Жена Лимонова вошла в “Клинч”

“Мой муж — писатель, основной заработок лежит на мне”

31 января 2008 в 17:02, просмотров: 658

Режиссер Владимир Басов-младший заканчивает съемки телефильма со спортивным названием “Клинч”. Это боксерский термин. Когда бойцы находятся в клинче, победить практически невозможно, удар наносится на очень близком расстоянии и теряет силу. Вот и героиня нового фильма сошлась с жизнью в клинче, без единого шанса победить или быть побежденной.

На главную роль в “Клинч” позвали актрису Екатерину Волкову, супругу писателя Эдуарда Лимонова. Кроме нее в фильме заняты Андрей Кузичев, Полина Кутепова и Лариса Малеванная. В один из съемочных дней киногруппа отправилась в клиническую больницу №6. Чтобы не беспокоить больных, местные доктора выделили киношникам целый нерабочий этаж, где режиссер со товарищи, по собственным словам, “устроили палату №6”.

Итак, по “коридорам” и “кабинетам” больницы, в накинутом на плечи белом халате, с длинными темными волосами (как позже выяснилось, в парике), преследуемая камерой, ходит красавица Екатерина Волкова. Ее героиня Анна — “железная леди” с каменным сердцем, готовая на все ради карьерного роста. Снимают очень быстро, группу поджимают сроки.

— У нас на съемки сейчас по графику выходит 13 дней. А нужно как минимум 30, — говорит Ольга Басова, супруга режиссера, да и сама тоже режиссер. Ольга работает с мужем уже над пятнадцатой по счету картиной. На съемочной площадке супруги не отходят друг от друга, даже наушники от монитора делят на двоих, каждому по “уху”.

— Иногда у нас с Олей возникают какие-то трения, но ведь истина рождается в споре, — говорит Басов. — Мы так давно снимаем вместе и так давно женаты, что понимаем друг друга с одного взгляда. Но, если мы в чем-то не согласны, чаще уступаю я. Так сложилось, что главные герои наших фильмов — женщины, и, конечно, здесь я больше доверяю Оле. Она знает женщин лучше, чем я!

Роль матери Анны в фильме исполняет народная артистка России Лариса Малеванная. На съемках “Клинча” она второй день, но, по ее словам, уже успела обрушить на режиссеров Владимира и Ольгу ворох предложений и советов.
Когда снимают сцену разговора Анны с матерью, вся съемочная группа, замерев, наблюдает за Ларисой Ивановной. Ее энергетика, харизма захватывает и заставляет, забыв про камеры, искренне верить каждому ее слову и по-настоящему сопереживать. У некоторых членов группы после дубля корреспондент “МК” заметила слезы на глазах. Вот что значит талантливая актриса!

— Моя героиня — несчастная женщина. Человек высоконравственный, она видит, что происходит вокруг, и очень страдает, — говорит о своей роли Малеванная. — Женщина воспитывала дочь, надеялась, что вырастет хорошая девочка, а выросла, как говорят у нас на съемочной площадке, стерва. Сейчас, я слышала, этому даже учат: как стать стервой. Сценарий очень хороший. Это своего рода развенчание стерв, ведь их возвели на пьедестал, но они не героини нашего времени.

Режиссеры Басовы отпускают Екатерину Волкову передохнуть. Но не тут-то было! Отдыхом актрисы тут же воспользовался “МК”.

— Катя, я слышала, что две известные актрисы отказались играть в “Клинче”. Одна сказала, что не справится, другая побоялась сойти с ума, вжившись в роль…

— Я соскучилась по таким внятным историям, где без всяких витиеватостей ясно, что к чему. В душе моей героини борются Бог и дьявол. В своем стремлении к карьерному росту она забывает про мать, предает мужа. Но, когда Анна понимает, как далеко она зашла, ей ничего не остается, кроме как плакать. Такой способ ей подсказывает подруга. В слезах моя героиня находит спасение.

— Говорят, слезами горю не поможешь?

— Мне кажется, это не так. Это своеобразный катарсис, очищение. Какой бы сильной женщина ни была, она находит утешение в слезах. Вот Аня поплакала, поплакала и начала новую жизнь. (Смеется.)

— Ваша героиня предает мужа, отправляя его в тюрьму. А что для вас предательство, и приходилось ли вам предавать близких ради достижения цели?

— Знаете, в этом трудно признаваться. Да, приходилось. И теперь я очень жалею, что могла так поступать с родными мне людьми. Предательство — это боль. Боль не только для того, кого предали, но и для того, кто предал. Ведь рано или поздно это аукнется.

— Вашему сыну уже больше года. Тяжело каждый день уходить на съемки, оставляя его одного?

— Вы даже не представляете как! Богдан еще совсем маленький, ему нужно внимание. Старшей дочери 15, а это тоже трудный возраст, не хочется ее упускать. Но с появлением второго ребенка появилась потребность расширять жилплощадь, нужна детская. А сейчас это невероятно сложно. Мой муж писатель, сами понимаете, основной заработок лежит на мне. Надо работать. Утром на съемки, ночью домой к детям, к мужу. Снимаясь в этом фильме, я хочу ответить и на свои вопросы, попытаться найти баланс между работой и семьей.



Партнеры