"Роллинги" зажгли Берлин

Кейт Ричардс: “Кино — это круто”.

8 февраля 2008 в 14:36, просмотров: 446

58-й Берлинский фестиваль начался так лихо, как никогда. Легендарные «Роллинг Стоунз» просто взорвали Берлинале Палас, в котором проходило открытие. Компанию им составили режиссер Мартин Скорсезе, канцлер Германии Ангела Меркель, немецкие кинозвезды и члены почетного жюри большого конкурса. Директор фестиваля Дитер Косслик  прибыл на красную дорожку первым и заявил, что заменять отказавшихся по уважительной причине от поста членов жюри Сандрин Боннер и Сьюзанну Биер, руководство фестиваля никем не планирует.

Меркель выступила перед Скорсезе

Приезд первых лиц был обставлен с помпой. Сначала перед Берлинале Паласом резко затормозили два автомобиля с мигалкой. Из них синхронно вышли трое охранников, а потом — канцлер Германии Ангела Меркель. Уделив не более 30 секунд журналистам, поспешила в зал. За ней появились члены жюри конкурсной программы. Актриса Шу Ки — в красном платье с узором, пышными сборками на талии и невидимыми бретельками, подставив пронзительному ветру голые спина и плечи. А вот немецкая актриса Диана Крюгер на котрасте с тайской красавицей спряталась от непогоды в строгое черное платье. Зато вырез ее платья на спине оказался от шеи до талии и явно пришелся по вкусу публике. Местную любимицу долго не отпускали поклонники и фотографы. Предельно официально и сдержанно выглядели наш продюсер Александр Роднянский и председатель жюри, греческий режиссер Константин Коста-Гаврас: смокинг с белой сорочкой и черной бабочкой у одного, черный костюм с черной же рубашкой и галстуком — у другого.

Но это все была разминка перед главным событием, ради которого все собрались, появлением “Роллингов”. “На разогреве” перед ними вышел режиссер Мартин Скорсезе, чей фильм о них "Да будет свет" открывал фестиваль. Расточая заразительные улыбки, внимательно рассматривая поклонников из-за толстых стекол очков, в темном костюме с белой сорочкой и нежно-голубом галстуке, Берлин посетила легенда. Публика замерла от восторга, а фотографы запросто кричали режиссеру "Таксиста", “Бешеного быка”, “Банд Нью-Йорка”: "Марти! Марти! Взгляни сюда!" Марти не обижался и с удовольствием поворачивался по очереди к каждому объективу.

"Mick I love you"

Между тем поклонники “Роллинг Стоунз”, окупировашие Потсдамер плац еще за 3,5 часа до церемонии, одетые в светящиеся костюмы, высоко подняли британский флаг со знаменитым изображением высунутого языка и плакаты "Mick I love you". И тут как на стадионе, раздались кричалки. "Rolling!" — орал левый сектор. "Stones!" — отвечал правый. "Мик!" — вторили им те, кому посчастливилось занять ближе к дорожке. Сложно передать, что началось, когда их любимцы появились одновременно на трех машинах. Мик Джаггер в изящном зеленом с золотом шарфе, наброшенном на темный костюм с белой сорочкой с расстегнутой верхней пуговицей. Кейт Ричардс в смешной широкополой шляпе бежевого цвета, темных очках, неизменной красной бандане на голове и небрежно накинутом пиджаке. Более-менее официально выглядели разве что Чарли Уотс и Рони Вудс.

“Роллинги”, не торопясь, обошли всех поклонников, раздали автографы. Девушки визжали от восторга, юноши предлагали выпить пива, люди постарше протягивали для автографов программки старых турне группы. Наконец, Мик, картинно закинув шарф за спину, собрался было зайти в зал. Тут же раздался презрительный свист, каким на стадионе награждают наломавшего дров футболиста. И Джаггер вернулся для прощального виража. И если национальные сборные по футболу Англии и Германии — враги на все времена, то главная британская музыкальная сборная немцам пришлась по душе.

“Да будет свет”

Фильм «Да будет свет» начинается, как и положено концертному фильму, за кулисами. «Роллинги» наперебой выясняют, с какой песни начать: попроще да послаще, или пожестче да поинтереснее. Оказывается, у музыкантов заготовлены списки с внушительным количеством песен на все случаи жизни. Позже, на пресс-конференции, Мик Джаггер признается, что с сет-листом группа определилась не больше, чем за час до концерта. Но первыми на сцену вышли… супруги Клинтоны. Экс-президент США объявил:

— Для меня большая честь сегодня открывать концерт этой группы. Думаю нас всех ждет сногсшибающее зрелище!

