Из Валерии смастерили гей-икону?

Англичане узрели в русской поп-звезде “большую конкурентоспособность”

20 марта 2008 в 14:46, просмотров: 952

Несомненно, самой громкой музыкальной сенсацией последней недели стала московская презентация первого британского альбома Валерии Out Of Control (“Неподконтрольно”). К финалу блистательного концертного сета певицы на этой супервечеринке ситуация и впрямь грозила выйти из-под контроля, когда рядом с Валерией на сцене возник легендарный “Би Джиз” Робин Гибб. Уступив нашей многодетной поп-матери лидирующую вокальную партию, он с чувством подпел ей в ремейке собственного легендарного хита Stayin’ Alive из саундтрека к культовому блокбастеру 70-х “Лихорадка Субботнего Вечера” (Saturday Night Fever).

Помимо альбома Валерии Stayin’ Alive войдет также в трибют, посвященный 30-летию знаменитой записи Bee Gees. Сперва Валерия записала этот ремейк по собственной инициативе во время работы над своим альбомом в Лондоне. Когда Робин услышал запись, то выбрал именно ее из всех версий Stayin’ Alive, предложенных для трибюта, и сопроводил ее массой комплиментов в адрес не известной ему русской певицы. После чего состоялось их знакомство и совместная запись. Валерия, таким образом, стала первой женщиной в мире, которая перепела легендарный муви-хит, прежде исполнявшийся только мужскими голосами. “Песня, наверное, ждала меня”, — не без кокетства улыбается Валерия.

В подарочную версию альбома Out Of Control был вложен и второй диск — с русскими версиями и новыми “домашними” шлягерами. Однако публику в первую очередь интересовали, конечно, труды, с которыми Валерия намерена покорять мировое музыкальное пространство. Премьера сингла The Party’s Over уже объявлена во всех крупнейших музыкальных сетях Британии. Следом последует Wild, которому предрекают судьбу мегахита. На старте — видеоклип, снятый одним из ведущих английских клипмейкеров Харви Брауном, только в руки которого неизменно отдаются такие модники и капризники, как Элтон Джон, Джордж Майкл, Робби Уильямс, Sugarbabes и др. Валерия неожиданно стала темой музыкальных новостей ведущих британских газет — от серьезной The Times до скандальной The Sun. Впервые после t.A.T.u на туманном Альбионе вновь так широко заговорили о русском поп-чуде.

— Лера, люди, с одной стороны, в восторге, с другой — в волнении. Насколько засосало тебя в этот западный шоу-бизнес, не потеряли ли навсегда любимую певицу, скажем, жители Урюпинска и прочей глубинки, где у тебя по-прежнему много преданных и, главное, понимающих поклонников?

— Ни в коем случае. Я не собираюсь забывать о своих зрителях. Наоборот, я хочу расширить свою аудиторию и буду существовать как бы на два рынка — наш и западный. У меня стойкое внутреннее ощущение, что я уже доросла до той ситуации, когда необходимо делать что-то новое и на другом уровне. Собираюсь на следующий год поехать в большой концертный тур по России, но уже с совершенно новыми концертами.

— А не трудно будет так разрываться — и вашим, и нашим?

— Работы я не боюсь. От хорошей работы я только кайфую. Программы, конечно, различаются, так же, как различаются два диска — английский и русский. В двух ипостасях существовать возможно, и я буду это делать. А потом, я считаю, ты немного преувеличиваешь, говоря о несовместимости двух рынков. Песня Wild, на мой взгляд, имеет и здесь все шансы. Есть безусловные хиты, которым границы нипочем. И на русском, и на английском эта песня звучит великолепно.

— Первую попытку покорения Запада ты предприняла с Taiga Symphony почти 15 лет назад, но блицкриг тогда захлебнулся. Теперь, похоже, “сбылась мечта идиота” — альбом Out Of Control уже на старте стал горячей новостью в английской прессе. Ты счастлива?

— То ли я выросла, то ли в нашей жизни многие вещи изменились кардинально, но ощущение как в старом детском фильме — а эти деревья раньше казались большими. Мое восприятие и заграницы, и Лондона, и их шоу-бизнеса у меня сейчас совсем другое. Раньше действительно все это воспринималось — ах, как идеально и недоступно все, что происходит там. А теперь мне так уже не кажется. То, что у них после отбора попадает на международный рынок, более-менее достойно и интересно. А то, что существует там на локальном рынке, на местных каналах, — это катастрофа. Включаешь и понимаешь, что и их рынок заполонен какими-то третьесортными дешевыми песенками, группками, певичками, просто непонятно чем.

— Тем, что у нас обзывают попсой?

