Толкалину испугала роль бабушки-милиционера

Съемочная группа “Однажды в провинции” провозгласила свободу жен от мужей в Подольске

18 декабря 2007 в 16:46, просмотров: 600

Наши кинематографисты очень любят Подмосковье. Вот и Подольск на время стал съемочной площадкой фильма режиссера Екатерины Шагаловой “Однажды в провинции”. Это история о молодых и красивых, но глубоко несчастных людях, живущих вдалеке от столиц. Провинциалами на время стали актеры Любовь Толкалина, Александр Голубев, Эльвира Болгова, Леонид Бичевин, Юлия Пересильд и Алексей Полуян, прогремевший в этом году ролью маньяка-милиционера в картине Алексея Балабанова “Груз-200”.

На съемку одной из последних сцен картины удалось попасть репортерам “МК”. Итак, место действия — общежитие Подольского цементного завода.

Для съемок выбрали, мягко говоря, “весьма живописное” место: выбитые окна, почерневшие от пожаров стены, покосившиеся двери без замков. На первый взгляд кажется, что дом давно заброшен и никто здесь не живет, но нет — по сырым, грязным коридорам между камер и софитов бродят настоящие обитатели общаги. На вопрос, мешает ли им съемочная группа, местная жительница Оксана отвечает:

— Совсем нет, только пол в комнате поцарапали, когда передвигали холодильник: и чем он им помешал?

Художник Денис Бауэр в нежилом помещении соорудил комнату главных героев Веры (Эльвира Болгова) и Коли (Александр Голубев). Коля и три его друга прошли Чечню и теперь учатся жить после войны. К Вере в гости из большого города приезжает сестра Настя, юная телезвезда. Вокруг девушки начинают кипеть страсти. Среди интриг и измен пытается навести порядок участковый милиционер Лена, у которой у самой 17-летня дочка уже успела пристраститься к алкоголю и стать матерью-одиночкой. Разделить нелегкую долю женщины-милиционера режиссер Катя Шагалова предложила супруге Егора Кончаловского Любови Толкалиной. Как признается сама актриса, это первая роль, где ей пришлось стать бабушкой и примерить форму:

— Женой милиционера в кино я уже была, а чтобы самой… Я здесь властная дама, всегда заведенная, на нервах, уже бабушка. Моя семнадцатилетняя дочь сильно пьет, а я время от времени борюсь с ней, иногда даже бью. На пробах я была немного напугана, потому что получилось так, что по сценарию я старше всех на съемочной площадке. Я все думала: как же я буду играть мать взрослой дочери? И еще была боязнь за ребенка, который “играл” моего внука. По сценарию он кореец или китаец — дочь родила неизвестно от кого. Так вот, наш ребеночек, очень активный мальчик, за время съемочного периода успел подрасти и в сцене с коляской норовил из нее выскочить. Впервые в жизни я чуть не выронила ребенка!

Вообще по части острых моментов тут все в порядке. Каскадеры работали на площадке через день. Любая драка — а их в фильме предостаточно — сложная трюковая съемка.

— Например, сцена, когда Эльвиру Болгову должен был бить Саша Голубев. Решили заменить актрису дублершей, потому что удары должны были выглядеть серьезно, по-настоящему, — рассказывает режиссер. — У нас на площадке халтуры нет! (Смеется.) В драке со скинхедами ребята били сахарные бутылки друг другу о головы. А недавно сбросили с моста газик. Вся съемочная группа была по уши в грязи, все промокли под дождем до нитки. Но сцена вышла зрелищной. Потом автомобиль, который разбился вдребезги, вытаскивали пожарными машинами из реки.

Больше всех на съемках достается Эльвире Болговой. Вот и “МК” увидел ее с огромным синяком под глазом, ссадинами на лице и в окровавленной сорочке. Гримерам пришлось постараться.

— На мой взгляд, характер у Веры замороченный, — говорит актриса. — Она болезненно предана своему мужу, готова терпеть от него побои, унижение. Когда мне раньше поступали предложения играть таких женщин, я всегда открещивалась: я этим не живу и никогда не понимала таких идиоток. Но здесь роль так написана у Кати Шагаловой, что ее захотелось сыграть. Еще наслаивалось на леденящую историю из жизни про одну девушку с ее бойфрендом, которую мне недавно знакомые рассказали. И я подумала: интересно показать, как и отчего возникает это психологическое рабство. Может, женщины увидят себя со стороны, задумаются, освободятся — это было бы счастьем для меня как для актрисы.

…Съемочный день близится к концу. Обстановка почти домашняя: на общей кухне местная хозяйка готовит фаршированные перцы, гримеры танцуют под хиты 80-х, звучащие из-за чьей-то двери, а смелые коты, которых здесь несметное множество, лезут на колени и в кадр. Режиссер отвечает на мои вопросы лежа на диване, извиняясь за нестандартное положение: “Вчера снимали сцену с Любой Толкалиной. Закончили только утром, поспать не получилось”.

— Это была эротическая сцена с Сашей — у сарая, в грязи, с топором в руках, — подключается к разговору Толкалина.

— Можете себе представить, как нам было трудно играть в такой холод. Чтобы мы согрелись, нас отпаивали коньяком. (Смеется.) Конечно, для меня это абсолютно экстраординарный опыт! Как говорил мой учитель Алексей Владимирович Баталов, самое интересное в роли — когда выходишь на площадку и не знаешь, что делать, — находишься в приятной истерике. Мне очень нравится работать с Катей Шагаловой, потому что она всегда точно знает, чего хочет. Здесь меня всегда ждет нечто, чего я никогда еще в своей жизни не испытывала.



Партнеры