Смертельная Пугачева

За кулисами церемонии “ЗД” побеседовала с Аланом Бадоевым, режиссером скандального клипа Аллы Пугачевой “Приглашение на закат”, выигравшего номинацию “Видео года”.

3 февраля 2008 в 18:35, просмотров: 415

В список номинантов входила также и другая работа г-на Бадоева — клип “Поцелуй” группы “ВИА Гра”.

— Алан, тяжело ли работать с Аллой Борисовной на съемках? Считается, что дама она непростая, капризная…

— Удивительно, но совершенно нет! Алла Борисовна провела с нами пять дней абсолютно в замечательном настроении. Полностью доверяла моей команде, хотя это были совсем новые для нее люди, а с ней рядом не было ни одного привычного для нее человека.

— Даже Галкина?

— Даже его. Но все происходило в очень творческой атмосфере. Конечно, мы и спорили, и доказывали друг другу свое видение. Эта работа была безумно сложной из-за той задачи, которая перед нами стояла. Это не столько клип, сколько история ее жизни, где переплеталось так много пластов. Я очень дотошно и детально старался услышать каждое слово, которое говорила Алла Борисовна, прежде чем написать сценарий. Она рассказывала какие-то нюансы из своей жизни.

— Узнали какие-то умопомрачительные подробности?

— Меня поразили ее слова о том, что она просит прощения у своей дочери и дарит ей этот клип, эту песню и эту работу, чтобы вновь пережить свою жизнь и хотя бы в этой фантазии наверстать какие-то упущенные в прошлом возможности. На этом мы и сделали максимальный акцент в клипе. Когда на площадку приехала Кристина, то это были очень трогательные, очень нежные отношения между мамой и дочкой, они изумительно вписались в атмосферу клипа.

— Шоком стали кадры “мертвой” Пугачевой. Как такое в голову пришло?

— Это было смело. Но придумала это сама Алла Борисовна. В сценарии было немножко по-другому, но потом она решила усилить этот момент.

— И каково это — снимать Аллу на смертном одре?

— Она все время шутила и строила смешные гримасы. Сняли очень быстро, с двух дублей. Было, правда, холодно — такие у нас павильоны. И Алла Борисовна все время подгоняла: давайте, мол, побыстрее снимем, а то из-за этого кладбищенского холода как бы этот кадр не стал явью.

— Вынесли для себя какую-то сермяжную суть после работы с Примадонной?

— Я по темпераменту очень быстрый человек. И в какой-то суете она вдруг меня остановила: подожди, подожди. Я, говорит, не в том возрасте, чтобы позволять себе спешить и делать ошибки. Это было здорово, потрясающе. Я потом часто возвращался к этой фразе в своих мыслях…



Партнеры