Stigmata без мата

20 мая 2008 в 17:55, просмотров: 867

Питерская группа Stigmata — одно из самых ярких явлений российской альтернативной сцены. На их концертах эмо-киды сливаются с поклонниками хардкора, металла и слэма. И это альтернатива попсе не только в музыкальном плане, но и в плане продвижения. Для тысяч поклонников группы знакомство с любимыми артистами начинается с выбора опции “загрузить” на интернет-странице. Поэтому “МегаБИТ” говорит с ними о модных технологиях в альтернативе, эмо и просто хорошей музыке.

Nelson фронтмен группы Stigmata

— Поклонники стиля эмо очень любят вашу группу, многие считают вас эмо-героями.

— Для кого-то мы эмо, для кого-то металл-кор или просто металл. Мы не вешаем ярлыков на свою музыку и не против того, что нас слушают люди, которые предпочитают слушать эмо-музыку, ведь это основной наш контингент, если можно так сказать. Но мы себя не позиционируем как эмо-группу, не вписываемся в стандартный образ эмо. Подача у нас очень эмоциональная, но в то же время тяжелая.

— Как можно петь о любви с такой тяжелой музыкальной подачей?

— Мне близки темы любви, смерти, которые стали основным двигателем последнего альбома Stigmata в плане текстов, а скрим — это лишь определенные стилистические рамки. Я считаю, что музыка и тексты у нас гармонируют друг с другом в отличие от классического понимания русского рока, где основной составляющей является текст.

— Тексты у вас действительно очень странные…

— Это некие абстрактные картины, конкретной идеи в них нет, они не закончены в смысловом плане, слушатель всегда додумывает концовку сам — либо концовку, либо картину. Мы даем зрителям в руки кисти и бумагу, а они уже в своих головах сами рисуют восприятие нашей музыки. 

— А что ты сам слушаешь?

— Я слушаю тяжелую музыку и русский интеллектуальный хип-хоп со смыслом и красивыми речевыми оборотами, как у “Касты”. Не люблю некачественную музыку, если в наушниках что-то невнятно шуршит, слушать я не буду, главным критерием для меня является качество.

—  Вы хоть и популярная группа, но не стадионного пока формата. Денег музыка достаточно дает?

— Пока нет, если я не в гастрольном туре, я обычно работаю в Питере, занимаюсь бизнесом, если это можно так назвать, он связан с продажей игровых приставок.

— Как ты относишься к группе Tokio Hotel, вокруг которой ведется столько споров?

— Честно говоря, никак. Я поверхностно, только по видеоклипам, знаком с творчеством этого коллектива, и мне он не нравится. Мне кажется, что это крутой коммерческий проект, не более того. 

* * *

Den басист группы Stigmata

— Вы два дня подряд собирали полную московскую “Точку”, а это немаленький клуб, при этом вас нет в массовой прессе, фактически о вас никто не знает.

— Понимаешь, мы DIY–группа, которая сама записывается, распространяет записи на своих концертах и продвигается без каких-либо СМИ. На Западе сейчас это безумно модно, такие группы там круто развиваются. Мы тоже сами себя делаем, и для многих это в новинку. Наши записи и клипы модная альтернативная молодежь находит сама. Всякие тусовки — эмо-чуваки и так далее, в тяжелой музыке много всяких новых направлений — у них такой прикол — все тусят в Интернете. Вообще, никто не ходит по музыкальным магазинам, всем это надоело! В Интернете можно скачать и музыку, и информацию про твою любимую группу — пофигу, известна она или неизвестна. Интернет — это реальная сила.

— И вы ее вовсю используете.

— Stigmata сделала себя в большей мере благодаря Интернету, он дал огромный толчок и большую поддержку. Все наши песни и видео есть в Сети, а группа стала популярной из-за того, что песни цепляют молодежь качеством, искренностью и словами. Я начал видеть довольно взрослых людей на наших концертах, мне это приятно. Это же самое главное — чтобы люди приходили на концерты и пели всем залом. Если зал поет припев, значит, песня правильная. И я не подразделяю “телеги” на тяжелые, легкие, попсовые, идейные. У меня две категории музыки: хорошая и плохая. Хорошая музыка цепляет, ее поют, она все время на слуху. А когда люди пишут плохую музыку, они уже пытаются, чтобы продать ее хоть как-то, прикрепить к ней ярлык идейности, религиозности, да чего только не бывает!

