“Меченосец” попал в “Треугольник”

Артем Ткаченко: “С Константином Хабенским чувствовал себя комфортно”

11 ноября 2007 в 18:19, просмотров: 551

В кино Артем Ткаченко начал сниматься уже на втором курсе Щепкинского училища, но по-настоящему известным стал только в прошлом году. После роли в своеобразном комиксе Филиппа Янковского “Меченосец”. Его короткий разговор с героиней Чулпан Хаматовой после страстной ночи: “Тебя как зовут-то?” — “Катя, конечно”, — запомнила вся страна. Но “Меченосец” — уже в прошлом. Сейчас на экранах — картина о жестоких последствиях чеченской кампании десятилетней давности — “Русский треугольник” Алеко Цабадзе. На этот раз Артем играет студента–практиканта в криминальном отделе милиции с активной гражданской позицией.

“Главное — когда ты кому-то нужен”


— Как-то вы говорили, что не хотите сниматься в фильме о нашей современной войне: в Чечне или Афганистане. Передумали?

— Этот фильм не о нашей войне. Он вообще о войне. Неважно, где происходят события, неважно даже — когда. Эта картина в первую очередь о людях, о милосердии, хотя в нашей картине его практически нет. О том, как люди должны относиться друг к другу.

— Тогда же вы говорили, что не хотите пропускать войну через себя…

— Я имел в виду, что не хочу воевать. А вообще, кто старое помянет — тому глаз вон. Сейчас я так не думаю. Если кто-то предложит интересную роль в фильме о Великой Отечественной или войне 1812 года, я с радостью соглашусь.

— Алеко Цабадзе вас утвердил после роли в “Меченосце”?

— С режиссером мы познакомились гораздо раньше — на съемках его сериала “Бухта Филиппа”, где я работал с Костей Хабенским и Ярославом Бойко. И вот как-то я сидел в Москве без работы, мне позвонил Алеко и сказал: “Дай мне свой e-mail, я вышлю сценарий, если понравится — приезжай в Киев. Может, что-то у нас получится”. Я прочитал взахлеб, буквально за час, тут же перезвонил: “Готов выезжать”. Уже на следующий день у меня были пробы, а когда они закончились, Алеко с ухмылкой сказал оператору — Георгию Беридзе: “Ну что — поснимаем этого парня?”

— Легко нашли общий язык с грузинской группой?

— Съемочная группа у нас была в основном украинской. Мы и над фильмом работали больше в Киеве. Но все военные сцены снимались в горах Тбилиси. После войны там остались полуразрушенные дома — почти архитектурные памятники, — которые мы и рушили дальше. Но мне и не могло работаться плохо: я снимался у самого Алеко Цабадзе, снявшего когда-то культовый фильм “Пятно”. Мне повезло, я поработал с еще одним грузином — Нодаром Мгалоблишвили, блистательным графом Калиостро из “Формулы любви”, — на двухсерийном фильме “Исповедь Дона Жуана”. Картина о том, как умирающий Дон Жуан вызывает монаха для исповеди. И в итоге монах меняет свою монашескую рясу на камзол Дона Жуана и с любимой женщиной уезжает во Францию. Я сыграл как раз этого монаха.

— Вы сказали, что получили предложение сняться в “Русском треугольнике”, когда сидели без работы. А что чувствует актер, когда остается без ролей?

— То же самое, что чувствует любой человек, который остается без работы. Главное — чувствовать, что ты кому-то нужен, приносишь какую-то пользу. А если окружающие своим видом никак этого не показывают, можно впасть в глубочайшую депрессию. Ни в коем случае нельзя сидеть без дела. Тогда у меня не было кино, но был театр. Первые полтора года после института — театр “Шалом”, потом — провал года на два, потому что активно начал сниматься в кино. После я устроился в Русскую реалистическую театр-студию под руководством Татьяны Пышновой. Студия эта мало кому известна, там не работают медийные лица, звезды. Скорее люди, которые в свое удовольствие занимаются творчеством. У меня есть спектакль по “Братьям Карамазовым”, где я играю Алешу Карамазова, и сейчас мы репетируем “Евгения Онегина” — там у меня роль Ленского.

— Книга “Бесы” — еще один роман Достоевского — проходит через весь фильм “Русский треугольник”…

— Именно после фильма я и попал в этот спектакль. Так что “Русский треугольник” — во всех отношениях судьбоносная для меня картина. К тому же мне снова посчастливилось сниматься с Костей Хабенским — прекрасным человеком и профессионалом. Мы отлично сработались, я чувствовал себя комфортно.

— В фильме есть эпизод, где вы говорите своему другу: “Если ты увидишь, как кто-то на улице избивает человека, перейдешь на другую сторону”. Вы бы не перешли?

— Хочется верить, что нет. Слава богу, пока проверять не приходилось. Я актер, моя профессия в моем лице.

Я этим зарабатываю себе на жизнь. Представьте себе ситуацию: я начинаю сниматься в фильме, и вдруг что-то происходит с моим лицом. Проект слетает, прогорает энная сумма денег… Поэтому всегда нужно думать, прежде чем что-то делать. Конечно, как мужчина я буду обязан помочь человеку, но надо стараться поступать с наибольшим коэффициентом пользы.

“В школе я прятался под партой”

— В детстве часто приходилось драться?

— Бывало. И в детстве, и в студенчестве, и в юношестве. Просто я мальчик! Обычный парень, который когда-то был задиристым. С возрастом понимаешь, что подраться — не самоцель в жизни. Лучше все проблемы решать мирным путем. Но если уж совсем никак, то, как говорила черепаха Тортила: “Драться надо? Так дерись!”

