например, в одну больницу моего Западного округа закупили современную автоматизированную систему, позволяющую врачу сделать полный компьютерный анализ больного и поставить четкий диагноз. Таким образом, мы оперативно помогли мужчине, которого долгое время мучили головные боли. С помощью снимка врачи обнаружили у него опухоль, связались по системе с узким специалистом и тут же направили на операцию…

— Вы известный человек, узнаваемое лицо. Наверняка это раздражает ваших “конкурентов”?

— Меня часто обвиняют в том, что я пользуюсь своим положением. Что якобы ради пиара я встречаюсь со школьниками, ветеранами, издаю литературу для избирателей. Но это неправда! Просто я знаю, чем могу помочь. К примеру, для первоклашек я придумал красивое расписание — и дарю его детям в школах. А для выпускников составил специальный справочник, который поможет им найти свое призвание и устроиться в дальнейшей жизни. Там масса полезной информации! А мне говорят: лучше бы парты для школ закупил. Да нет в моем округе школ, нуждающихся в партах, и я это знаю! Конечно, я поддерживаю хорошие отношения с руководителями окружных департаментов здравоохранения, образования, культуры… Потому что понимаю: люди, от которых зависит решение вопросов, должны быть хорошо информированы о положении дел, ознакомлены с убедительными доводами. Я всегда тщательно готовлюсь к таким встречам. А как еще помогать? Например, тем же ветеранам со льготными лекарствами? Кстати, я ходил лично к Юрию Михайловичу Лужкову, чтобы получить дополнительные 300 миллионов рублей на льготные лекарства. Да, у меня есть возможность обращаться в сложных случаях к Юрию Михайловичу и надеяться, что буду услышан, но к моей актерской известности это не имеет никакого отношения. Я просто тщательно прорабатываю материал. Конечно, можно забрасывать начальство формальными депутатскими запросами и ждать таких же формальных ответов. Но так с мертвой точки дело не сдвинуть. У меня другой подход, ведь можно решать проблемы и другими методами. И чаще всего это удается.

— Даже в вопросах точечной застройки?

— И в этих тоже. Как поступают оппозиционные депутаты? Собирают митинги, возбуждают население, не вникая в суть вопроса. Так было недавно на Большой Очаковской улице. Там жители были в общем-то не против застройки, но просили их переселить. И в то время как одни депутаты митинговали, я обратился к Юрию Михайловичу. И вопрос был решен — стройка приостановилась до тех пор, пока людей не переселили. Что же касается точечной застройки, то тут очень важно уметь работать с обращениями граждан и с представителями исполнительной власти. Я провел анализ проблемных строек, составил список с адресами и направил его главе столичного стройкомплекса Ресину и главному архитектору города, возглавляющему межведомственную комиссию по точечной застройке. Сейчас список рассматривается, по некоторым адресам уже приняты решения о прекращении строительства. У Юрия Михайловича позиция жесткая: если есть нарушения, стройку запрещают.

Есть, к примеру, один адрес на Малой Филевской — инициативная группа и несколько депутатов только идут на прием для решения спорного вопроса по точечной застройке. А я уже могу сказать: после моего разговора с главным архитектором г. Москвы вопрос решен положительно.

Знаете, какое количество благодарностей я получил, сколько добрых слов я услышал от людей, которым помог “повернуть” строящуюся ветку метро — станцию “Славянский бульвар” хотели построить так, что около 40 тысяч жителей были бы от нее отрезаны. Я не выходил на митинги — я шел к начальнику метрополитена, мэру. Я не пиарюсь. В Госдуму не собираюсь — меня волнуют вопросы Москвы, я сам коренной москвич, и меня устраивает то, что в этом городе меня знают. Ко мне даже из других районов люди обращаются. С теми же жилищными вопросами…

— На сей счет вы выпустили еще один справочник?

— Да, называется “Право имею!” — для москвича о московском законодательстве. Таких справочников за годы депутатства я выпускал несколько. И люди, которым сложно разобраться в законах, меня очень благодарят. Все эти справочники составлены по обращениям жителей.

— Во время нашего разговора вам постоянно звонят. Видно, что вы очень занятой человек. И как часто вы ведете прием избирателей?

— Мой прием ведется каждый четверг — и в каждом из районов моего округа. Людей принимают мои помощники. А через четверг я лично принимаю избирателей в своей приемной — многие из них предпочитают обращаться ко мне лично. Иногда приходят поблагодарить или просто за советом — ведь есть вопросы, которые не в моей компетенции. Стараюсь всегда помогать.

— Ко всему прочему вы находите время для организации всяких праздников и фестивалей. Недавно объявили о грядущем фестивале для детей-инвалидов…

— Недавно прошел фестиваль для инвалидов-взрослых — и прошел с огромным успехом. Я принимал самое непосредственное участие в его организации. Картины, нарисованные людьми с ограниченными возможностями, раскупали на ура! Многим из них предложили постоянную работу! А 29 ноября состоится фестиваль для детей-инвалидов. Дети представят свои поделки: резьбу по дереву, ковку, литье… Наша задача — чтобы ни один ребенок не остался без внимания. Каждому ребенку-инвалиду будет предоставлена возможность пообщаться с профессионалом и получить добрый совет и помощь. Сейчас с этими детьми работают в районах. Ведь если природа обделяет человека, то обязательно награждает чем-то другим. Часто эти дети очень талантливы! Фестиваль поддерживает и правительство города. Хотелось бы, чтобы эта акция была не единичной, а постоянной. В Москве уже появились выставочные залы для детей с ограниченными возможностями. Главное, чтобы они нашли свое место в жизни. Они нужны обществу.

