Генерала из “Такси” скормили свиньям

Жан-Кристоф Буве: “Я рекламирую гамбургеры, и мне не стыдно”

23 декабря 2007 в 18:25, просмотров: 521

Произнеси я в какой-нибудь компании имя французского актера Жан-Кристофа Буве — и большинство пожмет плечами. А поясни: “Это генерал из “Такси” — и ничего больше добавлять будет не нужно. Автор фильмов “Такси” Жерар Кравчик, произведший Буве в те самые генералы, в своей новой черной комедии “Красный отель” — ремейке одноименного старинного французского фильма — сделал его нотариусом и жестоко над ним надругался...

С Жан-Кристофом Буве мы встретились сразу после показа фильма в Калининграде на фестивале “Французское кино сегодня”.

— Знаете, мсье Буве, после вашего фильма кусок в горло не лезет, особенно кусок мяса. И на красное вино смотреть не могу. А как у вас с аппетитом?

— Не жалуюсь. Я же актер, комедиант — мне-то что?

— Ну, вы не простой актер. Не всякий ваш коллега занимался психоанализом. Скажите, это помогает в актерской работе?

— Безусловно. Актер должен анализировать, а режиссер потом — синтезировать.

— Это вы мне как актер рассказываете. А почти все режиссеры уверены, что вашему брату вообще голова ни к чему. Пусть играет сердцем, печенью, селезенкой — а сверхзадачу ему потом режиссер склеит за монтажным столом.

— Я бы все же не обобщал. Режиссер режиссеру рознь. Но в любом случае я привык их всех слушаться и приспосабливаться к разным желаниям и ситуациям.

— Мне все же про психоаналитику интересно. Не могли бы вы сейчас с ее помощью разъяснить поведение главных героев “Красного отеля”?

— Интересная задача, но я за нее не возьмусь. Я же не практикующий психоаналитик. Просто изучал эту науку в институте — для своего развития. Как и лингвистику, например. Да много чего.

— Лингвистика, психоаналитика — это были сознательные ступеньки на актерском пути? Или вы не собирались стать актером, пробовали себя там и здесь, а в результате за вас все решила судьба?

— Как же не собирался? Я уже в пять лет собрался в актеры.

— Получив от Кравчика сценарий “Красного отеля” и узнав из него, что вашего героя убивают самым первым и довольно рано, вы не вернули режиссеру сценарий со словами, что с друзьями так не поступают?

— Наоборот, мне так нравилась эта история, что я был согласен на любую роль. Кравчик так и заявил продюсерам, когда привел меня к ним: “Он будет играть, даже если роль совсем крошечная”.

— А почему бы вам не попросить его, чтоб дал роль побольше?

— Какой смысл? Решает же не он. Окончательное слово за продюсерами.

— Вы хотя бы взяли с него обещание, что он за это снимет еще не меньше восьми “Такси” и в каждом новом ваша роль будет неизменно расширяться?

— Обещания не взял, но скромно на это надеюсь.

— Вы у режиссера Кравчика уже в который раз снимаетесь. Чем он вам так интересен? Не гонорарами же одними.

— Нет, конечно. Жерар хорошо понимает меня как артиста. Он знает, откуда я.

— А откуда вы?

— Я раньше снимался в основном в авторском кино, а он привел меня в суперкоммерческое. Генерал — это была роль-подарок. Спасибо ему.

— Снимаясь у Жан-Люка Годара, Андре Тешине, Оливье Ассаяса, вы не предполагали когда-нибудь очутиться в “Такси”?

— Я же не сидел в авторской клетке. В массовом кино я тоже появлялся, не с “Такси” все началось. Но такого шлягера у меня не было — тут Кравчик первый.

— Скучаете по элитарному кино?

— Так я ведь с ним и не расставался. Я в таком кино по-прежнему снимаюсь гораздо больше. На этой неделе в Париже выходят два авторских фильма с моим участием.

— Увы, в России артиста Буве знают только с одной его стороны — массовой.

— Да уж, у вас я, похоже, звезда первой величины. Сижу недавно в брюссельском ресторане, ужинаю. За соседним столом гуляет русская компания. Вдруг один увидел меня и как завопит, тыча в меня пальцем, на весь ресторан: “Такси! Такси!”

— С французами ваши отношения складываются не так?

— У нас все то же самое. Публика строго разделена надвое: одним — авторское, другим — коммерческое. И между ними жесткая граница. А я своими актерскими занятиями пытаюсь ее отменить. Соединить одно с другим. Тот же “Красный отель”, при всей своей зрительской привлекательности, далеко не такой простецкий фильм, как “Такси”. Что вовсе не означает, будто я отношусь к “Такси” пренебрежительно. Я вообще работой не пренебрегаю. Снимаюсь в телесериалах, в рекламе.

— А есть такие вещи, которые вы, профессиональный актер, отказались бы делать наотрез и никакими деньгами вас было бы не переубедить?

— Хм... Тридцать лет снимаюсь, и пока что мне не предлагали роль, которая смутила бы меня до крайней степени. Сам фильм с его идеей может смутить — это другой вопрос. Я не буду сниматься в антисемитских или гомофобских фильмах. Однозначно. Но сыграть в достойном кино отвратительного антисемита или мерзкого гомофоба — могу.



    Партнеры