Обыкновенная “жестокость”

Героиня Ренаты Литвиновой нормально зарабатывает, но путает газ с тормозом

6 декабря 2007 в 16:21, просмотров: 811

На экраны вышел фильм режиссера-дебютанта Марины Любаковой “Жестокость”. Картина уже обкатана на фестивалях. И — двум сестрам по серьгам — награды получили исполнительницы главных ролей. Рената Литвинова — за лучшую женскую роль на фестивале “Московская премьера”, Анна Бегунова удостоилась приза имени Ива Монтана как лучшая молодая актриса на кинофоруме “Молодость” в Киеве.

Сложив две эти награды, получаем признание фильма в целом, потому что тинейджер Вика (Анна Бегунова) и одинокая женщина за тридцать Зоя (Рената Литвинова) — не просто главные героини, но и основная движущая сила фильма. То, что происходит между ними, можно назвать “романом воспитания”, но весьма своеобразным.

Не взрослая, умудренная опытом Зоя учит несмышленыша Вику. Опытностью, неизвестно как и откуда взявшейся, поражает девочка. Она-то и “школит” — жестко и “противоправно” — взрослую тетеньку-юриста. Под руководством своей подружки Зоя вроде бы учится свободе и раскрепощенности. Настоящая цена такой свободы горько и, увы, слишком поздно познается старшей героиней в финале “Жестокости”. Младшая остается с чувством реванша и невыносимо победоносной улыбкой на полудетском лице.

То, что кино, сделанное женскими руками, может быть весьма жестким, доказано давно. Той же Кирой Муратовой, которая создала феномен актрисы Ренаты Литвиновой. В ее фильмах женственность Ренаты представала сколь притягательной, столь и опасной. Прекрасный тому пример: девушка-смерть с косой в “Настройщике”. Другая женщина-режиссер, Вера Сторожева, в фильме “Небо. Самолет. Девушка” предъявила Литвинову очаровательно манерную, белую и пушистую. Марина Любакова пошла дальше. В “Жестокости” героиня Литвиновой существо страдательное, послушная игрушка в руках девочки-монстра. Дебютантка в кино Анна Бегунова очень убедительно сыграла ту грубую силу, которая запросто “схавает” не только наивную Зою, но, пожалуй, и любую из опасных героинь Литвиновой, сыгранных ей в фильмах Муратовой.

Жестокость “Жестокости” как раз заключается в победе этой грубой силы. Силы, которая признает только простые цели и лобовые ходы. “Срубить побольше бабок, завалиться в Монте-Карло и станцевать на столе” — вот и вся Викина мечта. К ее осуществлению она прет как танк. Одно странно: попутно девочка проявляет такие стратегические таланты и предпринимает такие тактические ходы, которые в юной голове не могут родиться, хотя бы из-за отсутствия жизненного опыта. Принять это можно лишь как условность. Тогда сама Вика — и не человек вовсе. А, к примеру, метафора жизни в ее грубой, хамской ипостаси, жизни, ломающей хилых интеллигентов и приветствующей грядущего хама.

Одна из лучших реплик “Жестокости” вложена в уста героини Литвиновой: “Я нормально зарабатываю. Я просто путаю газ с тормозом”. Нормально зарабатывать, конечно, хорошо. Но если газ с тормозом путать, жизнь может ответить именно такой, как у Вики в финале фильма, невыносимо жестокой улыбкой.



    Партнеры