Блеск и нищета конкурсанток

Подпишем трудовой контракт с шоу-бизнесом!

15 февраля 2008 в 17:51, просмотров: 512

Даже в страшном сне я не могла представить себя поющей песню “За четыре моря” а капелла, то есть без музыкального сопровождения, перед самим составом “Блестящих”! Представила! Самая блестящая группа российской эстрады объявила кастинг: талантливые (талантливые — почему-то на первом месте!) и красивые девушки, приходите, и, быть может, именно вы станете солисткой известнейшей группы!

Как только прошла молва об отборе в группу “Блестящие”, я решила попробовать свои силы. Кажется, по всем параметрам подхожу: молодая, симпатичная, фигуры 90—60—90 добилась, пою с детства — что еще требуется?

— Заходите с торца здания в серую дверь, ведущую на цокольный этаж, — объяснили мне по телефону, куда надо явиться. Такие слова поначалу смутили — подвал дома, по-моему, не самое лучшее место для проведения кастинга. Однако это оказалась закрытая студия, чем-то похожая на ночной клуб.

О кастинге знали немногие — это было понятно по количеству претенденток, которых было около двадцати. Зато каких… Блеск и холеность каждой бросались в глаза сразу, несмотря на темноту помещения. В предбаннике толпились девицы разных сортов, но все с одинаково прелестной внешностью. Блондинки и брюнетки, будто сошедшие с обложек журналов, задумчиво прислонялись к стеночкам, а вокруг сновали журналисты и фотографы.

— Скажите, я на кастинг попала? — спросила у одной из своих конкуренток, стоявшей, эффектно облокотившись на выступ в стене. Девушка посмотрела на меня с таким презрением, как будто увидела какое-то насекомое, и, гордо подняв голову, отвернулась. Неживые черты лица красотки при этом даже не изменились. Может, у нее настроение плохое? Пробую обменяться парой слов с кем-нибудь еще. Спрятав комплексы подальше, подхожу к миловидной стильной худышке и спрашиваю, как ее зовут.

— Ха, ща, нада вспомнить, — детским голоском раздается грубый ответ. Но имя свое она мне так и не называет: тоже отворачивается и достает свои минусовки (диски с музыкой, под которую собирается петь).

К этому времени количество представителей СМИ на квадратный метр сильно увеличивается, затем приезжают “Блестящие”, и кастинг начинается. Девушек по одной пропускают в зал.

Тем временем все мои попытки дружески заговорить с кем-либо неизменно заканчиваются неудачно, поэтому я решаюсь применить самое действующее средство:

— Здравствуйте, вас беспокоит корреспондент газеты “Московский комсомолец”, — заявляю я еще одной холодной леди.

С девицей мгновенно, прямо на моих глазах, происходит перерождение: ее до того мертвые глаза загораются лихорадочным огнем — и она, сглатывая слюну, просит меня: “Спрашивайте!” По словам девицы, на кастинг почти не пришло людей с улицы, большинство претенденток с шоу-бизнесом на “ты”. Как оказалось, несколько девушек уже, по сути, являются участницами группы: они были на испытательном сроке. Сегодня же красавицам приходится доказывать свое окончательное право на место под солнцем.

Уже несколько конкурсанток выступили, показали, на что они способны, и вот дверь снова открывается:

— Ну кто там следующий?

— Я! Я! — пришла моя пора подать голос…

Итак, я оказываюсь под вспышками фотокамер в ярко освещенном танцевальном зале, забитом людьми. Искать жюри долго не приходится: вот они, три “блестящие” солистки. Сказав свое имя, я должна объяснить, почему в таком юном возрасте решилась прийти на кастинг. Только вот объяснение мое, как мне показалось, никто не услышал: в маленькой комнате стоял монотонный гул.

— Как ты хочешь петь — под музыку или без нее? — спросила меня одна “блестка”.

— Эм… Да давайте без музыки, только какую песню? “Блес…”, т.е. вашу?

На эти слова солистки группы одобрительно закивали головой. Только тогда я поняла, какую глупость сморозила! Без музыки петь песенку, в которой главное — зажигательный ритм и музычка, это по меньшей мере о-о-очень глупый поступок с моей стороны… А что делать?! Отступать некуда, позади Москва…

— Только я достаточно плохо знаю репертуар “Блестящих”, но…

— Как же так? — ахают мои судьи. — Пришла на кастинг группы, чей репертуар не знаешь?!

Но, щелкая пальцами в такт, я уже начала петь:

— За четыре моря, за четыре солнца ты меня увез бы…

Вскоре ко мне присоединилась одна из солисток группы, и песню мы закончили милым дуэтом. Таким образом, силу собственного голоса мне показать не удалось: сразу после этого задания мне предстояло повторить движения за хореографом группы.

Вот этого я не ожидала! Память у меня девичья, так что запоминать что-либо, а в особенности движения, я не люблю — сымпровизировать танец гораздо легче.

Но, несмотря ни на что, я собезьянничала все “шажки влево, шажки вправо, повороты и прыжки”. Причем двигаться пришлось осторожно: не столкнуть бы кружащих по комнате фотографов, чем-то напоминавших коршунов.

— А какой у тебя рост? — спросила член жюри. Число 172 их, видимо, обрадовало.

Напоследок мне сказали, чтобы я, выйдя из зала, оставила представителю свои координаты.

Я была уверена, что ни одна из конкурсанток, когда я выйду, не бросится ко мне со словами: “Ну как? Рассказывай!” Мои ожидания оправдались: полные гордости и спокойствия, они лишь с укором посмотрели на мое, несмотря ни на что, улыбающееся лицо.

Вышедшему за мной представителю “Блестящих” я оставила номер телефона... И, уходя, набралась смелости и громко спросила: а рабочий день в группе нормированный? А соцпакет работницам полагается: оплата больничных там, гарантированное законодательством право на отпуск? А оклад? Оклад вы в трудовом договоре белым налом указываете? Штрафов не бывает? В предбаннике повисла мертвая тишина, а менеджер буркнул: “Здесь же шоу-бизнес, детка!” Наверное, зря я свои вопросы задала... Какие-то они были неправильные, совсем без блеска... И почему-то мне кажется, что кастинг я не прошла. А по номеру менеджера “Блестящих” работает автоответчик.

Мне совсем не нравится песня “За четыре моря...”. Но если они все-таки позвонят...



Партнеры