Мадонна не стала негром

Новый альбом Мадонны “Hard Candy” — главная музыкальная новость мирового масштаба на этой неделе.

23 апреля 2008 в 18:03, просмотров: 1202

Новый альбом Мадонны “Hard Candy” — главная музыкальная новость мирового масштаба на этой неделе. Одиннадцатая номерная пластинка певицы выходит после двухлетнего перерыва, ее звездного дискоальбома “Confessions on a dance floor” и мирового турне, в которое была включена и Москва. Поклонники ждали от Мэди продолжения дискотемы, зажигательных танцовок и убивающих социальных треков уровня “American life”. Но в жажде экспериментов и в стремлении не отстать от моды певица обхитрила всех, как выясняется, даже себя.

Мадонна притянула к новой работе главного мирового R’n’B-продюсера Тимбаленда, первого поп-красавчика Америки Джастина Тимберлейка и рэпера Кэни Уэста, который в этом году претендовал на восемь номинаций музыкальной премии “Грэмми”. В этой компании Мадонна отправилась по волнам черной музыки. Ведь именно “черная волна” стала основным музыкальным трендом последних лет. Результат этого плавания вылился в “Hard Candy”. До официального релиза пять дней, а диск распирачен и выложен в свободное скачивание в Сеть. Особо любопытные уже послушали альбом, а уважающие себя издания одно за другим выдают отзывы на новую пластинку Мадонны. И рецензии эти неутешительны.

Музыкальная общественность скептически приняла “черные” эксперименты певицы. Например, в обозрении BBC Мадонну ругают за неактуальные для нее как для человека темы: “Любовь, месть, секс и музыка — вещи, о которых Мадонна мало что может сказать на данном этапе своей карьеры”, — намекая на благотворительную и социальную миссию певицы последних лет. Британская пресса пишет, что за этот альбом ей должно быть стыдно и если бы “эту горстку треков” доработать более тонко и детально, альбом был бы намного лучше, а сейчас это напоминает урбанистические метания Мадонны образца 1994 года. Мне же кажется, что, если взять альбом и разложить его треки отдельно на музыку и голоса, получатся прекрасные аранжировки и замечательный вокал, но совершенно не сочетающиеся друг с другом. Холодный голос Мадонны и сама манера пения просто не ложатся на упругие и теплые биты Тимбаленда. Чтобы стать “негром” в музыке, Мадонне скорее придется сделать операцию на голосовых связках, но и это вряд ли поможет. Для маневров между рэпом и R’n’B требуется особое чувство ритмов, которого у Мадонны, оказывается, нет. В результате — полугодовое терзание публики бесконечными рекламными заманухами нового альбома и проходная пластинка на выходе.



Партнеры