Во всем виновата “Стерва”

Турчинский возглавил гей-движение

7 мая 2008 в 19:14, просмотров: 502

Говорят, мужчинам больше нравятся женщины-стервы. Возможно, именно поэтому стервозным характером наградил главную героиню своей новой авантюрной комедии режиссер Сергей Гинзбург. Собственно, и фильм, на съемки которого отправились репортеры “МК”, режиссер тоже назвал не мудрствуя лукаво: “Стерва”.

Американка Дженни Вольт (Анастасия Цветаева) жила спокойной жизнью. Но смерть дальнего родственника в России перевернула эту спокойную жизнь с ног на голову. Прибыв в Москву, Дженни узнает, что, согласно завещанию умершего дяди, она отныне является владелицей боксерского клуба. А в нагрузку к клубу прилагается контракт на проведение очень важного боя. И продать клуб девушка не может. Как говорится, утром — бой, вечером — продажа. Увы, конкуренты уже сманили всех мало-мальски талантливых боксеров. Дженни выставляет на ринг “темную лошадку” — никому не известного бойца Алексея Топазова (Андрей Чернышов). Теперь только остается заработать денег на проведение боя...

…Снимается сцена взвешивания главного героя перед самым важным поединком в его карьере. По сценарию, у героя возникает проблема с гламурными трусами. Он их присмотрел в модном журнале и решил, что драться будет исключительно в них. А тут — взвешивание. И выясняется, что вес боксера превышает положенный на 120 граммов.

— Мотор! Камера! Снимаем! — командует режиссер Гинзбург.

И под веселое улюлюканье многочисленных болельщиков, то есть киномассовки, главный герой… снимает трусы!

Забегая вперед, скажем, что именно в трусах-то собака и зарыта. В смысле, это именно боксерские трусы добавили боксеру ненужного веса. А пока все пытаются рассмотреть, что у главного героя под нижним бельем. Увы: актеры Алексей Огурцов и Владимир Турчинский дружно прикрывают коллегу Чернышова полотенцем.

— По-настоящему раздеваться я и не собирался, — смеется Андрей. — Это просто не нужно фильму. Зачем же людей травмировать?! (Смеется.) А вообще у Насти Цветаевой и у меня для откровенных сцен есть дублеры. И в кадре будут появляться обнаженные фрагменты их тел. А мы с Настей будем только на общих планах.

— Да, у нас немало откровенных сцен, — подхватывает разговор Настя. — Однажды романтические чувства нахлынут на нас прямо на боксерском ринге в спортзале. Перед съемками этой сцены я даже специально брала уроки стрип-пластики. Хотя до “стрипа” там дело не дошло. Нам помешали. Кто? Режиссер, командой “Снято!”. (Смеется.)

В фильме аж две любовные истории. Двух влюбленных играют — только спокойно — Огурцов и Турчинский. Парни были непреклонны: “Геев играть не будем!” Тогда сценарий изменили — теперь герои Турчинского и Огурцова играют нормальных таких мужиков, которые возглавили гей-движение с целью его дальнейшего искоренения.

— Мы даже целоваться должны были по начальному сценарию! — в шутку ворчит Огурцов. — Но у меня есть принципы — это я серьезно теперь говорю, — от которых я никогда не отступлю. Я никогда на съемках не лягу в гроб и не буду играть гея…




Партнеры