Под плинтус — с камерой

В Питере экранизируют скандальный роман Павла Санаева

30 января 2008 в 17:07, просмотров: 631

Роман “Похороните меня за плинтусом” наконец-то решили перенести на кинопленку. История мальчика, живущего с бабкой-психопаткой и отлученного от любимой матери, еще в 2003 году произвела в стране настоящий фурор. Не только благодаря смелому повествованию автора, сдобренного нецензурной бранью в каждом абзаце. Прототипы героев книги — известные актеры. Классик советского кино Всеволод Санаев (дед мальчика), актриса Елена Санаева (мать) и не менее любимый народом Ролан Быков (отчим).

В свой новый фильм режиссер Сергей Снежкин пригласил звезд: Алексея Петренко, Светлану Крючкову, Марию Шукшину, Ивана Краско. На одном из первых съемочных дней интригующего проекта побывал репортер “МК”.

Крючковой расцарапали лицо

“Меня зовут Савельев Саша. Я учусь во втором классе и живу у бабушки с дедушкой. Мама променяла меня на карлика-кровопийцу и повесила на бабушкину шею тяжкой крестягой. Так я с четырех лет и вишу” — так начинается этот роман-исповедь.

Сначала Санаев решил снять картину сам. Но с первых же дублей стало ясно, что получается “домашнее порно”, то есть кино про автора, не интересное всем остальным. Тогда заняться “Плинтусом” предложили питерцу Сергею Снежкину. А Санаев прочитал сценарий, получил свои авторские и распрощался.

Дедушку мальчика играет Алексей Петренко, бабушку — Светлана Крючкова, маму — Мария Шукшина, а друга дедушки — Иван Краско. Роль гражданского мужа мамы, “карлика-кровопийцы” (того самого, прототип которого — Ролан Быков), досталась питерскому театральному актеру Константину Воробьеву. Внешне он на Быкова не похож, но так как роль эпизодическая, это не важно.

Светлана Крючкова, выглядывающая в засаленном халате из-за консервных банок, — зрелище не для слабонервных. А если учесть, что большую часть картины она ходит с расцарапанным лицом, мокрая от пота, без макияжа, да еще в резиновых перчатках, актриса совершает подвиг! Петренко выглядит куда более пристойно: в очках, наглаженной рубашке, брюках на подтяжках и вязаной кофте.

По словам актрисы, решилась она на такое “безобразие” легко: “Возрастных ролей я не боюсь. Да и не первый это раз. Я уже сыграла маму Жабу в детской сказке и пожилую еврейку тетю Песю в картине “Ликвидация”…”

Блошиные рынки поставили реквизит

Примерно 80% действия происходит в квартире бабушки и дедушки — на Васильевском острове переоборудовали старую десятикомнатную коммуналку. Ровняли полы и стены, заново клали паркет. Обои печатали эксклюзивные: художник-постановщик разработала рисунок по историческим образцам и заказала отдельный тираж для фильма.

Но самое сложное было подобрать реквизит. Пришлось долго обходить блошиные рынки — там покупали коньки, пудреницы, сумки, настольные игры, торшеры, посуду… Главная закавыка вышла с обыкновенными стеклянными банками. Как выяснилось, “семисотки” больше не выпускают. А для бабкиной кухни банок требовалось аж 350. Выкручивались всеми способами, стекло собирали и даже тиражировали на маленьком заводе.

Художник-постановщик Мария Гринь рассказала, что команда из пяти человек работала два месяца перед тем, как мальчик, дедушка и бабушка вошли в “свое” жилище. Примерно то же предстоит, когда съемочная группа переедет в “квартиру мамы” на Петроградке.

Хоть действие “Плинтуса” происходит в Москве, снимать все будут в Петербурге. Поэтому для “натуры” подобрали нейтральные дворы, а из-за отсутствия зимы киношники уже заказали искусственный снег. Скоро группа приступит к съемкам душераздирающей сцены: встреча мальчика с мамой во дворе. Машу Шукшину и юного героя вывезут на пустырь где-то на Васильевском острове. Опознать Питер в этом месте нереально.

