“Монгол” овладел 21-летней “Никой”

На церемонии вручения премии шутили так, что многое пришлось вырезать из телеэфира

23 марта 2008 в 18:03, просмотров: 1055

Занимательная политическая ситуация в стране и фантастическая в своей щедрости юная кинопремия “Золотой орел” вдохновили организаторов 21-й “Ники” на острые шутки, а гостям подарили отличное настроение. Отдав по заслугам всем, кого не заметили предыдущие премии (прежде всего “Монголу” Сергея Бодрова), “Ника” в пятницу мягко прокатила тех, у кого призов уже хватает — прежде всего “Груз-200” Алексея Балабанова и “Путешествие с домашними животными” Веры Сторожевой.

Но, поскольку все острое из телетрансляции было вырезано, “МК” решил подробно рассказать о том фонтане остроумия, который бил в этот раз со сцены.

Одним из первых на церемонии появился Федор Бондарчук в светло-сером костюме и с хорошим настроением. Немногим позже поразил всех своей стрижкой под 3 мм каннский триумфатор Константин Лавроненко. Разглядев среди гостей Сергея Жигунова, который в своем смокинге и красной бабочке словно сошел с экрана в самый разгар свадьбы в “Моей прекрасной няне”, Константин принялся живо что-то с ним обсуждать.

Самая стройная гостья церемонии — Светлана Хоркина — прибыла в строгом коричневом брючном костюме. Спортсменка, красавица и просто депутат, она с удовольствием фотографировалась рядом с Николаем Цискаридзе, который выглядел, как и подобает звезде балета, весьма богемно: джинсы, длинный бархатный пиджак поверх расстегнутой под шеей белой рубашки. Чуть позже, когда Николай вручил приз за лучший анимационный фильм “Снегурочке” Марии Муат, он рассказал, что на самом деле его зовут именно Ника и в детстве он жутко гордился, что в его честь назвали кинопремию. Поэт Владимир Вишневский вопреки своим жизнерадостным стихам оделся исключительно в черное. С ним быстро нашел общий язык Сергей Баталов, которому вместе с Ларисой Удовиченко предстояло в этот день вручать “Нику” за лучшую мужскую роль второго плана.

С первых же слов Юлий Соломонович задал тон всего вечера:

— У нас есть традиционное обращение Президента России, но так как сейчас никто толком не знает, кто именно у нас президент, считайте, что эти слова — от меня.

Далее политкорректность еще уменьшилась. Традиционный для “Ники” капустник сначала слегка подковырнул фильм “12”, по инициативе Никиты Михалкова снятый с главных номинаций премии. И продолжился знакомой мелодией: “Давай пожмем друг другу руки — и в дальний путь на долгие года”, под которую на экране демонстрировали всю гамму эмоций пока еще действующий и будущий президенты. Особенно забавен был знаменитый эпизод из “Сибирского цирюльника”, когда Никита Михалков в образе царя с наследником выезжает на коне. Наши юмористы во главе с Аркадием Ининым заменили лицо Михалкова на лицо Путина, ну а наследника царя — на преемника.

Максим Галкин, вышедший вручать приз за лучшую женскую роль второго плана, тонко подметил:

— У нас в стране теперь роль второго плана — главная роль! Нет, серьезно, я все еще нахожусь под впечатлением выборов… Никогда у нас такого богатого выбора не было… Выбирай — не хочу. Коммунист, сумасшедший, масон и вице-премьер.

