Курортный роман, или “сучка ты крашеная”

Владимир Меньшов: “За фильм “Любовь и голуби” можно было получить еще один “Оскар”

5 марта 2008 в 18:14, просмотров: 1416

В 1981 году сибирский театральный актер Владимир Гуркин, пробующий свои силы в драматургии, написал комедию “Любовь и голуби”. И буквально через год эта пьеса стала украшением репертуара большинства провинциальных театров страны. Добралась она и до столичных подмостков — была поставлена в театре “Современник”.

В том же 1982-м режиссер Владимир Меньшов, уже любимый народом за фильмы “Розыгрыш” и “Москва слезам не верит”, искал материал для своей новой картины…

— Это было сразу после феноменального успеха фильма “Москва слезам не верит”, после “Оскара”, Госпремии и множества других призов, — рассказывает “МК” Владимир Валентинович. — Правда, киносообщество не приняло фильм “Москва слезам не верит”. Мои коллеги воспринимали картину так, как сейчас многие реагируют на телепрограмму “Аншлаг”. А реакция большинства советских режиссеров и актеров на наш “Оскар” была: “Ну ни фига себе! За что?!” Мало кто из собратьев по киноцеху за меня радовался. Скорее, ждали, когда я ошибусь. Зрители же валом валили на фильм. Мне рассказывали, что люди выходили из кинозала и тут же покупали билет на следующий сеанс. Но во мне родилось немало комплексов. Я искренне пытался понять неприятие коллег, несмотря на то, что умные люди меня убеждали: ничего, кроме зависти, в этом нет. Творческий замах же у меня был на глобальный материал, на большую тему. Я понимал, что не могу себе позволить проходную работу, чтобы не дать повода моим злопыхателям говорить, будто “Оскар” за “Москву…” в моем творчестве — случайность…

“На ступеньках “Современника”  я все понял”

— То, что в тот момент я оказался в театре “Современник” на премьере комедии “Любовь и голуби”, — одновременно и случайность, и закономерность. Это был абсолютно не в духе “Современника” спектакль, на котором меня и осенило: я методологически неправильно подхожу к выбору материала. Что вот как раз та тема, которая заставляет смеяться и плакать. И не хочется после окончания бежать сразу из зала — есть потребность посидеть и подумать. Я был тронут до глубины души, что в тот момент показалось мне единственной достойной мотивацией для создания фильма. Одним словом, тогда на ступенях театра я решил, что буду снимать “Любовь и голуби”. Уже на следующий день я связался с заведующей литературной частью “Современника” Галей Боголюбовой, и она нашла мне координаты Володи Гуркина, актера Омского драмтеатра, где и была впервые поставлена эта комедия.

“Я поначалу хотел снимать картину а-ля Шукшин”

Вопреки существующей легенде Владимир Гуркин не писал “Любовь и голуби”, что называется, “под себя”, никогда главного героя Васю не играл и главным претендентам на эту роль во время проб Меньшова к одноименному фильму не был.

— Сказать, что он был ошеломлен моим приездом в Омск, — не сказать ничего, — вспоминает Меньшов. — Я был для Володи приезжей московской знаменитостью, недавно получившей престижную американскую кинонаграду. Он реагировал на меня, как Али-Баба на “Сезам, откройся!”. Так что уговорить его не составило труда. Трудность была в другом — у Гуркина не было опыта в написании сценариев. А когда за это взялся я, то очень скоро понял, что от театральности материала мне ни при каком раскладе не избавиться. Это была другая манера подачи, труднопереводимая на киноязык. Я же поначалу хотел снимать картину а-ля Шукшин. Пришлось передумать и превращать недостатки, связанные с театральностью материала, в достоинства.

Например, еще в Сибири я увидел дворики, вымощенные от грязи досками. В фильме у Васи и Нади Кузякиных как раз такой двор, очень похожий на театральные подмостки, на которых и разворачиваются основные события. Другой используемый мной театральный ход — приглашение на роли стариков тогда еще относительно молодых Сергея Юрского и Натальи Теняковой. Когда я понял, что надо работать в духе дальнейшей театрализации фильма, родились и танцплощадка, и все эти находки с падением из избы в море, снятыми одним кадром без монтажных склеек, и звездные надписи в небе. И все вдруг стало получаться… А Васю в Омском театре играл, кстати, ныне известный киноактер Юрий Александрович Кузнецов.

