Пенелопа Крус: “Не боюсь старости”

Спецкор “МК” передает с Берлинского кинофестиваля

11 февраля 2008 в 18:07, просмотров: 550

Берлин посетила солнце испанского кино — Пенелопа Крус. В своем черном облегающем вечернем платье и нежно-розовых туфлях-лодочках бывшая девушка Тома Круза словно сошла с одного из тысячи рекламных плакатов, которыми в дни фестиваля завешан весь город. А в кавалерах очаровательной Пенелопы был замечен сам сэр Бен Кингсли, обладатель премии “Оскар” за роль в ленте “Ганди”. Актер оделся почти в рокерском стиле — черные очки, черный кожаный пиджак, джинсы. Одним словом, публика осталась довольна.

Кингсли и Крус представляют в Берлине первый американский фильм испанского режиссера Изабель Койшет. Изабель — относительно молодая, но уже известная на фестивальной арене личность. В том числе Изабель хорошо знают в Берлине, в 2005 году она участвовала в основном конкурсе с фильмом “Моя жизнь без меня”. Новый же фильм Изабель — серьезный претендент на “Золотого медведя”. Во всяком случае, так говорят в кулуарах.

Главный герой фильма — профессор литературы Дэвид Кепеш (Кингсли), тонко разбирающийся в живописи и фотографии, — и в свои немолодые годы остается в завидном тонусе. 20-летняя студентка-красавица Консуэла Костило (Крус) завоевывает внимание профессора, а дальше все как в кино: случайное прикосновение, первый поцелуй... Временами масла в огонь подливает лучший друг Дэвида Джордж (Дэнис Хоппер). Фильм в первую очередь силен актерскими работами. Дуэт обаятельных циников Кингсли—Хоппер, как молоко крепкий кофе, разбавляет воздушная Пенелопа Крус с прикрытыми глазами и обнаженной грудью. И только ближе к финалу тонкая история взаимоотношений мужчины и женщины скатывается в уже знакомую давящую слезу драму со смертями и угрюмым одиночеством.

— Как любой фильм, все началось с истории, — пояснила журналистам Изабель Койшет. — С замечательного сценария Николаса Мейера по книге Филипа Рота “Умирающее животное”. А когда мне сказали, что Кингсли дал согласие на участие в съемках, я просто не могла дождаться начала процесса. И он меня не подвел!

— О, все дело в замечательной команде, что встретилась на этом проекте, — добавляет Бен Кингсли. — В первую очередь меня вдохновляли на игру эти две великолепные испанские женщины — Изабель и Пенелопа. Рядом с ними на площадке ты просто не можешь позволить себе работать вполсилы. Второй мой секрет — Дэнис Хоппер, который, к сожалению, не смог с нами приехать в Берлин. Его игра настолько напоминает классический шекспировский театр, что, поверьте, мне и делать ничего не надо было — все получалось само собой.

— Это была сложная работа, — подхватывает Пенелопа Крус. — И мне тем более приятно слышать комплименты в свой адрес. Я нервничала каждый раз, когда приходила на съемки. Но в свою очередь могу сказать, что невозможно плохо играть, когда у тебя такой прекрасный партнер по танцам. (Смеется.) Мы буквально парили по съемочной площадке.

В этот момент один испанский журналист обратился к Пенелопе с вопросом-претензией. Почему актриса не говорит на своем родном языке, как это делали на пресс-конференциях предыдущие гости фестиваля? И глазом не моргнув, актриса без паузы начала сыпать комплиментами в адрес своего режиссера, но уже на испанском. А Изабель Койшет решила прийти на помощь фестивальным переводчикам и пересказала двухминутную тираду коротко, но метко на английском: “She said, I’m а fucking genius” (“Она сказала, что я — чертов гений”). Надо ли говорить, что зал встретил урок испанского бурными аплодисментами.

— Пенелопа, по фильму вы гораздо моложе своего возлюбленного. Это достаточно популярная форма отношений сегодня...

— Наш фильм не о разнице в возрасте, а о страхе. Страхе серьезных отношений, страхе потерять любовь...

— А вы готовы к тому, что будете неизбежно стареть?

— Я смотрю в зеркало каждый день, знаете ли. И я не могу не думать о том, что рано или поздно это произойдет. Но я смело смотрю в будущее и не боюсь старости. Вот так!

Но настоящая бомба взорвалась, когда один из журналистов завел двусмысленный разговор о шикарной внешности актрисы...

— Я знаю, что вы хотите сказать, — перебила его Крус. — Будто я сделала карьеру только благодаря внешности. Но я никогда с этим не соглашусь. Я строила ее на серьезных и сложных ролях, которые я играла и которые мне предлагали потому, что я могла их играть. И я всегда работала, не экономя эмоции. Вот почему я здесь!

После общения с журналистами возле кинозала выстроилась целая очередь поклонников актрисы. Метров на тридцать примерно. “Пенелопи”, как ее здесь называют — с ударением на втором слоге, подписала протянутые ей фотографии, махнула ручкой и скрылась за темными стеклами фестивального “Мерседеса”.

Берлин.



Партнеры