— Работа депутата состоит не только из общения с избирателями, но и с законотворческим процессом. Что вы можете рассказать о нем?

— Это постоянная, кропотливая работа, которая, может, и не очень заметна. Я автор многих законодательных инициатив, поправок. Например, моя поправка в федеральный законопроект об игорном бизнесе, касающаяся вывода игорных заведений, была куда жестче, чем то, что приняли в конечном итоге. И тем не менее результат достаточно серьезный. Я давно работаю над законопроектом о поддержке творческих работников — пока его принятие тормозится федеральным законом, с которым он входит в противоречие. А скоро Мосгордума рассмотрит инициированный мною законопроект, поддержанный коллегами-депутатами, о выводе наружной рекламы из центральной части города. Я считаю, что в центре, особенно на зданиях учреждений культуры, не должно быть тех вывесок, которые мы сегодня видим.

— Вы не только депутат, но и исполняющий обязанности председателя Союза кинематографистов. Поэтому наверняка следите за кинематографическим процессом?

— Конечно. Я всячески стараюсь поддерживать отечественное кино. И многое удается решать благодаря моему положению в городе, возможности выходить на контакт с первыми лицами Москвы. Таким образом, сейчас уже нет такой отечественной картины, которая не имела бы возможности выйти в прокат. Раньше прокат кормил и социалку, и здравоохранение, и культуру. Я считаю, что мы должны вернуть тот отечественный прокат.

Конечно, от западных блокбастеров отказываться не стоит, но все же отечественное кино приносит доходы в наш бюджет и в отрасль.

— Вы очень давно не снимались. А недавно снялись сразу в двух картинах. Что вас толкнуло на этот шаг?

— Я и вправду очень долгое время отказывался сниматься, да и сам не хотел снимать малобюджетное кино. Но из процесса все равно не выпадал. Сейчас по телевизору показывают много “мыла”, на съемки хорошего кино часто не хватает денег. Но когда я увидел сценарий восьмисерийного фильма о внешней разведке, о людях, которые вне зависимости от строя и конъюнктуры работали в интересах страны и которыми мы можем гордиться, он меня очень тронул. В картине два героя — молодой и опытный. В роли последнего мне и предложил сняться режиссер картины Уразбаев. Я попробовался — меня утвердили. Потом сам Уразбаев ушел с картины, и так получилось, что я не только исполнил в ней одну из главных ролей, но еще и стал ее режиссером.

Зимой у меня как раз были депутатские каникулы… Я ведь почти не отдыхаю, в отпуск не езжу, и так было всегда: во время институтских каникул и отпусков в театре — снимался в кино. В общем, накопились отпускные, плюс выходные дни, и в итоге за 2,5 месяца я снял фильм “Туман рассеивается”. Бывало, днем работал в Думе, а ночью снимали в интерьерах, на “Мосфильме” легче снимать в темное время суток. Друзья говорят мне: “Жень, ну ты же спишь по 2—3 часа в сутки!” А я ничего, вроде и выгляжу нормально. А сейчас идет озвучивание картины.

— А что за второй фильм, на который вы потратили летние каникулы?

— Я снялся в роли Саввы Мамонтова в 4-серийном фильме. Савва Мамонтов — это человек удивительной судьбы. Сейчас, увы, таких героев уже нет. Хотя есть люди с гораздо большим капиталом, чем Третьяковы и Морозовы. Подлинный патриот Савва Мамонтов радел за свое отечество. Он считал, что нужно развивать промышленность, строить железные дороги, расширять границы, и одновременно это был человек, влюбленный в искусство. Судьба щедро наградила его: успешно учился вокалу и был приглашен в Ла Скала, но отказался от карьеры, а он вместо того, чтобы заняться своей карьерой, открыл миру Шаляпина. Он организовал в Москве итальянскую оперу, экономически поддерживал прогрессивных художников — Васнецова, Серова, Врубеля, которые опережали свое время и еще не были широко известны. Он прекрасно рисовал, а в тюрьме занялся скульптурой. Его жизненный крах, разорение и одиночество не изменили его отношения к людям. Мне кажется, что подобные фигуры русской истории должны вызывать интерес не только у старшего поколения, но и служить примером для молодежи. Время у нас такое, нам нужны новые Саввы Мамонтовы. Наверное, поэтому молодые малоизвестные артисты играют в этом фильме очень искренне.

— Признайтесь, избиратели просят у вас автографы?

— Да, просят. До того как я стал работать депутатом, у меня было много славы как у актера, режиссера. Но что сейчас радует особенно, так это то, что теперь автографы берут как у своего депутата. Я работаю для людей — и они мне благодарны. А это дорогого стоит.



    Партнеры