“Без Михайлова я бы снимать не стал”

— Я не стал пробовать Кузнецова, поскольку он был уже занят, — продолжает Меньшов. — Он тогда готовился к съемкам в своем первом фильме “Торпедоносцы”. Я сразу подумал об Александре Михайлове и на пробах понял, что не ошибся. Хотя съемки едва не сорвались из-за тогдашней киновостребованности Саши. Приходилось под него подстраиваться. Но без Михайлова я бы и снимать не стал. То же было и с Ниной Дорошиной, которая играла Надю в “Современнике”. Я даже практически не репетировал с ней на площадке. Она пришла из театра с готовым рисунком роли. А знаменитую сцену истерики сыграла один в один, как в театре. Хотя на роль Нади я все же пробовал Любовь Полищук, предполагая, что Дорошина может отказаться “входить в одну воду” дважды. Полищук могла бы быть интересной в этой роли. Но получилась бы уже другая Надя, конечно. Я очень рассчитывал, что деда Митю сыграет Олег Табаков. Пьеса ему категорически не нравилась, они же тогда в “Современнике” были повернуты на социальности.

А тут — комедия, “пятно” на репертуарной политике. Но, прочитав сценарий, Олег Павлович неожиданно согласился.

Но тут в его жизни возникла картина “Мэри Поппинс, до свидания!”, и роль там показалась ему более интересной.

Так на съемочной площадке появился Сергей Юрский, которого ассистенты Меньшова однажды “за спиной” Владимира Валентиновича решили попробовать на роль Васи Кузякина.

“Гурченко органично влилась в нашу компанию”

— На роль Раисы Захаровны я сначала пробовал Ольгу Яковлеву и Татьяну Доронину. Таню даже утвердил, — раскрывает режиссер секреты своего знаменитого фильма. — Но пока два месяца снимали другие сцены, возникла Гурченко и органично вписалась в нашу компанию. Вообще, большинство сцен с Раисой Захаровной придумал и написал я. В комедии Гуркина у нее небольшая роль в одной сцене, когда она приходит к Наде признаваться, что они с Васей нашли друг друга. Так что весь курортный роман Кузякина пришлось дописывать. Со всеми этими астральными делами. Мы даже нашли женщину, которая всем этим увлекалась. Мои помощники ходили за ней и записывали. Потом большая часть этого бреда стала репликами Раисы Захаровны. В пьесе героини начинали драться после слов Нади “Сучка ты крашеная!”. Реплику для героини Гурченко: “Почему же крашеная? Это мой натуральный цвет” — придумал я. И горжусь, что она стала афоризмом. Как и слова деда Мити: “Извините, что помешал вам деньги прятать”. Это ноу-хау Юрского, рожденное на съемочной площадке. В то время я много классической музыки слушал. И очень любил “Элегию” Массне. Поэтому, когда Раиса Захаровна медитирует именно под “Элегию”, это “привет от режиссера”.

“Младшая дочь Кузякиных стала манекенщицей”

Если со взрослыми актерами определились достаточно быстро, то с исполнителями “детских” ролей возникли проблемы.

— Был проведен огромный кастинг, — говорит Владимир Валентинович, — в результате которого Людкой стала Яна Лисовская из школы-студии МХАТ, она училась на одном курсе с Романом Козаком, Александром Феклистовым. Потом вышла замуж за немца, уехала в Германию и больше нигде не играла. На съемочной площадке фильма “Любовь и голуби” Яна подружилась с моей дочкой Юлей. Они до сих пор часто созваниваются и подолгу общаются. А Леньку поначалу должен был играть другой парень. А одному из претендентов на эту роль Игорю Ляху ничего не сказали, забыли. В результате на съемках первой сцены с Ленькой встретились сразу два претендента на эту роль. Мне больше понравился Игорь. Он и сыграл Леньку. С Ладой Сизоненко, сыгравшей младшую дочь Кузякиных (ей тогда было 12 лет), я недавно случайно встретился. Она стала манекенщицей.