Затем Максим преобразился в Ренату Литвинову и начал рассказывать длиннющий анекдот про волка и Красную Шапочку. Видимо, для того чтобы одна из номинанток в этой категории, Мария Аронова, успела приехать со спектакля. Как выяснилось, не зря: именно она получила заветную статуэтку. И все прошло без накладок: пока одна из дам техперсонала вела актрису позади камер через весь зал, другая держала для нее место у самой сцены, чтобы затем Аронова вышла без малейшей задержки. За четыре часа церемонии на одном стуле посидели Михаил Жванецкий, вышедший вручать приз “За творческие достижения в искусстве телевизионного кинематографа” сериалу о своей родной Одессе “Ликвидация”. А также Галина Волчек, Ирина Розанова, Леонид Ярмольник и Михаил Горбачев — словом, все, кто выполнял почетную роль “вручантов” в этот вечер. Только Ефремов отказался сидеть на “самом почетном стуле” и стоя ждал своего выхода на сцену. За это время он успел запанибратски обнять за плечи своего тезку Михаила Горбачева, приговаривая: “Проходите вперед… Только после вас”. Немногим позже Ефремов, перед тем как вручить “Нику” за лучший сценарий, сорвет шквал аплодисментов, прочитав пламенный монолог о разнице между написанным сценаристом и снятым режиссером. Для наглядности эксперимента, пока Михаил Олегович читал сцены из номинированных сценариев, на экране показывали, в каком виде они вошли в фильм. Алексей Попогребский, который вслед за “Орлом” снова получил приз за сценарий, прокомментировал это коротко, но емко: “Собственно, опять…” И заметил, что сценарий у его фильма как раз так себе, а вот работали на нем все хорошо. Гусман тут же парировал шуткой: “Если бы всем давали “Ник”, то их было бы 12. А так только одна, извини”.

Михаил Горбачев пришел на вечер, чтобы вручить еще один приз в номинации “За творческие достижения в искусстве телевизионного кинематографа” фильму Николая Досталя “Завещание Ленина”. Брат режиссера и продюсер фильма Владимир Досталь, который вышел за наградой, не преминул поблагодарить первого и единственного Президента СССР: “Если бы не вы, этот фильм долго бы лежал на полке”. Час спустя, уже во втором отделении, Михаил Сергеевич еще раз услышит свое имя. Но уже из уст Норберта Кухинке — немецкого журналиста, сыгравшего в фильме Георгия Данелии “Осенний марафон” “врага Запада, немного похожего на человека”, как он сам себя назвал. Норберт посетовал на “часто больное политбюро” тех лет, и что “Горбачев тогда сидел в провинции, и никто его не знал”. Норберт Кухинке с Олегом Басилашвили вручали своему любимому режиссеру Данелии почетный приз “Честь и достоинство”. Георгий Николаевич премию принял с честью и достоинством:

— Я давно начал снимать кино и давно начал получать призы. И каждый раз, когда мне что-то давали, я говорил: “Большое спасибо”. Потом мне делали замечания: “Почему ты ничего не сказал?” — “Как? Я же сказал — большое спасибо!” — “Нет, надо еще что-то сказать, а то подумают, что ты не очень доволен”. Сегодня я подготовился и говорю: “Большое спасибо… Я очень доволен!”

— Где будет стоять ваша замечательная награда? — спросили мы Георгия Николаевича.

— Куда поставить, место всегда найдем. Внуки живут отдельно, правнуки — отдельно, — Георгий Николаевич указывает на девочку, держащую в руках золотую статуэтку. — Мы сейчас обставили свою квартиру, потом будем обставлять квартиру внуков, правнуков. Так что места для наград много!

Каждый год в рамках церемонии почетные гости и члены академии вспоминают ушедших друзей и коллег. В этот раз прощание проходило под песню, пропетую голосом одного из самых любимых зрителями актеров — Александра Абдулова. Александр Гаврилович записал ее год назад, когда еще не знал о страшном диагнозе и подумать не мог, что слова ее так скоро могут коснуться и его: “Я смотрю на экран, и я верю, что когда-нибудь они все оживут”. Приз из рук Алексея Баталова за мужа вышла получать вдова Юлия. Так совпало, что именно в день проведения церемонии — 21 марта — их маленькая дочка Женя отпраздновала свой первый день рождения.

— Мы не можем раздавать премии, минуя то событие, которое случилось в кино, — начал Алексей Владимирович. — Александр Абдулов был воистину, а не по названию народным артистом. И мы хотим, чтобы его дочка, замечательная Женечка, знала, кем был ее отец. Поэтому мы специально заказали и сделали вот эту маленькую “Нику”, которую через ее маму ей передадим.

Вдова актера приняла обе “Ники” — одну побольше, другую совсем крошечную, в ювелирной коробочке.

Загрустившую публику быстро развеселила солнечная Маша Шалаева, пришедшая на сцену за своим призом “За лучшую женскую роль” (“Русалка”) в экстравагантном сером платье и чалме на голове. Она не выпускала из рук видеокамеру, на которую все это время снимала церемонию, и то и дело просила зал хлопать погромче.