«Да будет свет» наполнен юмором, ритмом и той легко заражающей живостью, которой так не хватало «Оскароносным» скорсезовским же «Отсупникам». От рядового концертного фильма работу Скорсезе отличает тонкое умение работать с крупными планами. Взгляд режиссера заостряет внимание то на тяжелом вздохе Чарли Уотса после сложной партии на ударных, то на хитрой ухмылке Рони Вудса, то на смачно выплюнутой сигарете Кейта Ричардса, то на высунутом языке Мика Джаггера. «Роллинги» не просто играют — они рассказывают историю. И главные рассказчики, конечно, Ричардс и Джаггер. Пока Джаггер раздевается и сигает по сцене, Ричардс меланхолично, как будто через силу перебирает струны гитары, но делает это с таким чувством собственного достоинства, что зал вздыхает от удовольствия. Самые сильные номера пришлись на совместные выступления. Особенно «Champagne & Reefer» вместе с «Бадди, мать его, Гаем», — как представил блюзмена Мик Джаггер. На огонек к музыкантам заглянули и ребята помоложе. Та же Кристина Агиллера в костюме а-ля только проснулась после бурной ночи: в колготках, белой рубашке, развязанной бабочке и без штанов. Перебивается все это “безобразие” архивными интервью, в которых Мик с упорно не фокусирующимся взглядом на вопрос, представляет ли он себя, играющим рок-концерт в 60, отвечает без раздумий: «Да легко!» И раз за разом отвечает на один и тот же вопрос: «Кем бы вы были, если бы вы не были Миком Джаггером?» Перебрав все варианты от художника до дизайнера, в очередной раз он не выдерживает и восклицает: «Как вы можете спрашивать, кем бы я был, если бы я не был Миком Джаггером? Опомнитесь, я и есть Мик Джаггер!»

Не менее трогательны рассказы Кейта Ричардса об игре на гитаре: «Знаете, это как будто с тобой происходит какая-то химическая реакция».

“Все дело в Марти”

На пресс-конференции после показа было не протолкнуться. Первым слово взял Мик Джаггер:

— Я рад видеть вас всех здесь. Для меня съемки в таком фильме были приятным опытом. Интересно иногда посмотреть на себя со стороны. Я так же понимаю, что подобное событие — когда документальная картина открывает международный кинофестиваль — событие исключительное. Все это лишний раз дает мне повод для гордости.

— И как увиденное — понравилось?

— Чего ты там шепчешь, Чарли? — перебил Джаггера Ричардс, обращаясь к заметно погрустневшему коллеге. — Ты там получился лучше всех!

—- А почему вы выбрали именно эту песню для названия фильма?

— Мы любим эту песню — раз, — взял слово Мартин Скорсезе. — Это отличное название для концертного фильма само по себе — два. Плюс, мы реально зажгли яркий свет, разве нет? Мы хотели передать энергию живого концерта, поэтому камеры постоянно двигались в двух-трех метрах от Мика и ребят. Они то и дело путались у них под ногами и мешали играть, но мне нужна была их энергия, поэтому мы старались разместить операторов максимально близко.

Вопрос к музыкантам: а как вы соглались на подобные съемки?

— Да бросьте, ребята, кино — это круто, — опять заставил хохотать весь зал Кейт Ричардс. — Хотя тут все дело было в Марти. Нам часто приходится слышать от разных режиссеров: "Вы такая классная группа, я бы хотел снять про вас фильм..." — и так далее и так далее. Все они могут возвращаться туда, откуда пришли со своим фильмом. Но когда за дело берется Марти, это ведь совсем другое.

Для фильма вы, наверное, больше обычного старались на сцене?

— Эй, это было обычное шоу "Роллинг стоун", — возразил Мик Джаггер. — Не думаете же вы, что когда нас не снимает камера, мы совсем не стараемся? (Смеется.)

— Последний ли это документальный фильм Скорсезе?

— Мне снимать документальное кино было чертовски интересно, —ответил режиссер. — А "Роллингам" явно было интересно в нем сниматься. Как только мы закончили, все тут же собирались вокруг монитора, смотреть, что получилось. Сейчас я уже планирую новый документальный фильм. На этот раз про Джорджа Харрисона. Я уже начал отсматривать домашние съемки последних лет его жизни…

Да, и потом я сниму документальную ленту памяти Боба Марли. С названием я пока не определился, но знаю, что он должен появиться  6 февраля 2010 — в день 65-ой годовщины со дня рождения Боба.

Всего в конкурсе 58-го Берлинале 21 фильм. Победителей объявят на закрытии 16 февраля.

 



Партнеры