Мальчику объяснили все плохие слова

Саше Дробитько, который играет главную роль, всего 8 лет. Сашу отобрали из сотни претендентов за жалостливый “щенячий” взгляд. До того он снимался в нескольких эпизодах на “Ленфильме”. Мальчишка уже подружился со Светланой Крючковой, и в перерывах между сценами они играют в шахматы. Когда у него был день рождения, актриса подарила “внуку” чудесные машинки.

Смотрит отснятые дубли Саша обычно, сидя на коленях у Алексея Петренко. Пожилой и юный актеры совещаются, обсуждают проделанную работу. “Муки творчества” коллеги переживают по-разному. Мальчик рыдает в голос, если у него что-то не получается, а корифей лишь вздыхает и отворачивается от монитора.

На опрос, как школьник переносит выражения типа “тыц-п…дыц”, его мама ответила:

— Во-первых, я ему объяснила, что все это очень плохие слова. А во-вторых, наши дети такие развитые! Они телевизор смотрят и на улице не такое слышат. К сожалению, это жизнь…

Картину обещают закончить в конце февраля. На нее отведено 35 съемочных дней. Снежкин часто сидит в кресле с книгой Санаева и что-то задумчиво подчеркивает там карандашом. “МК” он сообщил, что мат — “кинематографическая правда” и что это кино не будет обычной “клюквой”.

Алексей ПЕТРЕНКО: “ТЕРПЕТЬ И ЖДАТЬ В КИНО — ЭТО ГЛАВНОЕ”

В перерыве между сценами Алексей Петренко рассказал “МК” о том, как он видит свою роль, как относится к мату в картине и каково работать с восьмилетним партнером.

— Книга Санаева вас не шокировала?

— К счастью, я прочел ее недавно, непосредственно перед фильмом. Я думаю, что у читателей был шок только потому, что раньше ничего подобного не выходило. А сейчас люди такого начитались и такого навидались, что содержание романа уже не шокирует, многое даже трогает. Думаю, роман не очень хорошо отредактирован. Но это взгляд человека другого поколения.

— Я понимаю, что количество нецензурной брани в сценарии на порядок уменьшено?

— Уменьшено, но крепкое словцо герои в свою речь вставляют, и не один раз!

— В книге бабушка — отрицательная героиня, а дедушка — добрый. Как будет в кино?

— Пока мой персонаж выглядит фигурой несчастной. Я бы даже сказал — с трагическими нотками. Жизнь у него не сахар. Мне очень трудно это дается, роль для меня на сопротивление. Я считаю, что хотя бы еще один человек в доме должен быть абсолютно забитым существом, как мальчик. Но в сценарии написано по-другому: дедушка иногда нападает и пользуется тем же словесным лексиконом, что и бабушка. А вообще в фильме главный не дедушка и не бабушка, а ребенок. И то, в какой атмосфере он рос, какое было время и какие люди. По замыслу режиссера это монофильм. Внимание сконцентрировано на мальчике, а мы выступаем “на поддержке”.

— Как вам работается с юным актером Сашей?

— Нравится. Он для меня в чем-то даже пример, очень четко работает. Но, конечно, устает — он же ребенок. Не научился еще терпеть и ждать, а в кино это главное. Сергей Олегович (режиссер картины Сергей Снежкин. — Н.Ч.) взял на себя какую-то фантастически трудную задачу. Управлять ребенком и одновременно работать со мной и Светланой Крючковой. Я бы ни за что за такое не взялся, даже под смертным приговором! А живет в этом сумасшедшем доме во главе с мальчиком. Нам иногда приходится снимать по 8—10 дублей, не сразу все получается.

— Как, на ваш взгляд, воссоздана советская эпоха?

— Декорации очень добротные. Я не жил в таких барских условиях, но, когда приходил в богатые дома, там все примерно так и выглядело. И хрустальные люстры, и старинная мебель, и дорогие ковры. Мне очень нравится, как я одет, — мой портфель и очки. А вот Светлане Крючковой повезло меньше. Ей все время приходится ходить в резиновых перчатках, халате и клеенчатом фартуке. А еще ее поливают водой, потому что бабушка должна быть постоянно мокрой от пота.



    Партнеры