Гоп-стоп кино

Преступник- рецидивист и “главный кум страны” договорились

7 ноября 2007 в 19:55, просмотров: 5004

— Я против летающих машин и прочего “голливуда”! Если уж братва — то реальная, тюрьма — то настоящая, — заявил бывший лидер уссурийской преступной группировки Виталий ДЕМОЧКА. …И в фильм “Антикиллер-3”, продюсируемый Юсупом Бахшиевым, его не взяли. Хотя и приглашали.

Впрочем, Юсупу идея кино без фуфла по душе пришлась. И известный продюсер решился на совместный с Демочкой проект. А уж когда к ним присоединился “главный кум России”, стало ясно — точно снимут. И “Строгий режим”, и “Первую ходку”. Без базара.

Вообще-то я позвонила ему узнать, как продвигаются дела с продолжением фильма (о котором мы уже рассказывали в статье “Джеймс Бондарь”, “МК” от 24 января 2007 года).

— В моем родном городе идет беспрецедентная акция, — с ходу огорошивает Виталий.

Он в Уссурийске хоть и не при делах давно, а жизнью интересуется. Особенно тем, что касается определенной части населения. Заключенных. Украл — выпил — в тюрьму — формула, оказывается, больше немодная.

Обществу, хочет оно того или нет, а приходится жить рядом с бывшими осужденными. Часто такое совместное бытие получается более насыщенным, чем хотелось бы.

Руководство Уссурийска посулило предприятиям, которые будут принимать на работу бывших заключенных, небывалые льготы. Чтобы решить вопрос. И бизнесмены начали брать.

— Как вы думаете, какой процент рецидива среди этих бывших осужденных? — голос Демочки звучит победно.

— Ноль целых хрен десятых! Такого не было даже в СССР, во время которого мы, освободившись, были обязаны кровь из носу устроиться на работу.

Демочка, говорит, гарантий за всех не даст. Но если относиться к ним нормально, то многие почувствуют себя полноценными гражданами общества. И он рад, что может продолжить хорошее начинание. Тем более жизнь расклад подкинула отличный.

Он книгу недавно выпустил. Называется “Строгий режим”. Литературный материал показался интересным продюсеру “Антикиллера” Юсупу Бахшиеву.

— Я понимаю, что прошлый фильм, который я снял, — говорит Виталий, — не совсем удачен. Техники профессиональной не было. Поэтому тему снять кино предложил Юсупу Бахшиеву. И ему идея понравилась. Я уже закончил работу над сценарием. А он с техникой решит. Он умеет решать. Много фильмов снял.

Тема всей Демочкиной жизни — криминал, тюрьма и их производные. Много видел. Много знает. Поэтому кино будет про зону. Настоящую. С реальными зэками. Это кредо его такое. Никакого “голливуда”, взрывов, летающих машин и липовых воров.

— Все плюсы налицо. Заключенные смогут приобщиться к искусству. Мы им будем платить деньги. Нормальные.

Я думаю, сидельцам понравится такой расклад. Я раньше был матерым преступником, но смог же начать новую жизнь. Надо только почувствовать вкус! Кроме того, я думаю, что и другие заключенные, посмотрев “Строгий режим” и увидев своих собратьев, которые снялись в кино и стали известными людьми, будут стремиться к лучшему. Откроют для себя то, что деньги можно не выбивать. А зарабатывать. И при этом заниматься интересным делом.

Для настоящих осужденных в Демочкином кино приготовлено пятнадцать ролей. Еще сотня будет занята в массовке.

— Свою идею вовлечения осужденных в мир искусства я предложил руководству Федеральной службы исполнения наказаний. И ко мне отнеслись положительно. Даже начальник оперчасти, которого мы называем Главный Кум России, поддержал.

— О чем будет ваш “Строгий режим”?

— Между прочим, в тюрьму может попасть каждый. И фильм начнется с того, что на зону приходят совершенно невиновные люди. В целом же кино о внутренних отношениях между сидельцами, тюремными кланами.

Про тюрьму, считает Демочка, и снимать гораздо легче. Прошлый его фильм был про братву. Работалось сложно. Киношные стрелки пацаны совмещали с реальными. Потому как и пацаны были реальные. Милиция в тонкости кинопроцесса вникать не желала. Случалось, актера арестовывали прямо на съемках. И, понятное дело, уже на площадку не возвращали. Были и такие, кто не дожил до финала съемок. А в тюрьме — вагон времени. Очень удобно работать. Репетировать можно сколько хочешь. Актерам торопиться некуда.

— Виталий, а статусы будут соблюдены?

— Авторитетов сыграют авторитеты, если вы об этом, — снисходительно улыбается Демочка.

— Слышала, вы написали книгу о том, как уменьшить подростковую преступность. Неужели знаете способ?

— Конечно. Надо понимать психологию и знать ее изнутри. Со взрослыми преступниками все ясно — ими движет корысть. Молодыми — корысть и жажда самоутверждения. Не знаю, от кого это зависит, депутатов или правительства, но готов изложить им свои пути решения вопроса.

Во-первых, надо максимально упростить регистрацию для компьютерных клубов. Дать им льготы по налогам и арендной плате муниципальных помещений. Но “льготные” клубы предприниматели должны будут открывать в общежитиях при техникуме или ПТУ. Взамен они должны снизить цены до минимума. Сделать бесплатные сеансы для совсем бедных подростков, ребят из интернатов. Пусть этих клубов будет как можно больше.

Женщин, которые жалуются на то, что их дети сидят в Интернете безвылазно, Виталий не понимает. Глупые, говорит. Как бы они запели, если бы дитя не по сайтам лазило, а экстази лопало?

Не понимает он, что за горе в том, что ребенок не сидит во дворе, как другие? Демочка вот сидел. Половина тех, кто сидел вместе с ним, погибли. Вторая половина — в местах не столь отдаленных за то, что первая не дожила до сегодняшних дней.

— Интернет и компьютерные игры, конечно, не решат всех проблем, но я точно знаю, во сколько раз меньше мы бы совершили преступлений в молодости, если бы имели возможность дешево проводить время в таких клубах.

Для деятелей повышенной резвости, которые не усидят за монитором, есть отличная вещь — спорт.

— Во-вторых, надо запретить российским футбольным клубам привлекать иностранцев. Пусть ищут таланты на окраинах страны, в глубинке.

Я в молодости играл в футбол и хоккей. Бросил. Как и все мои друзья. В провинции никто не стремится играть, потому что этих ребят никто никогда не позовет в известный клуб. И они это знают. А должна быть надежда. И обязательно надо озвучивать зарплаты профессиональных футболистов. Я, к примеру, только недавно услышал (диктор проговорился), что футболист из премьер-лиги зарабатывает 3 млн. долларов в год. Да если бы мы тогда знали эти цифры, разве мы убегали бы с наперстками от милиции?! Разве бросили бы футбол?

Если власти прислушаются к моим советам, расскажу, как справиться с самой главной проблемой молодежной преступности — наркоманией. Там еще проще, вообще никаких затрат из бюджета.

— Ой, вы просто соцпроекты предлагаете! На кинематограф времени не хватит…

— Хватит. После “Строгого режима” планирую еще сценарий для сериала “Первая ходка” написать.



Партнеры