— Но без денежных вливаний со стороны как же вы живете?

— Да еле-еле концы с концами сводим! Как заработаем деньги, так в дело и пускаем. Снимаем всякие DVD, клипы, выпускаем альбомы. Да все нормально на самом деле! Видите, не сдохли же еще, играем.

— А за попсовыми новинками ты следишь?

— Я следил за последней “Фабрикой звезд”, смотрел ее, блин! Мне очень нравится, как делают именно попсовых артистов. Особенно впечатлила Дакота. Ее образ, ее слова, ее музыка... Мне понравилось, как над ней работал продюсер Меладзе. Это настолько суперувлекательно, что просто капец!

— Ты считаешь справедливым то, что победила Настя Приходько?

— Я считаю, это неправильно. Потому что в попсовой музыке самое главное — это запоминаемость, яркость персонажа, образ песни, а она не лучший представитель этого жанра. Наверное, там что-то нечисто.

— На ваших концертах перед сценой настоящее фанатское месиво, создается ощущение, что вы, как герои этого беспредела, должны вести беспорядочную жизнь, с пьянками, наркотиками и развратом.

— Какой разврат? Помимо такой музыки я еще увлекаюсь спортом. У нас все ребята спортивные, мало кто пьет, никто не курит, никто не употребляет наркотики, никакого дебоша не происходит. А то, что вы можете видеть на наших электрических концертах, когда все толкаются, ударяются друг о друга, прыгают со сцены, кувыркаются, — это называется слэм, морш. Молодежь так экстремально отрывается, агрессии в этом нет.

* * *

Andrey гитарист группы Stigmata

— Ты основной автор музыки группы, ты же придумал и воплотил идею с акустической частью ваших концертов, под которую не послэмишься.

— Это интересно — работать в разных стилях, мы должны стремиться к тому, чтобы быть максимально разносторонними. Иначе получается зацикливание на чем-то одном. Вот если взять поп-музыку, выходит песня, на нее сразу же появляется танцевальный микс, медленный микс, что-то еще — это нормально. Песня — это слова и мелодия. Ее можно сыграть легко, тяжело, по-разному, и она останется песней, просто у людей вкусовые пристрастия разные. Кто-то не любит тяжелую музыку по определению, но если эта песня прозвучит в более легком варианте, то она может понравиться и зацепить его.

— Группа Kiss объявила, что не будет больше записывать альбомы из-за интернет-пиратства: мол, нет смысла выпускать диски, если их сразу разворовывают сетевые пользователи. А вы как на это смотрите?

— Это двоякая ситуация. С одной стороны, интернет-пиратство — это противозаконно и плохо. Но с другой — нельзя противостоять естественным социальным процессам. Все меняется само собой, как бы ты ни хотел, чтобы было так, как тебе удобно. Это ты уже должен подстраиваться. И понятно, что дисковый формат, альбомный, отходит, это пережитки, прошлый век, и рано или поздно совсем уйдет. Тот человек или та компания, которая придумает альтернативный способ заработка денег на музыке, они совершат революцию и очень круто на этом поднимутся. Просто пока что никто не придумал альтернативы. К тому же людям, которые зарабатывают большие деньги на продаже дисков, элементарно невыгодно, чтобы появлялся какой-то новый формат. При такой развитости цифровых технологий диск — это каменный век. Зачем какой-то диск? Он место занимает — это неудобно. Куда ты вставишь диск, если не осталось CD-плееров? Диск только эстетическую ценность имеет для фанатов... Но мы все равно их будем выпускать, пока нет альтернативы.

— Не обидно, что в mp3-формате музыка сильно теряет в качестве? А ведь люди потребляют ее именно так.

— Для простых людей качество записи не самое главное. Им важны слова, мелодия. Только музыканты вслушиваются, ценят качество и зацикливаются на этом. А людям главное — чтобы песня нравилась. Если песня хорошая, не надо никого убеждать, что это было записано на суперстудии, что в записи использованы супердорогие гитары — и так все ясно.



    Партнеры