Не светский Лев

Лещенко считает 66 “числом зверя” и принципиально не ходит на ток-шоу

31 января 2008 в 16:12, просмотров: 495

Лев Лещенко в этом году отмечает свой день рождения в Петербурге. Неожиданный поворот: ведь много лет подряд певец 1 февраля не выезжал из столицы и задувал свечи на торте в кругу семьи и друзей. Накануне “грустного праздника” мы попытались выяснить, с чем связана такая глобальная перемена в его жизни. Оказалось, корифей советской эстрады боится цифры “66”. А потому решил уехать из Москвы от греха подальше. Об этом и о других своих переживаниях он рассказал “МК”.

— В этом году вы решили отпраздновать день рождения питерским концертом. Почему?

— Обычно я всегда работаю в этот день в Москве. А тут что-то “зазудело”, давно в Питере не пел! Если честно, решил сбежать от неприятной цифры “66”. Я “дьявольского” числа побаиваюсь. В общем, праздник решил не отмечать на широкую ногу. Устрою скромные посиделки для друзей 3 февраля.

— Если вы так верите в даты, будем ждать, когда вам стукнет 77, отличный концерт получится!

— Думаете, меня будут к тому времени слушать? (Смеется.) Хотя Шарль Азнавур до сих пор поет, а ему за 80.

— Ваш прошлогодний юбилейный концерт на ТВ шел параллельно с “Золотым граммофоном”. Это спланированная акция протеста? Кто победил?

— О полной победе говорить не буду, но “Граммофон” мы сделали. Повтор моего юбилейного концерта в Кремле смотрело не меньше народу, чем этих поп-звезд.

— “Этих поп-звезд” — сильное заявление. Как вы оцениваете ситуацию на нашей эстраде? То, что есть “клан Пугачевой” и иже с ним элита…

— Эстрада сейчас какая-то убогая. Хотя другие музыкальные направления процветают. Ретро-пул, бардовская команда (взять хотя бы Трофима и Олега Митяева), даже классики стали популяризировать свое творчество. А на эстраде — сплошь ангажированные исполнители, которые прилагают много усилий, чтоб себя пиарить. Поют ужасно, зато скандалят в прессе постоянно. И в каких-то рейтингах занимают какие-то места. На самом деле это дутые цифры — залов они реально не собирают и без фонограммы петь не могут. Как говорит моя жена, “скоропортящийся продукт”. Рыночный товар.

— В советские времена тоже была “музыкальная мафия”?

— Был естественный отбор. Как бы ни говорили об артистах: “Вот, пели в Кремле…”, — справедливость все-таки существовала. Конечно, на фестивали и международные форумы было трудно пробиться. Но по стране работали все! И образование получали бесплатно, причем академическое, базовое. Сейчас же лепят звезд за два месяца. А это никому не под силу, даже таким “монстрам”, как Дробыш и Матвиенко. Да, можно сконцентрироваться на одной песне, поехать с ней на “Евровидение”, занять там место. А дальше что? Люди, которые этим занимаются, прекрасно все понимают.

— А как же травля артистов в эпоху СССР?

— О, это уж слишком преувеличено. Может, в Кремлевский дворец не пускали тех, у кого особо длинный язык. Но зарабатывали все тогда достаточно. Это сейчас статьи пишут: мол, Мулермана зажимали. Да поверьте, он не хуже меня и Кобзона поездил! И на всех площадках появлялся. Если талант есть, люди пробивались.

— У вас много учениц, блистающих на эстраде, но нет учеников. Вы — “дамский угодник”?

— Обожаю женщин! Всех вместе и каждую в отдельности. Без разницы, какого возраста, какой внешности и комплекции. Я рос без мамы, поэтому женщинам поклоняюсь. Они для меня чудо, они в моей жизни — все!

— А жена не ревнует?

— Ну что вы, мы друг другу доверяем. В Ирине есть врожденная интеллигентность. Мы живем без скандалов, на компромиссах. Конечно, когда женат 30 лет, о страстной любви говорить сложно. Но есть глубокая привязанность, уважение, духовная близость… Наверное, у нас с женой уже симбиоз. Так что если я с кем-то флиртую, Ирина не заводится. В моем коллективе работали Лада Дэнс, Катя Лель, Варвара, рок-певица Оля Арефьева у меня училась.

— Вы со всеми ученицами дуэты поете?

— Дуэты люблю. Даже, помню, с Аллой Пугачевой когда-то спел, в 1972 году. Алла радовалась такой удаче, она в то время была не очень популярна. Репетировали недолго, она на лету все схватывала. “Я вас люблю, уже давно, а вы не знаете…” — неплохо получилось.

— Не обидно, что девушки из-под вашего крыла уходят на ту самую поп-сцену, которую вы, мягко скажем, не жалуете?

— Это жизнь. Зарабатывать нужно всем. А помочь я всегда рад, девчонки мне звонят, что-то спрашивают. Катя Лель советуется часто, хоть я на ее жизнь теперь практически не влияю. И с Леной (певицей Варварой) долго вместе обсуждали ее нишу. Я еще до появления на эстраде Русланы и Пелагеи советовал Лене петь в этническом ключе. В конце концов она так и стала работать. По-моему, удачно.

— С Алсу почему спеть решили? Она предложила?

— Нет, предложил я. Алсу знаю с 12 лет, с родителями ее давно дружу. Когда она стала популярной, нас пригласили вместе на ТВ-программу, там мы впервые и спели “Снег кружится”. Потом я решил “углубить и расширить”. Кстати, я присутствовал на ее первом публичном выступлении. И сразу понял: Алсу — будущая певица. Когда-то на дне рождения брата она всех заворожила. Мы сидели в маленьком ресторанчике, Алсу вышла к инструменту, запела, и это было чудесно, искренне! После чего я сказал и Розе, и Ралифу Сафиным, что с девочкой надо заниматься.

— Почему вы отказываете многим ток-шоу в своем присутствии? Ходят слухи, что в довольно резкой форме.

— А зачем туда идти? Если программа интересная, вопросы хорошие, я соглашаюсь. Такое в наши времена попадается, увы, редко. Мне нравятся передачи типа “Доброго утра”, где поднимаешь людям настроение, желаешь хорошего дня.

— А у Андрея Малахова почему не светитесь, он же ваш приятель!

— Я, несмотря на то что с Андреем в очень хороших отношениях, к нему не пойду. Хоть я и публичная персона, свою закулисную жизнь стараюсь не выпячивать. Так меня воспитали отец и мои педагоги. Помните стихи Пастернака: “Цель творчества — самоотдача…”?

— Как человек непубличный, кого вы все-таки пускаете в свой мир? С кем бываете откровенным?

— Это мои творческие друзья. Поэты, композиторы. С ними я могу быть самим собой и говорить о чем угодно. Кстати, я сейчас придумал новый проект с Давидом Тухмановым. Он написал оперу и обратился ко мне, чтоб я помог спонсора найти. У меня же много друзей бизнесменов и политиков… Новым проектом взбудоражен, обсуждаем его днями и ночами! Уже нашел финансовую компанию, которая нас поддержит, площадку и получил согласие известного дирижера. С друзьями я и о спорте не забываю. Недавно вот прилетел из Брюсселя, где играл баскетбольный клуб “Триумф”, президентом которого я являюсь.




Партнеры