Русалкин муж взял в руки меч

Тарзан: “Я повторил подвиг Карбышева”

4 февраля 2008 в 17:32, просмотров: 692

Сергей Глушко (он же Тарзан) опять попал в кино, да не в эпизод, как уже бывало, а на одну из главных ролей. Князь Изяслав в исполнении рельефного мачо бесстрашно машет мечом и помогает толпе подростков победить зло. Съемки картины в жанре фэнтези “Властимир” недавно завершились под Выборгом. И ничего, что всех остальных главных героев играют школьники, а режиссер Адель аль–Хадад ломает теперь голову, как озвучить картину без участия стриптизера. В финале герой поскандалил с автором не на жизнь, а на смерть. Зато киномечта мужа поп-дивы Наташи Королевой сбылась, о чем он и рассказал в интервью “МК”:

— Фильм “Властимир” — сказка для детей и подростков. Приключенческая. Когда я прочитал материал, был очень впечатлен. Радовался, потирал руки. Я сыграл князя Изяслава, отца главного героя. В кино я с бородой, и борода мне очень идет. Образ очень благородный, и он мне гораздо ближе, чем менты, зона, братки и прочие современные символы. Другой момент, что к финалу я поскандалил с режиссером.

— Почему?

— Изначально в сценарии Изяслав занимал большое место. Но по ходу съемок роль уменьшалась. И не по моей вине. Я ведь много выступлений из-за фильма отменил. При этом сидел под Выборгом целую неделю, не выходя из гостиницы, — ждал. Говорю режиссеру: “Понимаете, что я это время с кровью выбивал, а теперь бездельничаю…”. Он мне: “Так погоды не было!”. А я: “Голова на плечах есть? Ну откуда в Выборге в декабре погода хорошая будет? О чем думали, когда натуру выбирали?”. В итоге съемки затянулись, а я не мог столько времени там сидеть — ждала работа в других проектах. Пришлось уехать, роль сократили. А в конце я из-за этого так разнервничался, что поругался с режиссером, прямо в кадре бросил оружие на землю и закричал: “Все, до свидания”. Поскольку это была финальная сцена, думаю, меня не вырежут из фильма. Но как уж они будут выкручиваться с озвучанием, не знаю.

— Фильм не напоминает “Волкодава”?

— Хочется думать, что нет. Хотя сюжет похожий. И трюков много. Для роли надо мной круто измывались. И мне пришлось делать экстремальные вещи, которые не каждый из артистов, наверное, согласился бы делать.

— Например?

— Я научился скакать на лошади, фехтовать и даже освоил приемы кулачного боя, оказавшиеся не такими уж примитивными. Но экстрим не в этом. Примерно 80 процентов фильма я нахожусь в плену — меня обманом захватили враги. В плену — это босоногий и голый на улице перед камерой. А было, напомню, начало декабря. Холодно, не то слово! Сижу я — “что воля, что неволя — все равно” — на промерзлой земле в какой-то холстине, а из машины поливают ледяной водой. На тележке — авиационный ветродуй, который раскидывает по воздуху пургу. И вся эта ледяная каша летит на меня. И уйти я не могу до тех пор, пока партнер не скажет текст. Текст длинный. В общем, я повторил подвиг Карбышева. После очередного дубля ноги даже не отнимались, а просто не двигались.

— Расскажешь немного о сюжете?

— Место действия — языческая Русь. На нашу заставу напали воины Черного кудесника под предводительством Вепря. Главный герой — мой сын по фильму, 12-летний юноша Властимир. У него своя бригада, своя девушка. В фильме есть и Белый колдун, и как раз его внучка Настя и полюбила Властимира. Меня берут в плен — и все долго думают, что я погиб. Лишь сын верит, что спасет меня, и в итоге у него все получается. Патетично, правда? (Смеется.)

— Каковы твои прогнозы на успех картины?

— Не знаю, что из фильма получится, но меня уже приглашают в Ханты-Мансийск на фестиваль, где будет премьера.

— А как лечился после простуды, полученной на съемках?

— Мы с Наташей ездили отдыхать на Кубу. Это было чудесно — облазили все закоулки Гаваны, погрелись на солнце. На улицах за нами вечно бежала толпа мальчишек и кричала: “Тарзан, Тарзан!”. Не подумайте, как артиста меня там не знают. Просто образ голливудского Маугли угадывался, несмотря на то что на мне были обычная футболка и шорты.



Партнеры