— А как проходило ваше детство?

— В Калининграде, на Балтийском море, в родном дворе. С кучей друзей, с которыми дружу до сих пор. У меня было счастливое детство — несмотря на то что мне приходилось ходить в детский сад, который я вместе с его вечным забором так не любил. Из детского сада был виден мой дом, и я стоял, прижимался маленькими ручонками к забору и считал минуты, когда же меня отпустят домой. Когда меня мама забирала раньше, чем остальных детей, — это были самые счастливые моменты моего детства!

— В школе тоже было невмоготу?

— В школу меня отправили рано — в шесть лет. Видимо, для меня это было слишком рано, потому что в какой-то момент я стал прятаться под партой. Я был абсолютно уверен, что учитель меня не видит. Он позвонил моей маме и сказал: “По-моему, вашему сыну рановато идти в школу”. После чего я еще целый год бегал по двору, играл в войнушку и кидался яблоками. Когда во второй раз пошел в первый класс, больше под партой не прятался, хотя шило в одном месте у меня определенно было. Учителя хватались за голову и постоянно писали гневные письма родителям. Но меня всегда любили в школе. Несмотря на оценки, что я получал по математике, физике и химии. Стараюсь не реже чем раз в полгода бывать дома. Думаю отпраздновать с родителями Новый год.

— Как встретила Москва молодой талант?

— Гамбургером напополам с моим другом на Тверской. Помню свой восторг семнадцатилетнего юноши, который приезжает в Москву, стоит на этой огромной улице, смотрит на огни, машины… Потом были прекрасные четыре года в общежитии — старом, с высокими потолками доме на 3-й Тверской-Ямской... Я не забуду никогда, как однажды за мной и моим другом нагрянула милиция. И не спрашивайте почему — не скажу. Это был такой впрыск адреналина, что произошедшее чуть позже я до сих пор не могу объяснить. Я буквально за четыре секунды слез на землю со второго этажа по каким-то кирпичам. Помню только крик: “Милиция!” А следующее воспоминание — я стою на улице и наблюдаю, как друг с не меньшей скоростью спускается за мной. Пришлось провести какое-то время в парке, а обратно мы уже залезали по одеялам, как подобает нормальным студентам.

“Я не Микки Рурк — и хорошо”

— Сразу поняли, что актерство — это судьба?

— Нет, меня в школе больше интересовали спортивные профессии, а сильнее всего хотел стать каскадером. В принципе примерно им я и стал: мне постоянно нужно прыгать, падать, скакать, драться…

— Особенно много вам пришлось драться в “Меченосце” — пока самом громком вашем фильме…

— Не то чтобы самом громком. Просто у него были самый большой бюджет и самая серьезная пиар-кампания.

— Не приходилось выслушивать претензии в свой адрес после “Меченосца”?

— Приходилось, но сколько людей, столько и мнений. Кому-то фильм нравится, кому-то — нет. Я стараюсь прислушиваться к мнению людей. Особенно к своей жене Равшане. Она у меня и как валерьянка, и как критик. Иногда меня очень поддерживает, а иногда я скриплю зубами, но соглашаюсь.

— Как-то вы сказали, что вам совсем не запомнилась жаркая постельная сцена с Чулпан Хаматовой. Зато зрителям — очень даже.

— С какой бы красивой девушкой ты ни играл в кино, когда стоит вокруг тебя определенное количество людей, да еще и с камерой, — не возникает особых чувств. Даже если ты целуешь ее, обнимаешь или прижимаешь к себе. Как мужчину она меня совсем не волнует в этот момент. Хотя у Микки Рурка с одной из актрис как-то все прекрасно получилось прямо на съемках… Но я не Микки Рурк — и хорошо.

— Говорят, в “Меченосце” у вас было чуть больше страницы текста…

— Я не отношусь к тем артистам, которые любят текст. Персонажей, у которых мало слов, играть сложней, но интересней.

— Вы способны признать свою ошибку?

— Да. Чаще всего это касается друзей, потому что в общении с близкими не всегда думаешь, о чем говоришь, и можешь случайно человека обидеть. А потом не так уж просто в этом признаться.

— В фильме “Даже не думай-2” вы снимались с культовым современным музыкантом — Дельфином. Подружились?

— Мы прекрасно друг к другу относимся. У него замечательная  жена Лика. Недавно у Дельфина родился еще один ребенок, с чем я его, пользуясь случаем, и поздравляю!

— Сами не думали последовать его примеру?

— Пока нет. Надо немного поработать на себя, чтобы иметь место, где можно воспитывать детей. Пока мы с женой живем на съемной квартире. Меня семейная жизнь совсем не тяготит. Думаю, нам с Равшаной удалось разрушить стереотип: “Если хочешь с любимым человеком развестись, нужно пожениться”.

— У вас есть вредные привычки?

— 1 января я бросил курить, но периодически все же покуриваю, когда выпиваю… Вот уже и две. (Смеется.) Главное — не злоупотреблять.

— Вас не так часто увидишь на светских тусовках…

— Я и приглашения поучаствовать в ток-шоу пока игнорирую. Главное, чтобы не перестали звать в кино, а без ток-шоу я проживу.

Пять фактов об Артеме Ткаченко:

• Хранит дома кусок металла, что выполнял в фильме “Меченосец” роль меча, появляющегося у него из руки.

• Настаивает, что нужно снимать больше сказок для детей, например “Пираты Карибского моря”.

• Мечтает сыграть Сальвадора Дали в молодости.

• Учился в одном классе, а позже — в одном училище с актрисами Ольгой и Татьяной Арнтгольц.

• Любит носить туфли, а не кроссовки.



    Партнеры