— Да, сегодня я с камерой — сама себе журналист, — сказала актриса. — Я сейчас сидела в зале и смотрела на эти кадры, на ушедших замечательных актеров… И подумала, что самое ужасное, когда человек еще при жизни становится трупом. Так что давайте стараться жить ярко!

Вскоре Маша воплотит собственный совет в жизнь, отправившись в местный буфет праздновать победу вместе с Артуром Смольяниновым, который помогал нести ее “Нику”, пока у Маши руки были заняты видеокамерой.

А вот главный триумфатор вечера Сергей Бодров, получивший награды как “Лучший режиссер” и за “Лучший фильм”, никуда не спешил.

— У меня была огромная группа — 600 человек, — начал со сцены Сергей Владимирович. — Сюда хотели приехать 400 китайцев, но у них возникли проблемы с визами. Кто-то специально приехал из Питера, кто-то прилетел из Германии. Я очень рад за своего оператора, Сергея Трофимова, который снял три четверти картины. За своих немцев… Буквально недавно я был на других премиях: на “Золотом орле”, “Оскаре”… Я хочу сказать, что “Ника” — очень хорошая церемония, человеческая и с чувством юмора. И она тесно связана с моей жизнью. Одиннадцать лет назад я уже выходил на эту сцену, когда получал премию за фильм “Кавказский пленник”. И это было хорошее время. Пять лет назад мне пришлось получить премию, которая предназначалась моему сыну, Сергею Бодрову-младшему. И то время было плохое. Но я помню, какая симпатия шла от зала, и такие моменты не забываются. Так что большое вам спасибо.

Лучший игровой фильм — “Монгол”, режиссер Сергей Бодров.

Лучший анимационный фильм — “Снегурочка”, режиссер Мария Муат.

Лучшая режиссерская работа — Сергей Бодров, “Монгол”.

Лучшая сценарная работа — Алексей Попогребский, “Простые вещи”.

Лучшая операторская работа — Сергей Трофимов, Роджер Стофферс, “Монгол”.

Лучшая музыка к фильму — Эдуард Артемьев, “12”.

Лучшая мужская роль — Сергей Гармаш, “12”.

Лучшая женская роль — Маша Шалаева, “Русалка”.

Лучшая мужская роль второго плана — Леонид Броневой, “Простые вещи”.

Лучшая женская роль второго плана — Мария Аронова, “Артистка”.

Открытие года — Сергей Пускепалис, главная мужская роль в фильме “Простые вещи”.

 

Честь и достоинство — Георгий Данелия.

За выдающийся вклад в российский кинематограф — Александр Абдулов.

МЕЖДУ ТЕМ

Автор знаменитого фильма “Мужчина и женщина” прибыл в Москву еще в пятницу, чтобы представить зрителям новую картину “Железнодорожный роман”. Но уже в субботу график визита Лелуша пришлось срочно перекраивать — маэстро пожаловался на боли в сердце.
Прямо с трапа самолета Лелуш отправился во ВГИК, где провел мастер-класс, после которого студенты вручили ему диплом “Почетный доктор ВГИКа”. Вечером посетил премьеру “Железнодорожного романа”.

На субботу у режиссера были запланированы встречи с журналистами, но накануне вечером Лелуш пожаловался организаторам визита на проблемы со здоровьем — у режиссера прихватило сердце. Все деловые встречи тут же отменили, а режиссеру предложили посетить больницу либо пригласить врача прямо в номер. Но от врачебной помощи маэстро отказался. Сказал только, что “это не впервой”, нужно просто “отлежаться в спокойной обстановке”. На том и порешили. Лелуш скрылся в номере, попросив никого к нему не пускать.

В субботу режиссер почувствовал себя лучше и даже выбрался в город — прогулялся по Красной площади. Ну а вчера вечером режиссер должен был вылететь домой.

АНЕКДОТ ДНЯ

— Вчера был в кино и видел потрясающую эротическую сцену!

— Правда? А что это был за фильм?

— Не помню. Собственно, и смотрел я не на экран, а в другую сторону…



Партнеры