“Это не я, это выше, чем я”

Сегодня трудно представить, что фильм “Любовь и голуби” зрители могли и не увидеть по причине “алкогольной размолвки” Меньшова с чиновниками из Госкино.

— Вот, поймал себя на мысли, что с моих слов получается, будто снимали мы легко и все с фильмом было благополучно, хотя это далеко не так, — признался Меньшов “МК”. — На съемках в Карелии было весело, но я-то помню, как тяжело все шло и какой кошмар я испытывал на съемочной площадке, когда временами вообще не понимал, как это снимать. Только за счет всеобщего вдохновения все сложилось так, что, когда я посмотрел отснятый материал, понял: это не я, это выше, чем я. Да и мои коллеги, которые не очень любят хвалить друг друга, и меня в частности, посмотрев “Любовь и голуби”, после третьей рюмки признавались: “Ну, старик, “Москва слезам не верит” мы бы снять еще могли, но “Любовь и голуби” — никогда”. Это самый лучший комплимент для меня. Правда, фильм вышел на экраны поздно. Он как раз попал в разгар борьбы с алкоголем. И у чиновников случился перепуг: все сцены, где герои пьют, вырезать! Тогда даже из “Чапаева” изымали сцены с бутылкой. А я отказался и был отстранен от проекта. Потом вернули, но я все отстоял. Кроме одной сцены на пристани. Помните, когда герои оставляют недопитое пиво, подходит мужик и начинает пить? На этом кадр заканчивается, хотя изначально сцена длилась минуту. Мы нашли местного жителя, который за это время с первого дубля легко выпил шесть литровых кружек. Причем пиво было настоящее и крепкое… В общем, в результате препирательств с чиновниками фильм вышел с опозданием, вторым экраном, без рекламы. Он взял свое только за годы многолетней зрительской любви. А тогда мы даже на фестивали не попали. Только в Испании успели взять “Золотую ладью”. Хотя могли бы, без ложной скромности, и еще один “Оскар” получить, думаю. Во всяком случае, после этого фильма я понял, что не зря прожил свою жизнь в искусстве.

ДЛЯ ТЕХ, КТО НЕ ЗНАЕТ, О ЧЕМ ФИЛЬМ

Василий Кузякин (Александр Михайлов) c любимой женой Надюхой (Нина Дорошина) всю свою сознательную жизнь прожили в сибирской деревне. У них добротный дом, хозяйство, трое детей — Людмила (Янина Лисовская), Леонид (Игорь Лях) и Ольга (Лада Сизоненко) — и замечательные соседи: пьющий, но добрый и смешной дед Митя (Сергей Юрский) и его жена, простоватая, но по-своему мудрая баба Шура (Наталья Тенякова). С детства у Кузякина-старшего была одна страсть — к разведению голубей. Дальше ближайшего райцентра он никуда не выезжал. Пока не получил травму на работе и в качестве компенсации — путевку в южный санаторий. Курортное знакомство Василия с импозантной дамой Раисой Захаровной (Людмила Гурченко) привело к роману, и после бурного отдыха Кузякин решил жить с новой пассией. Которая, в свою очередь, приехала налаживать отношения к обезумевшей от горя Надежде. Позорно изгнанная, Раиса Захаровна приезжает в свою городскую квартиру и рассказывает Васе о произошедшем. Тут он понимает, что его все сильнее тянет к семье…

ВНИМАНИЕ!

“Те, кто купит в рамках акции “Московского комсомольца” DVD с фильмом “Любовь и голуби”, увидят картину с таким изображением и звуком, которое даже не снилось зрителям на премьере в 1984 году, — твердо обещает Владимир Валентинович. — Изображение и аудиоряд отреставрировали и оцифровали, и это пошло фильму только на пользу”.



Партнеры