— Абсолютно! Ноль в ноль. Такая же попса. Она может быть R’n’B-ишная, рок-н-ролльная, но дешевая, беспомощная и не стоящая ничего. Глядя на это, приходишь к выводу, что у нас, оказывается, не так все безнадежно. И мне, разумеется, бесконечно приятно, когда в Лондоне многие серьезные и профессиональные люди говорят мне сейчас, что мой альбом не только хорош, но и конкурентоспособен. Понятно, что для настоящего успеха на мировом уровне одного успешного альбома недостаточно, надо много и упорно работать, но все-таки — это первый и важный шаг. Есть предпосылки и есть шансы. Вот что важно сейчас.

— Какие впечатления от встречи и работы с Робином Гиббом? Это такое же ощущение, как прикоснуться к гробнице Тутанхамона?

— Когда он меня пригласил в свой замок ХI века, где он живет, и мы там завтракали, то было, конечно, ощущение полной сказочности происходящего. Невозможно было представить, что в таком месте можно жить. Ну скажи, у нас здесь кто-нибудь живет в замке XI века?

— Так сгорело ж все…

— В том-то и дело! Там вокруг ни людей, ни строений, жуткая глушь. Я бы там жить не смогла. Но, когда ближе познакомилась с Робином, поняла, что для него — в самый раз. Человек настолько спокоен, уравновешен и безмятежен. Ему ничего и никто не нужен. Не знаю, проходил ли он в молодости через все эти штучки — sex, drugs & rock’n’roll, — но сейчас он и его жена строжайшие вегетарианцы. При этом он прикольный, с хорошим чувством юмора. Его любят приглашать на разные ток-шоу, потому что он всегда нестандартно отвечает. Он все про себя понимает, с чувством собственного достоинства, но при этом начисто лишен высокомерия, снобизма, безо всякого пафоса. Очень приятный человек. Но при этом — божество в музыке. Когда он приехал на студию в Лондоне, чтобы записать со мной Stayin’ Alive, у музыкантов-англичан тряслись руки от волнения, они не могли поверить, что будут сейчас работать с таким легендарным человеком. А он их огорошил — как вы хотите, говорит, чтобы я спел? Они со стульев попадали — мол, как мы смеем ВАМ что-то советовать и рекомендовать? Но он был очень деликатен и по-человечески, и музыкально. Старался никого и ничем не подавлять. Был очень точен и лаконичен. Говорил — сейчас это твоя запись, Валерия, и ты должна быть на первом плане, а я слегка подпою. А ведь имел полное право нот всяких наворотить, понапеть всего.

— Stayin’ Alive помимо того, что это — мировой хит, приобрел и статус гей-гимна — так же, как I Will Survive Глории Гейнор,  Go West и YMCA группы Village People. Насколько я понимаю, именно из-за этого крупнейший британский гей-журнал Gay Times выносит тебя на следующей неделе на обложку. Как ты себя чувствуешь в роли новоявленной гей-королевы, или гей-иконы? Звезда в шоке или в обмороке?

— Нет, я не в шоке и не в обмороке. Я как была, так и остаюсь — Валерией, с мужем и детьми. Какая я гей-икона?! Мне просто объяснили, что у них это гей-движение имеет достаточно официальный характер. Впрочем, мы и сами об этом наслышаны. Это — мощная сила. Журнал влиятельный. Его весь мир читает. Они меня позвали на интервью. Зачем же отказываться? У меня и здесь есть много поклонников-геев. Может, они просто не объединены в такие мощные движения и группы, как на Западе. Но тоже очень творческие люди, любят все прекрасное, и меня любят. А я по-другому ощущать себя никак не буду. Да, дала интервью. И что?

— О чем тебя спрашивали? О гей-парадах в Москве?

— Никаких специальных вопросов на сексуальную тему не было. Поговорили о творчестве, обо мне, о моих взглядах на музыку, на жизнь, о том о сем. У нас, кстати, есть такой же большой гей-журнал, чтобы во всех киосках продавался?

— Журналы-то есть, с киосками проблема…

— Да? А я вот даже об этом не знаю.

— Если теперь тебя позовут на гей-парад в Москве как девушку с обложки Gay Times, ты возглавишь колонну? “Тату” в прошлом году возглавили и по башке получили, но на тебя-то у ОМОНа дубинка вряд ли поднимется?

— С какой стати я парад-то буду возглавлять? У каждого своя работа. Я могу предложить несколько кандидатур из коллег по цеху, которые там будут более уместно смотреться. Ха-ха-ха.

— И они понесут эту обложку перед собой, как портрет царя в Кровавое воскресенье 1905 года, да?

— Ха-ха-ха, ну ты и шутишь…

— У тебя учусь и у Робина Гибба! Ждем дальнейших сводок о покорении мировых поп-вершин. Удачи!



Партнеры